ЛитМир - Электронная Библиотека

Сара Беннет

Возлюбленный горец

Глава 1

Северная Шотландия, август 1728 года

Натянув поводья, леди Маргарет Макинтош придержала кобылу, привстала в стременах и слегка подалась вперед. На ней был темно-синий приталенный жакет и клетчатые шерстяные штаны – неизменный атрибут шотландских горцев, – которые были перешиты под ее высокую стройную фигуру. Обычно она надевала их для верховой езды, а в седле эта девушка проводила большую часть жизни. Обитатели Глен-Дуи, возможно, находили странным, что леди Мег разъезжает по округе в мужской одежде, но никогда это не обсуждали: Она была их хозяйкой, их леди, и они всем сердцем любили ее.

Сгущались сумерки. Мег напряженно всматривалась в туманную мглу. Была ли это игра ее воображения, или вдалеке действительно мерцали огни и проступали нечеткие очертания солдатского поселения Клашенник? Если это так, то там наверняка найдется постоялый двор, где она сможет принять горячую ванну и выспаться в мягкой теплой постели. Они выехали из Глен-Дуи несколько дней назад, и почти все это время Мег провела в седле. Ее кожа и волосы покрылись пылью, а тело ныло от усталости.

Всю дорогу она пребывала в сомнениях: ей не давала покоя мысль, что это путешествие – пустая затея, но каждый раз, когда ей хотелось повернуть назад, она вспоминала строгие слова отца: «Верни Грегора Гранта в Глен-Дуи, Мег. Привези его ко мне. Он единственный, кто сможет нам помочь».

Грегор Грант… Он стал неотъемлемой частью ее жизни, с тех пор как ей исполнилось двенадцать лет, но она никогда с ним не встречалась. Мег много слышала о нем от отца, наизусть помнила истории, которые рассказывали жители Глен-Дуи. Как-то она тайком пробралась на чердак замка и нашла юношеские рисунки Грегора, по которым могла судить о нем. Ей казалось, что она очень хорошо знает этого человека.

– Впереди Клашенник, миледи, – произнес Дункан Форбс, один из арендаторов в их имении.

Мег сразу же почувствовала облегчение. Дункан Форбс и еще несколько мужчин сопровождали ее, чтобы защитить в случае нападения грабителей или бандитов.

Небольшое поселение Клашенник состояло в основном из казарм, которые приютились в горном ущелье. Где-то в этом военном городке затерялся капитан Грегор Грант.

«Почему ты так уверен, что он поможет нам, отец?» – спросила она старого генерала, когда они сидели вечером у камина.

Его слепые глаза задержались на ее лице.

«Я уверен, потому что тот мальчик, которого я помню, очень благороден и честен и любит Глен-Дуи так же сильно, как мы с тобой, Мег. Он будет драться насмерть за нашу долину и ее обитателей. Кроме тебя, меня и тех, кто здесь живет, только он готов это сделать».

Глен-Дуи больше не принадлежал своему истинному хозяину. Двенадцать лет назад Грегор Грант был законным наследником владельца родового имения, лэрда Глен-Дуи. Но тогда, в 1715 году, во время мятежа он поддержал Стюартов, так как Гранты всегда были их сторонниками, и кинулся в бой вместе с отцом, старым лэрдом. Мятеж был подавлен, и они потеряли все. После поражения под Престоном, семнадцати лет от роду, Грегор был препровожден в тюрьму в числе сотен других повстанцев. Его отец не выдержал условий заключения и умер от апоплексического удара. Там, в сыром мрачном каземате, Грегор познакомился с отцом Мег, который в то время командовал правительственными войсками, и именно ее отец добился освобождения Грегора.

Грегор избежал виселицы или рабства на жарких влажных плантациях Ямайки, Барбадоса, Каролины или Виргинии, но навсегда потерял Глен-Дуи, свое родовое гнездо. За участие в мятеже у семьи Грантов конфисковали замок, все земельные владения и отобрали титул. Грегор с матерью и младшей сестрой навсегда покинули имение. Но люди долго горевали о них, особенно о Грегоре. Для них он был ангелом-хранителем, залогом их безмятежного будущего. Они до сих пор думали так.

