ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К тому времени начнут собираться люди. Посмотрите вокруг, найдите того человека, который нуждается в вашей ходатайственной молитве. Может быть, у него понурый вид, или же он кажется печальным. Поднимите его в славный, животворящий свет Его присутствия. Представьте, как ноша сваливается с его плеч, как у пилигрима в аллегории Буньяна. Не забывайте этого человека (или людей) в течение всего собрания. Если бы только несколько человек в каждом собрании так поступали, это сделало бы глубокий духовный опыт всех присутствующих.

Другой жизненно важной особенностью первохристианской общины было их чувство соединенности друг с другом во время богослужения. Во-первых, они были собраны вместе действительно как группа, и во-вторых, они были вместе в единстве духа, превосходящем индивидуализм.

В противоположность восточным религиям христианская вера сильно подчеркивает совместное богослужение. Даже в чрезвычайно опасных обстоятельствах ранняя церковь имела сильное побуждение не оставлять своих собраний (Евр. 10:25). Послания часто характеризуют общину верующих, как Тело Христа. Так же, как человеческая жизнь немыслима без головы, рук и ног, для первых христиан было немыслимо жить в изоляции друг от друга. Мартин Лютер свидетельствовал о том факте, что „дома, в моем собственном доме, во мне нет ни теплоты, ни крепости, но в церкви, когда множество верующих собирается вместе, в моем сердце зажигается огонь и прорывается наружу"[5].

Кроме того, когда Божий народ собирается вместе, часто возникает чувство согласия, единомыслия (Фил. 3:15).

Томас Келли сказал: „Животворящее присутствие наполняет нас, разрушает перегородки, которыми мы огораживаем свой частный внутренний мир, изолируя его от других, и соединяет наш дух в сверхиндивидуальных жизни и силе. Объективно существующее, динамическое присутствие обнимает нас всех, питает наши души, радует нас, дает несказанный покой, утешение, животворит нас в тех глубинах, которые до того были безжизненно вялыми"[6]. Когда мы действительно все вместе пребываем на собрании, происходит нечто такое, чего никогда не происходит в одиночестве. Возникает единая психология собравшейся группы, но это и гораздо больше, это Божественное взаимопроникновение. Это то, что библейские авторы выражали особым словом, означающим глубокое общение в силе Духа.

Этот опыт далеко превосходит психологическое ощущение единства. Он ни в коей мере не зависит от однородности собравшихся, как не зависит от степени информированности друг о друге. Происходит Божественное сплавление нашей отдельности. В силе одного Духа мы становимся как бы „обернутыми в чувство такого единства и присутствия, которое успокаивает все слова и создает внутри нас невыразимый покой и взаимосвязанность"[7]. Такое общение во время богослужения делает формальное, обрядовое, с таинствами служение – безвкусным.

Руководитель богопоклонения

Настоящее поклонение имеет только одного Руководителя – Иисуса Христа. Когда я говорю об Иисусе как Руководителе, я прежде всего имею в виду, что Он жив и находится среди Своего народа. Его голос можно слышать в их сердцах, так же, как и Его присутствие. Мы не только читаем о Нем в Писании, мы можем знать Его откровение. Он хочет учить нас, руководить нами, выговаривать нам, утешать нас.

Во-вторых, Христос жив и присутствует во всех Своих служениях. Во время поклонения Богу мы можем видеть Христа в Его служении как Священника, как Спасителя и Искупителя. Но Он находится среди нас и как наш Пророк. То есть Он будет учить нас праведности и давать нам силу делать то, что правильно. Джордж Фоке сказал: „Встречайтесь во имя Иисуса… Он ваш Пророк, ваш Пастырь, ваш Епископ, ваш Священник среди вас, чтобы вам открываться, вас освящать и питать вас жизнью, и животворить вас жизнью"[8].

