ЛитМир - Электронная Библиотека

– Приблизительно, – сказал Кармоди. Потом вспомнил о разнице во времени и добавил: – Ну, не совсем близко.

Эми по-детски ойкнул и замолк, глазея на них. А Кармоди смотрел на него, подавленный величиной этой ужасной головы, размером с пилораму, с узкой пастью, усаженной рядами кинжалов. Страшилище! Только глаза – круглые, нежные, голубые, доверчивые – не вязались со зловещим обликом динозавра.

– Ну ладно, – сказал наконец Эми. – А что вы делаете в нашем парке?

– Разве это парк? – спросил Кармоди.

– Конечно, парк! – сказал Эми. – Детский парк. Но, по-моему, вы не ребенок, хотя вы и очень маленький.

– Ты прав, я не ребенок, – сказал Кармоди. – Я попал в ваш парк по ошибке. Пожалуй, мне бы стоило поговорить с твоим отцом.

– О'кей, – сказал Эми. – Залезайте ко мне на спину, я вас отвезу. И не забудьте, что именно я нашел вас. Друга своего тоже возьмите. Он-то действительно странный!

Кармоди сунул Приз в карман и взобрался на тираннозавра, использовав в качестве ступенек складки прочной, как железо, кожи. Как только он устроился поудобнее на шее, Эми пустился вприпрыжку на юго-запад.

– Куда мы направляемся? – спросил Кармоди.

– К моему отцу.

– А где он? – В городе, у себя на работе. Где же ему еще быть?

– Конечно, где же еще? – согласился Кармоди и тут же ухватился покрепче, потому что Эми помчался галопом. Из кармана раздался приглушенный голос Приза:

– Все это чрезвычайно странно.

– Ты сам странный, – напомнил ему Кармоди и, устроившись поудобнее, стал смотреть по сторонам.

Обитатели этого города вряд ли называли его Динозавровиллем, но Кармоди не мог думать о нем иначе. Он лежал в двух милях от парка. Сначала они выбрались на дорогу (фактически широкую тропу), утрамбованную ногами бесчисленных динозавров до твердости бетона. То тут, то там им попадались гадрозавры, спавшие возле дороги под ивами или напевавшие что-то низкими приятными голосами. Кармоди спросил о гадрозаврах, но Эми сказал только, что отец считает их «серьезной проблемой».

Дорога шла через рощи, где росли березы, клены, лавр и падуб. Динозавры были в каждой роще: они носились туда-сюда под ветвями, копались в земле или сгребали мусор. Кармоди спросил, что они там делают.

– Прибирают, – презрительно сказал Эми. – Домохозяйки вечно заняты уборкой.

Местность впереди повышалась. Они оставили позади последнюю рощицу и углубились в лес.

Но это был не обычный лес: многие детали говорили о том, что его создали искусственно – целенаправленно и с большой предусмотрительностью. Его окаймлял широкий пояс фиг, хлебных и ореховых деревьев, за ним шли несколько рядов тонкоствольных гингко, а далее – только сосны да редкие канадские ели.

Чем дальше в лес углублялись путники, тем больше встречалось динозавров. Большинство составляли тераподы – плотоядные тираннозавры вроде Эми. Приз заметил также несколько орнитоподов и сотню-другую представителей семейства цератопсиа-трицератопсов с их гигантскими рогами. Почти все мчались сквозь лес легким галопом. Земля гудела под их ногами, дрожали деревья, в воздух вздымались облака пыли. Скрежетали, задевая друг друга, бронированные бока, и только быстрые повороты, внезапные остановки и рывки помогали избегать столкновений. А сколько рева было из-за правил уличного движения! Зрелище нескольких тысяч спешащих динозавров было так же ужасно, как и исходящий от них запах, точнее, вонь.

– Вот мы и на месте, – сказал Эми и остановился так резко, что Кармоди чуть не слетел с его шеи. – Тут мой папа.

Осмотревшись, Кармоди увидел, что Эми доставил его в небольшую рощу секвой. Здесь был как бы оазис покоя. Два динозавра медленно прохаживались меж красными стволами, не обращая внимания на суматоху, царившую всего в пятидесяти ярдах от них. Кармоди решил, что здесь можно спешиться, не опасаясь быть раздавленным, и соскользнул со спины Эми.

– Папочка! – крикнул Эми. – Эй, папа, посмотри, что я нашел, ты только взгляни!

