ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пациент особой клиники
Женщина-левша
Камин для Снегурочки
Вкус итальянской осени. Кофе, тайны и туманы
Академия четырёх стихий. Лишняя
Спаси себя
Математик. Закон Мерфи
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Заложница олигарха

Павел Верещагин

Охота на Пушкина

Как-то субботним утром стоял Валерка Платов у окна, смотрел во двор и думал о том, как все-таки по-разному устроены люди. В том смысле, что одни – как-то сами собой знают, что можно делать, а чего нельзя. А другим нужно каждый раз объяснять, что хорошо, а что плохо, да еще все время за ними приглядывать, чтобы они делали только то, что хорошо, а что плохо – не делали.

Одни, например, с детства знают, что брать чужое – грех. Обижать ребенка или старика – стыдно. А наживаться за счет друзей – вообще беспредел. А другие – как будто никогда в жизни ничего такого не слышали.

Взять, например, лучшего друга Платова – Мишку Верещагина. Вот вроде бы Платов с Верещагиным – неразлейвода с самой армии. Столько всего вместе пережили. И если говорить по большому счету, то на Верещагина можно положиться. Но вот по мелочам…

Приехал к Платову в гости двоюродный брат из республики Коми – машину покупать. Потому что в Коми цены на машины высокие, а выбор небольшой. Как услышал про это Верещагин – так давай нахваливать свой старенький автомобиль. Мол, не машина у него, а ласточка! Второй десяток лет на исходе, а новым – сто очков вперед даст! Летает как ракета. И цвет привлекательный. И марка самая надежная. При том, что совсем недавно Верещагин жаловался Платову: машина на ладан дышит, денег на ее ремонт уходит прорва, хорошо бы ее поменять, да трудно найти дурака, который бы ее купил. А тут вдруг заливается соловьем.

– Не машина, а метеор! – с жаром говорит Верещагин. – С перекрестка рванет – не то что «Жигули» – все «мерседесы» отдыхают.

А двоюродный брат слушает, уши развесил. Платов терпел-терпел и не вытерпел.

– Верещагин, ты что, спятил? – строго спросил он, когда родственник вышел на балкон покурить.

– А что такое? – как ни в чем не бывало встрепенулся друг.

– Зачем ты моему брату впариваешь свое ведро?

– Ну почему же ведро! – возмутился Верещагин. – Отличная машина. Не новая конечно, но…

– Она ж у тебя масло ест, в дождь не заводится, резину жует, а на большой скорости начинает трястись и прыгать козлом…

– С чего ты взял?

– Сам говорил.

– Ну и что? – Верещагин посмотрел на друга ясными глазами. – Масло она не ест, а, можно сказать, подъедает… Быстро ездить в республике Коми негде, на это может решиться только сумасшедший… А если быстро не ездить, то моя машина и резину не жует! – вывел он. – И вообще, что ты придираешься? Отличная машина! Немецкое качество! Дейч культуришь производства! Твоя «Нива», по сравнению с ней – утюг на колесах.

Утюг не утюг, а Платову нравится. «Нива» – вроде как маленький джип. К нашим условиям самый подходящий автомобиль. Зимой, например, когда улицы не чистят, – можно парковаться прямо в сугробах. Или летом на рыбалку проедешь где хочешь. Или осенью в лес. К тому же удобно: заднее сиденье сложил и грузи хоть холодильник.

Но Платовская «Нива» тут абсолютно ни при чем!

– Постой, постой! Ты же сам недавно говорил, что козлу, который твою машину купит, попариться придется – мама не горюй! Что он с ней по самые уши намается!

– Кто говорил? Я? – удивился Верещагин. Мишка – он такой. Метет языком направо и налево и сразу же забывает, что сказал.

– Ты, ты! А теперь поешь тут нам песни! Ну не гад ли ты после этого!?

Так Верещагин, представьте, еще и обиделся.

– А что ты обзываешься? Не хотите брать машину – не берите, рынок – дело добровольное. Никто вас, между прочим, не заставляет. Но обзываться зачем?

В итоге брат купил «Жигули» последней модели и уехал восвояси.

И ведь самое главное, что Платов с Верещагиным – закадычные друзья. В разных переделках побывали. И если нужно, то Верещагин за своих горой! Но о том, что может себе позволить друг, а чего нет, ему все время приходится напоминать. Напоминать, а потом присматривать, чтобы он делал только то, что можно, а то, чего нельзя, не делал.

Именно об этом размышлял Валерка Платов как-то субботним утром, а также о многом другом, когда в его квартире неожиданно зазвонил телефон.

