ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я уже вам сказала... Я не могла до него дотянуться!

— Сейчас его, конечно, уже нет на месте, — заявил Дин. — Листок забрали. Вот почему этот парень не бросился за вами в погоню. Погодите... — Он пошарил в кармане, нашел зажигалку, зажег ее, опустил пониже и вдруг проворчал: — Вижу листок! Только один.

— Так я вам и говорила, что там был только один листок.

Мейнард поднял что-то желтое, выпрямился и отдал мне. Я положила листок на ладонь и принялась тупо его разглядывать.

— Идемте! — грубо распорядился Дин. — Нам еще долго взбираться на Бикон-Крэг! Я отвезу вас домой. Это всего лишь листок. И все же на вашем месте я не стал бы ходить сюда один. Что-то же помогло стропилине упасть! — Он решительно отправился к выходу.

Я задержалась, все еще рассматривая листок. Он был желтым, но не золотым. Просто осенний лист. Я положила его в карман юбки, и мои пальцы коснулись забытого портсигара.

Это был не тот листок, который я видела. Это был дубовый лист, а тот буковый, причем с бука, который рос далеко отсюда и очень давно. Но посадка головы Дина и его походка красноречиво говорили о том, что он начал сомневаться в правдивости моего рассказа.

Я плелась за ним, все больше распаляясь гневом. Из всех людей, которых мне доводилось встречать, Дин Мейнард был, безусловно, одним из наиболее неприятных!

Глава 6

С удовольствием растянувшись на огромной кровати, я взялась за книгу. На улице снова шел дождь, поднялся ветер. Джон очень рано отправился в деревенскую церковь, сомневаясь, что сегодня у него вообще будут прихожане. Рандолф, как всегда, вечером не вернулся. Профессор отдыхал перед телевизором в небольшой комнате отдыха в конце коридора. По-видимому, он предпочитал вестерны, и звук включил очень громко. Время от времени я слышала выстрелы и топот копыт, что казалось довольно неуместным в тишине этого большого дома.

Карен демонстративно спустилась вниз, когда профессор включил телевизор. Буря, предвещавшая сегодняшний дождь и ветер, пронеслась над нами вчера, вскоре после того, как Дин Мейнард подвез меня к дому. Карен сегодня была особенно раздражительна, потому что Анжело со своей «Лорелеей» остался на материке и никто не мог увезти ее отсюда, пока не улучшится погода.

Что же касается меня, то я наобум выбрала книгу в библиотеке и устроилась отдохнуть, почитать. Но читала я невнимательно и, наконец, отложив книгу, стала смотреть на стекающие по стеклам капли дождя.

Перед моим взором все еще стояли желтый лист у меня на ладони и выразительные, полные сомнения голубые глаза Дина.

Я знала, что видела в тоннеле перед тем, как на меня полетела стропилина, и это был не дубовый лист. Это был один из бесценных предметов из коллекции профессора. Превосходная имитация букового листа из сплошного золота, возрастом почти в три тысячи лет.

Теперь я не сомневалась, что на Уэргилд-Айленде происходит что-то странное. И тот золотой листок послужил бы мне доказательством. Послужил бы, да человек, который пытался меня убить, оказался слишком умен и стащил золотой листок, а на его место положил первый попавшийся на глаза желтый лист. Вероятно, слишком нервничал из-за всего происшедшего там и даже не потрудился найти лист такой же формы.

Имея в качестве доказательства шумерский лист, я тотчас же отправилась бы вместе с Дином Мейнардом к профессору, чтобы предупредить, что кто-то ворует его драгоценные предметы и выносит их через потайной ход. Вчера некоторое время я полагала, что нашла друга, союзника, которому можно доверять, но вор оказался слишком умен, и я лишилась не только доказательства, но и союзника. А идти к профессору и без того, и без другого было совершенно бесполезно.

Я нетерпеливо встала, подошла к окну и принялась смотреть на бурлящее море, покрытое белыми гребешками. А глянув вниз, подумала о Ллойде Мередите и портсигаре. Дождь медленно набирал силу, дул ветер, и массы облаков на северо-востоке выглядели такими же угрожающими, как всегда.

Я впервые пожалела, что уехала из Калифорнии.

И тут сквозь шум ветра услышала, что к Уэруолду подъезжает какая-то машина. Мне показалось, что джип. Не может ли это быть Дин Мейнард? Сунув ноги в тапочки, я посмотрела на себя в зеркало и поспешила вниз.

