ЛитМир - Электронная Библиотека

Марина Серова

Загнанная в угол

Глава 1

Знакомство

Я лежала на диване, рассматривала давно не беленный потолок и думала о том, что приобретение новенькой «девятки» не только исчерпало мои денежные ресурсы, но и загнало в долги. Клиентов давно не было. Создавалось впечатление, что все население нашего достославного города Тарасова стало жить спокойно и счастливо, позабыв о всяческих криминалах и преисполнившись почтения к Уголовному кодексу. С одной стороны, это было неплохо, я отдохнула на полную катушку. Причем расслабилась так, что прибавила в весе три килограмма и уже не представляла себе, как смогла бы взяться за какое-нибудь очередное дело. В общем, моя деятельность частного детектива была сведена к нулю. «А не пора ли переквалифицироваться в управдомы?» – припомнила я известную фразу товарища Бендера и вздрогнула от неожиданного звонка.

Стараясь не скрипеть диваном, я осторожно встала, босиком приблизилась к двери и заглянула в «глазок». Принимать сейчас кого-то знакомого в качестве гостя мне страсть как не хотелось. Настроение не то. К счастью, искажающее стеклышко оптического прибора представило моему взору совершенно незнакомую женщину. Я поняла, что передо мной наконец-то очередной клиент, точнее, клиентка. С первого же взгляда она показалась мне довольно привлекательной.

Звонок повторился, и я поспешила открыть дверь.

Пару секунд мы изучали друг друга. Женщина действительно была красива, но немолода. Возраст за сорок выдавало множество мелких морщинок возле темно-зеленых глаз и редкая проседь в давно не крашенных волосах, по цвету напоминающих серую осеннюю дымку. Они были гладко зачесаны назад и на затылке уложены в замысловатую прическу. Одета женщина была, прямо скажем, не по-летнему: деловой черный костюм, белая кружевная блузка, телесного цвета колготки, а может, и чулки (это при жаре 30 градусов), и венцом всему – черные же туфли на высоченной шпильке. В руках дама держала лакированный ридикюль. Я была польщена, что, собираясь ко мне, она разоделась так, словно шла на прием как минимум к министру, и тут же поймала себя на мысли, что стою перед ней босиком, в коротенькой мятой футболке, едва прикрывающей трусики, и с «вороньим гнездом» на голове, поскольку причесывалась последний раз вчера вечером, то есть сутки назад.

– Вы Иванова? Татьяна? – спросила женщина приятным, мягким, слегка дрожащим голосом и затеребила тонкими пальцами ридикюль.

– Да, – лаконично ответила я и отступила назад, жестом приглашая ее войти.

Женщина переступила порог, покачнувшись при этом на своих шпильках, и замерла на месте.

– Ну, проходите. Вот сюда, – указала я ей в направлении комнаты, отмечая про себя, что моя гостья заметно смущена и нервы ее явно на взводе.

Она прошла в комнату и села на край кресла, положив ридикюль на колени и накрыв его руками. При этом она снова слегка покачнулась.

Убедившись, что долгожданный клиент укрепился на месте и падать в обморок не собирается, я поторопилась в ванную, где лежали мои трикотажные шорты. Мельком я успела посмотреть на свое отражение в зеркале и, решив, что лучше бы я этого не делала, вернулась в комнату.

Женщина, скользнув взглядом по моим горошковым штанишкам, отвернулась и стала смотреть в окно. Я села на диван, злясь на себя за то, что по сравнению с ней выгляжу натуральным пугалом, и задала свой обычный вопрос:

– Вам кто-то порекомендовал меня или...

– Да, Катя Лунина! – оживилась женщина, подавшись вперед, и я испугалась, что она сейчас упадет с кресла. – Катя – моя дальняя родственница.

– Ах, ну да, я ее знаю! – ответила я, живо припомнив все свои злоключения, связанные с делом Кати, а точнее, с делом ее мужа, необоснованно обвиненного в убийстве. Эх, и пришлось мне тогда попрыгать! Чудом жива осталась. Невольно я снова стала разглядывать давно не беленный потолок и представила себе, что, если эта женщина от Луниных, значит, мне опять предстоит...