В-третьих, Христос жив и присутствует во всей Своей силе. Он спасает нас не только от последствий греха, но и от власти греха. Он даст нам силу исполнять все то, чему Он нас учит. Если Иисус – наш Руководитель, надо ожидать чудес во время богослужения. Исцеления, как внешние, так и внутренние, будут правилом, а не исключением. Книга Деяний апостолов будет не тем, что мы читаем, а что переживаем.

В-четвертых, Христос является Руководителем в богослужении еще и в том смысле, что Он один решает, какие человеческие дарования будут использованы. Люди проповедуют, пророчествуют, поют или молятся, когда они вызваны своим Руководителем. На этом пути нет места для вознесения частных репутаций. Один Иисус прославляется. Когда наш Небесный Глава вызывает того или другого, любые дары Духа могут свободно использоваться и с радостью приниматься. Возможно, будет дано слово знания, в котором откроются намерения сердца, и мы знаем, что это – от Царя Иисуса. Возможно, есть пророчество или наставление, которое заставляет нас ерзать на своем месте, потому что это Иегова говорил. Проповедь и учение, через которые Живой Глава говорит, вдыхают жизнь в богослужение. Сердечная проповедь зажигает дух поклонения; проповедь от головы гасит горящие угли. Нет ничего более животворящего, чем сказанная в Духе проповедь, и нет ничего более иссушающего, чем человеческая проповедь.

Пути вхождения в богопоклонение

Одна из причин, почему поклонение Богу должно считаться духовной дисциплиной, это то, что оно в упорядоченном образе действия и жизни ставит нас перед Богом, чтобы Он мог нас изменить. Хотя мы только отвечаем на освободительное прикосновение Святого Духа, есть определенные, Богом назначенные пути в эту область.

Первый путь – это утишить нашу человеческую активность. Успокоение это является образом жизни, а не тем, что требуется от нас только на собрании. Нам нужно жить в постоянном внутреннем прислушивающемся молчании, так чтобы наши слова и действия имели своим источником Бога. Если мы привыкли вести свои дела в человеческой силе и мудрости, мы то же самое будем делать и в собрании. Если же, однако, мы выработали привычку к тому, чтобы Бог побуждал нас к каждому нашему разговору, каждому делу, то этот же образ нашей внутренней жизни вольется и в общественное богослужение. Франсуа Фенелон сказал: „Счастлива та душа, которая в искреннем самоотвержении постоянно пребывает в руках Творца, готовая сделать все, что Он хочет, которая никогда Не перестает говорить сама в себе сто раз в день: „Господи, что повелишь мне делать?…"[9]

Звучит ли это невероятно? Единственная причина, почему это может казаться свыше наших сил, – это то, что мы не понимаем Иисуса как нашего Учителя. Когда мы хоть какое-то время побыли под Его опекой, мы видим, что вполне возможно, чтобы каждое движение нашей жизни коренилось в Боге. Вот утром мы просыпаемся и тихо лежим в постели, славя Господа и поклоняясь Ему. Мы говорим Ему, что желаем жить под Его водительством и правлением. Направляясь на работу, мы просим нашего Учителя: „Скажи, как обстоят дела со мной?" Тут же, немедленно нам приходит на память едкое замечание, которое мы сделали жене за завтраком, равнодушный взгляд, который мы бросили на детей, выходя из двери. Мы понимаем, что жили по плоти. Это исповедание, восстановление и новое смирение. Вот мы останавливаемся у бензозаправки и чувствуем Божественное побуждение – познакомиться с обслуживающим человеком, увидеть в нем личность, а не автомат. Мы продолжаем путь, радуясь этому открытию Духом вызванной деятельности. И так продолжается весь день: побуждение здесь, и потеря – там, иногда рывок вперед, иногда хромающее движение за нашим Водителем. Как дитя, которое учится ходить, мы тоже учимся через успех и падения, уверенные в том, что у нас есть Учитель, Который через Святого Духа приведет нас к полной истине. Именно таким образом мы приходим к пониманию того, что имел в виду апостол Павел, когда он наставлял нас ходить „не по плоти, но по Духу" (Римл. 8:4).

38
{"b":"86227","o":1}