Один из ящеров поднял голову. Это был тираннозавр заметно больше Эми, с белыми полосами на синей коже. Его серые глаза были налиты кровью. Он неторопливо повернулся и недовольно спросил:

– Сколько раз я просил тебя не бегать сюда?

– Прости, папа, но ты посмотри, что я...

– Ты всегда просишь прощения, – сказал тираннозавр, – а ведешь себя по-прежнему. Мы с матерью постоянно говорим о твоем поведении, Эми. Ни она, ни я не хотели бы, чтобы из тебя получился горластый неотесанный битник, не имеющий понятия, как подобает себя вести воспитанному динозавру. Я люблю тебя, сын мой, но ты должен научиться...

– Папа! Неужели ты не можешь отложить свою лекцию на потом и посмотреть (просто посмотреть!) на то, что я нашел?!

Пасть старшего тираннозавра захлопнулась, он гневно взмахнул хвостом. Но потом он все же опустил голову и, взглянув туда, куда показывал сын, увидел Кармоди.

– Боже милостивый! – воскликнул он.

– Добрый день, сэр, – сказал Кармоди. – Меня зовут Томас Кармоди. Я человек. Не думаю, что сейчас на этой Земле есть другие люди или хотя бы приматы. Мне трудно объяснить, как я попал сюда, но пришел я с миром и все такое... – закончил он не очень вразумительно.

– Фантастика! – только и сказал отец Эми. Он повернулся к своему коллеге: – Баксли! Ты видишь то, что я вижу? Ты слышишь то, что я слышу?

Баксли, который был тираннозавром примерно того же возраста, что и отец Эми, ответил:

– Вижу, Борг, но не верю своим глазам.

– Говорящее млекопитающее! – воскликнул Борг.

– Не могу поверить, – повторил Баксли.

Глава 20

Чтобы свыкнуться с мыслью о говорящих млекопитающих, Боргу потребовалось куда больше времени, чем потребовалось Кармоди, чтобы поверить в существование говорящих ящеров. Но в конце концов Борг ее принял. Как позже заметил Приз, ничто так не помогает поверить в существование факта, как его, факта, личное присутствие.

Борг пригласил Кармоди в контору, которая помещалась под пышной листвой плакучей ивы. Сели, откашлялись, помолчали, соображая, с чего начать. Наконец Борг произнес:

– Итак, вы – млекопитающее из будущего, да?

– Похоже, что так, – ответил Кармоди. – А вы – здешнее пресмыкающееся из прошлого?

– Никогда не думал о себе как о существе из прошлого, – сказал Борг. – Ну, предположим, что это правда. А далеко ли будущее, откуда вы пришли?

– Сто миллионов лет или около того.

– Гм. Далековато. Да, в самом деле далековато.

– Да, это довольно далеко, – сказал Кармоди.

Борг кивнул и хмыкнул. Кармоди понял, что динозавр не знает, о чем говорить дальше. Борг производил впечатление очень достойной личности: гостеприимный, хотя и погруженный в свои дела, хороший семьянин, но не мастер поговорить – словом, немного скучноватый почтенный тираннозавр из среднего класса.

– Ну-ну, – произнес наконец Борг, когда молчание стало тягостным. – И как там в будущем?

– Прошу прощения?

– Я спрашиваю, как там у вас в будущем?

– Хлопотно, – вздохнул Кармоди. – Суматоха. Полно новых изобретений, а они только затрудняют жизнь.

– Да-да-да, – сказал Борг. – Примерно так и представляют будущее наши парни с воображением. Некоторые даже пишут, будто эволюция идет к тому, что млекопитающие станут доминировать на Земле. Но я считаю это передержкой, гротеском.

– Наверное, так это и выглядит, – дипломатично согласился Кармоди.

– Но ваш вид – доминирующий?

– Ну... один из доминирующих.

– А как насчет пресмыкающихся? Или точнее: как дела у тираннозавров там, в будущем?

У Кармоди не хватило духу сказать, что динозавры вымерли и что вымерли они за шестьдесят миллионов лет до появления человека, а пресмыкающиеся занимают в природе третьестепенное место.

– Как дела? Именно так, как и следовало ожидать, – сказал Кармоди, чувствуя себя пифией, и к тому же трусливой.

– Хорошо! Я примерно так и думал, – сказал Борг. – Мы – крепкий народ, знаете ли, у нас есть сила и здравый смысл. Ну а много ли хлопот от сосуществования людей и ящеров?

21
{"b":"83852","o":1}