Не успев до конца сбросить с себя задумчивость, Платов снял трубку. В трубке что-то щелкнуло, и мужской голос с приятным иностранным акцентом спросил:

– Мистер Платов?

– Да, – удивился Валера.

– Очень рад слышать. Позвольте представиться. Меня зовут Джордж Смирнофф. Я приехал из города Нью-Йорк.

– И что?

– Как поживаете, мистер Платов?

– Спасибо, не жалуюсь, – ответил с недоумением Валерка. – А что такое?

– Это город Санкт-Петербург? – уточнил иностранец.

– Петербург, – опять удивился Платов.

– А вы мистер Валерий Платов?

– Да.

– И раньше вы жили на улице Караванной, у цирка?

– Жил, – еще больше удивился Платов. – Только давно. Когда в школе учился.

– Верно-верно. И вы занимались боксом?

– Занимался… Да в чем, собственно, дело?!

– Значит, все верно! Я попал именно туда, куда нужно. Поздравления, мистер Платов. Вы имеете шанс встретиться на ринге с самим Майком Тайсоном.

– Че-го?! – изумился Платов.

Трубка, видимо, была готова к его удивлению.

– Вы знаете экс-чемпиона мира по боксу Майка Тайсона? – вежливо уточнила она.

– Кто ж Тайсона не знает! – отозвался Платов.

– Очень хорошо! Я являюсь менеджером Национальной боксерской ассоциации. Рад сообщить, что мистер Тайсон готов встретиться с вами в спортивном поединке.

– Ага! – съязвил Платов. – А потом Майкл Джексон готов спеть со мной дуэтом. Вы куда вообще звоните?

– Это Санкт-Петербург?

– Да.

– А вы господин Платов, который в юности жил на Караванной улице и занимался боксом?

– Ну да!

– Значит, все в порядке.

– Что у тебя в порядке? – огрызнулся Платов, который начал терять терпение.

Иностранец понял, что необходимы более подробные объяснения.

– Вы помните Андрея Полянского, который жил в вашем дворе?

– Кого? Полянского? – еще больше удивился Платов. – Из третьего подъезда? Который в Штаты уехал с родителями?

– Совершенно верно. Андрей Полянский. Кстати, он просил передать вам горячий привет.

– Ну, и что дальше?

– А то, что недавно фондовый маклер Эндрю Полянски заработал в Соединенных Штатах свой пятидесятый миллион.

– Да?

Платов смутно припомнил худосочного пронырливого Полянского с вечно простуженным красным носом. Полянский ходил всегда быстро и немного боком, склонив голову с пытливыми горящими глазами к плечу, и, шевеля губами, что-то все время лихорадочно прикидывал в уме. Так вот что он все время прикидывал в уме! Фондовый маклер. Пятидесятый миллион.

– А помните, – продолжил иностранец, – в вашем дворе жила девочка по имени Таня Комиляйнен? Она вам нравилась в старших классах… А Тане нравился Полянский. Так вы подкараулили как-то их во дворе и Полянского избили. Помните?

– Нет, не помню.

– А Полянский помнит!

Платов замолчал, стараясь припомнить Таню и Полянского. Таню Комиляйнен он помнил, аккуратненькая такая была девочка, в десятом классе она переехала в Москву. А вот историю с Полянским он вспомнить не смог. Хотя всякое могло быть. Полянского не очень любили во дворе. Потому что задавалистый был парень и слишком шустрый.

– Ну и что? – опять спросил Платов. – А при чем здесь Тайсон?

– Дело в том, что Эндрю Полянски и мистер Тайсон состоят в очень хороших, можно сказать дружеских отношениях. Потому что мистер Полянски оказывает Тайсону услуги на фондовом рынке.

Платов расхохотался.

– И что? Теперь Тайсон попрется к черту на куличики в Санкт-Петербург, чтобы отомстить за обиду Полянского и начистить мне морду?

Иностранец не поддержал веселого тона Платова.

– Нет-нет, – корректно возразил он. – Вы не так меня поняли. Во-первых, не Тайсон приедет в Россию, а вы поедете в город Нью-Йорк. А во-вторых, это для мистера Полянски коммерческий проект. Он устраивает грандиозное шоу в самом большом зале в русском районе Брайтон-Бич. Оригинальная идея. Представляете, бизнесмен, добившийся успеха в Штатах, через пятнадцать лет хочет свести счеты со старыми обидчиками. С теми, кто в далекой России притеснял его в школе, во дворе и в математическом кружке при доме пионеров. Тайсон проведет на ринге целый вечер. Мне передали список из двадцати фамилий. Можете гордиться, мистер Платов! Вы стоите в этом списке под номером один!

1
{"b":"87207","o":1}