Оказалось, что это Джон привел джип, накануне оставленный Рандолфом в деревне. Когда он вошел, сбрасывая промокший плащ, я попыталась скрыть свое разочарование. Джон улыбнулся и подошел ко мне:

— Рандолф попросил у меня машину. Он там дурит людей. Я взял джип, как дурак, и вымок. А в церкви всего полдюжины человек.

— Вам надо переодеться.

— Да. Переоденусь. Хотя сначала, наверное, пропущу немного отцовского шотландского. Хотите, Дениз?

Я отказалась и, поколебавшись, произнесла:

— Вчера, прогуливаясь к Тайной пещере, я кое-что нашла возле старой деревянной скамейки на холме под Бикон-Крэг.

Он поднял брови, выражая удивление и любопытство:

— Вы гуляли? А я как раз хотел спросить вас о прогулке. Как вам поправился вид с Бикон-Крэг?

— Великолепно. Там я познакомилась с художником, писавшим пейзаж. Этот дом, утесы и море за ним.

— Мейнард? И как он вам поправился? Я часто приглашал его сюда, но он пришел только один раз. Это было несколько месяцев назад, весной, когда он впервые приехал на Уэргилд. С тех пор мы встречаемся только от случая к случаю, в деревне. Приятный парень.

— Очень.

Джон слегка нахмурился:

— Вы сказали, что что-то нашли?

— Да. Золотой портсигар. Он лежал возле деревянной скамейки на горной тропинке. Я не знала, что с ним делать. На нем есть инициалы «Л.М.».

Он сделал большие глаза:

— Ллойд Мередит?

— Анжело говорил, что вы были друзьями. Он погиб, не так ли?

— Анжело слишком много болтает. — Джон тяжело вздохнул. — Да, Ллойд погиб здесь. Несчастный случай. Упал с утеса. Полагаю, Анжело вам об этом рассказал? Как это случилось? Я виноват в том, что бедный Ллойд в то утро оказался там. Об этом я буду сожалеть до конца своих дней.

— Простите, что напомнила вам об этом, Джон, — с сочувствием проговорила я. — Но думаю, вы знаете, кому отослать этот портсигар или что с ним делать. А еще там есть записка, написанная на музейной табличке. В ней упоминается ваше имя.

— Записка Ллойду обо мне? — Он вдруг нахмурился еще сильнее. — От кого записка?

Я пожала плечами:

— Боюсь, ее трудно прочесть. Наверное, она долго там пролежала. Картон сгнил. Подписи я не увидела и почерка не узнала, но вы, может быть, узнаете. Сейчас я ее принесу.

Он кивнул и продолжал смотреть на меня, пока я поднималась по лестнице. Когда я вернулась с портсигаром, Джон стоял там же и выглядел таким бледным и встревоженным, что я пожалела, что вообще завела этот разговор. Он стоял неподвижно и отсутствующим взглядом смотрел на виски, про которое совсем забыл. Я протянула ему портсигар.

— Да, — пробормотал Джон. — Я его припоминаю. Это портсигар Ллойда. — Он открыл его и уставился на влажный, потрепанный картон с обрывками фраз, написанных мелким, аккуратным почерком. Начал было вынимать записку, но потом положил на место и закрыл портсигар.

Наблюдая за ним, я заметила в его глазах удивление и уловила какое-то непонятное выражение, напоминающее страх.

— Здесь упоминается ваше имя, — напомнила я.

— Да, — отозвался он каким-то странным голосом. — Я это заметил.

— Вы узнаете почерк?

Он быстро взглянул на меня:

— А вы, Дениз?

— Боюсь, что нет.

— Я тоже не узнал. Это может быть записка от его сестры. Она живет в Портленде.

— На музейной карточке профессора?

Джон отвел взгляд:

— Почему вы думаете, что это карточка отца, Дениз? Картон в таком состоянии, что это трудно установить. Хотя, конечно, это может быть записка Ллойду от кого-нибудь из домашних, даже от горничной! Например, от Эдны! — Он помолчал. — Бедный Ллойд был донжуаном. — Затем покачал головой и засунул портсигар в карман. — Это был единственный недостаток Ллойда. В остальном же лучшего друга было не найти. Полагаю, Анжело рассказал вам, что он погиб, пытаясь спасти отца? — Его странные, светлые, проницательные глаза неотрывно смотрели на меня.

20
{"b":"8560","o":1}