– Меня зовут Елизавета Андреевна Тимофеевская, – прервала мои мысли родственница Луниных.

– Слушаю вас, – кивнула я, озадаченная тем, что где-то уже слышала эту фамилию.

– Дело в том, что... – Елизавета Андреевна замялась, как-то неестественно выгнула шею и забарабанила ногтями по своей лакированной сумочке.

– Так в чем же дело? Да вы не волнуйтесь. Может, чаю хотите? – предложила я, стараясь прийти ей на помощь.

– Нет-нет, спасибо, – снова оживилась она и опять подалась вперед. Я вообще не понимала, на чем она теперь держится. – Дело в том, что у меня к вам очень деликатная просьба.

– А ко мне чаще всего обращаются именно с такими просьбами. Так что вы расслабьтесь и расскажите все по порядку, – в очередной раз попыталась я привести ее в чувство, что мне уже порядком стало надоедать.

– Я оплачу! – вдруг неожиданно громко воскликнула Елизавета Андреевна. – Я очень хорошо оплачу вашу работу, Танечка, если вы согласитесь ее выполнить.

Слово «оплачу» как-то совсем не вязалось с внешностью этой женщины. Но зато очень вязалось с моими финансовыми затруднениями.

– Сначала изложите мне суть дела, – ответила я, заранее зная, что скорее всего соглашусь, – а там посмотрим.

– Да, разумеется, – выдохнула Елизавета Андреевна, давая мне понять, что теперь она окончательно готова поделиться со мной своими проблемами. – Я хочу попросить вас проследить за моим мужем, Танечка. Проследить, так сказать, за его амурными делами.

Я снова уставилась в потолок. Честно говоря, я никак не ожидала такого поворота событий. Из подобных дел я уже давно «выросла», и теперь они вызывали у меня неподдельную тошноту. Когда наблюдаешь за чьей-то (как бы это помягче выразиться?)... за чьими-то сексуальными действиями, невольно создается впечатление, что являешься непосредственным участником этого акта. И хуже всего, что потом увиденным и прочувствованным приходится делиться с другим человеком, с клиентом или клиенткой. Да, становиться кинооператором порнографического фильма мне решительно не хотелось, но что делать, если других заказов пока нет. И к месту будет здесь сказано, что любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда.

Заметив мое замешательство, госпожа Тимофеевская поспешила назвать мне сумму гонорара.

– Тысяча долларов вас устроит? – спросила она. – Половину я могу дать вам уже сейчас, если нужно.

Вот именно! А что мне еще оставалось делать, как не согласиться?

– Думаю, что устроит, – ответила я, словно за такую работу привыкла брать как раз эту сумму.

На самом деле она превышала реальную минимум в два раза. Но, несмотря на это, я решила все-таки немного повыпендриваться и добавила:

– Хотя знаете, Елизавета Андреевна, честно сказать, мне это занятие не совсем по душе.

– Я понимаю, Танечка, – вздохнула она. – Мне и самой это не совсем по душе, но...

Я не стала больше испытывать терпение госпожи Тимофеевской и, прервав ее, сказала:

– Ну, хорошо. Давайте перейдем к делу. Излагайте.

Она еще раз глубоко вздохнула, уселась наконец поглубже в кресло и начала свое повествование:

– С Вениамином Михайловичем мы поженились недавно. Полтора года назад. И так уж получилось, что до этого у меня никогда не было мужа... да и вообще... – Она замолчала и опустила глаза. Наверное, признание в том, что она до встречи с ним была старой девой, по ее мнению, должно было как следует осмыслиться мной.

– Ну и?.. – поторопила я ее, давая понять, что этот щепетильный момент мною усвоен.

– Ну а дальше все закономерно и весьма банально, – продолжила Елизавета Андреевна, взглянув на меня с некоторой благодарностью за то, что я не удивилась или, по крайней мере, сделала вид, будто не удивлена столь постыдному факту из ее биографии. – Вениамин Михайлович очень скоро стал мне изменять. Сначала он пытался это скрывать, говорил, что допоздна задержится на работе. Потом и вовсе не приходил ночевать. Да вы и сами знаете, как это бывает.

1
{"b":"89573","o":1}