– Этот парень нас не подведет, – заверил Мег Дункан Форбс, когда они отправлялись в это путешествие.

Мег молилась, чтобы его, ожидания оправдались. По мере приближения к цели в ней зарождалась смутная надежда. Вдруг Грегор Грант действительно бросит все и вернется в имение, где родился и вырос?

– В Клашеннике есть постоялый двор, – сказал Дункан, заметив, как она устала. Он придержал коня и поехал с ней рядом. – Для начала мы там остановимся, и вы как следует отдохнете, миледи. А мы тем временем поищем капитана Гранта, – добавил он, блеснув черными глазами.

Мег кивнула. Хотя она никогда не видела Грегора Гранта, но была почти уверена, что легко узнает его при встрече. Коллекция его юношеских рисунков, которые она нашла на чердаке, теперь хранилась в ее комнате. Многие годы она постоянно возвращалась к ним, все больше проникаясь их настроением и искренностью. Его работы были изящны, аккуратны, каждая деталь тщательно выписана; сюжеты – романтичные, чувственные, эмоционально наполненные. Мужчина… мальчик, который сотворил это, должен быть особенным. Из воспоминаний отца и из своих грез Мег соткала его образ: Грегор представлялся ей очень стройным, светловолосым, с лицом поэта и руками художника – с тонкими кистями и длинными пальцами. Должно быть, у него застенчивая, мягкая, ласковая улыбка, от которой ее сердце будет радостно трепетать.

Конечно, реальный Грегор Грант вряд ли будет полностью соответствовать этому образу. Ведь сейчас он был солдатом, капитаном драгун, и служил в полку Кэмпбелла. Кэмпбеллы были ярыми противниками якобитов, и по иронии судьбы человек, который сражался на стороне якобитов в 1715 году, теперь оказался в правительственных войсках и охранял горные границы.

Когда речь шла о жизни и смерти, горцы ничем не отличались от других людей – своя рубашка всегда оказывалась ближе к телу. Разве могла она осуждать Грегора Гранта за то, что он перешел на другую сторону, если для него это был единственный способ выжить?

Мег все еще пребывала в глубокой задумчивости, когда они подъехали к постоялому двору. Ярко вспыхнул факел и выхватил из темноты чистенькое, опрятное здание гостиницы, чего нельзя было сказать о таверне на другой стороне мощенной булыжником площади. Мег услышала пьяные выкрики и шум голосов, доносившиеся оттуда.

Размашистой упругой походкой Дункан вошел в гостиницу; его килт ритмично раскачивался в такт широкому шагу сильных мускулистых ног. Мег последовала за ним. Ее синий жакет был достаточно длинным и прикрывал ноги до середины бедра. Она убеждала себя, что выглядит вполне прилично и ее наряд более чем уместен для путешествия в горах. Не ее вина, что хозяин постоялого двора не мог оторвать от нее глаз.

– Моя лучшая комната как раз свободна, миледи, – проинформировал он Мег, неуклюже отставил в сторону ногу в шерстяном чулке и низко поклонился, изо всех сил пытаясь казаться учтивым и рискуя потерять засаленный каштановый парик, который чуть было не соскользнул с его головы. – К сожалению, моей дочери Мораг сейчас нет, она бы помогла вам… Да вот и она!

В холл, стараясь быть незаметной, проскользнула темноволосая девушка, бросив на отца виноватый взгляд:

– Прости, отец. Мне очень нужно было…

– Ладно, ладно, после разберемся, где тебя носило, – сердито перебил ее отец. – Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не болталась среди солдат! – Он вдруг спохватился, вспомнив о своих гостях, и его лицо мгновенно озарила лучезарная улыбка, предназначавшаяся исключительно Мег. – Вы же понимаете, с девушками всегда проблемы. Как я сказал, с тобой поговорим позже, а сейчас покажи леди ее комнату, принеси мыло, согрей воду и сделай все, что она попросит. Не так часто к нам в Клашенник заглядывают такие благородные господа.

Дункан Форбс коротко кивнул Мег:

– Скоро увидимся, миледи. Мы отведем лошадей на конюшню, а после пройдемся с ребятами по казармам и попытаемся найти то, зачем приехали.

– Хорошо. Спасибо, Дункан.

1
{"b":"90525","o":1}