ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

16

Лагерь тревеллеров в Чорлтоне. Около 2 часов дня, пятница, 7 января 1994 года.

Братья Лейн умчались по Парквэй в направлении развязки с шоссе М-63. Я приезжал к тревеллерам затем, чтобы покончить с поручением Мэри Вуд и ее проблемами, а уехал, увозя с собой не только полный комплект документов, удостоверяющих ее королевское происхождение, но и всю ее наличность. Оставалось только гадать, сколько времени понадобится Теду Блейку и Мику Джойсу, чтобы напасть на след того, что интересовало каждого из них. Должно быть, Мэри с самого начала знала, что ни то, ни другое у нее долго не задержится.

Я попытался переключиться с проблем Мэри на свои собственные. Во что бы то ни стало я должен был найти это ускользающее, но неопровержимое доказательство невиновности Хэдлам и Риштона. Проехав по Молдет-роуд, я остановился, припарковался и позвонил Делиз.

– Дейв! – закричала она, заслышав мой голос. – Здесь какой-то сумасшедший дом! Приезжай немедленно и спаси меня! – Казалось, она вот-вот разрыдается. – В коридоре обосновались две журналистки Теда, а телефон не умолкает с той самой минуты, как ты уехал. И если бы только Блейк! Еще несколько газет требуют от нас подтверждения, что Мэри Вуд – внучка Эдуарда Восьмого! Раз десять звонила какая-то баба из Пойнтона и спрашивала тебя, утверждая, что речь идет о жизни и смерти! Дальше, сестра Финбара Салвея Фиона желает, чтобы ты немедленно явился в Торнли-корт, похоже, что-то стряслось с Финбаром.

– Постарайся успокоиться, Делиз. Через сто лет будет все то же самое, – заверил я свою помощницу. – Что-нибудь еще?

– Ты, наверное, наглотался реланиума? – спросила она с сарказмом. – Представь себе, я еще только начала. Из полиции передают, что мистер Синклер немедленно требует тебя в Честер-хаус. Они говорят, что если ты не явишься сам, за тобой приедут. Секретарша Бартла хочет от меня немедленного отчета о ходе дела, но я сказала ей, что, поскольку они ничего мне не заплатили, им придется подождать своей очереди. Ну, и в завершение приятного дня сюда заявилась моя мамочка, чтобы сообщить мне, что она собирается свалить из Манчестера. Думаю, я к ней присоединюсь.

– Ты хочешь сказать, что она сейчас в офисе? – Это было уже вовсе необъяснимо. Кашалота никогда не интересовало, как мы с Делиз зарабатываем на жизнь. Деятельность частного сыскного агентства она ставила в один ряд с испытанием косметики на животных и торговлей пушниной. Я прижал трубку так, что уху стало больно. Послышался сигнал «на линии ждет еще один абонент».

– Кто-то пробивается. Поставить тебя на «ожидание»? – спросила Делиз.

– К чертям собачьим! – заорал я. – Ты не можешь попросить Молли посторожить часик наседок Блейка? А сама беги к вокзалу Пикадилли и хватай такси до Торнли-корта. Ты мне нужна.

– Это самое приятное, что я слышала от тебя за последние несколько недель, Дейв! Я попытаюсь, – неуверенно закончила она. Снова раздался сигнал «на линии ждет абонент», и я повесил трубку. Я задумался, не уехать ли мне на холмы и спрятаться у родителей на пару недель. Столько денег, как сейчас, у меня, наверное, не будет уже никогда. Вряд ли по Манчестеру гуляет так уж много прохожих с сотней тысяч под рубашкой.

Я набрал домашний телефон Сьюзан Эттли. Я не ожидал застать ее дома, но она сразу сняла трубку.

– Дейвид! Наконец-то! – воскликнула она. Определенно, это был день отчаявшихся женщин. – Меня уволили! Харрисон обнаружил, что я заходила в его компьютер, и меня в пять минут выкинули за дверь. При всех. Не дали даже собрать вещи. Побросали в пакет для мусора, сунули мне в руки и велели убираться. Ты должен что-то сделать, Дейв! Это из-за тебя меня выгнали с работы!

Она перевела дыхание. Почему-то мне захотелось рассмеяться. Может быть, дало о себе знать нервное перенапряжение, но несчастье Сьюзан показалось мне смешным. Сколько сотен несчастных проклинало имя Эттли, найдя перед дверью ее письма с требованием освободить квартиру? Нашлось бы немало желающих заплатить, чтобы посмотреть, как выселяют ее саму.

Наверное, я бессердечное существо, но я со злорадством констатировал, что за несколько дней разлуки Сьюзан окончательно помешалась на моей персоне.

– Дейвид! Ты меня слышишь? – пронзительно прокричала она. – Ты можешь что-нибудь сделать? Наверное, мне придется переехать к тебе! А твою секретаршу надо будет уволить. Когда я в очередной раз позвонила, эта мерзавка велела мне встать в очередь!

Я начал соображать. Я действительно был обязан ей помочь, и не только успокоив ее оскорбленное самолюбие.

Острый язычок Делиз Делани, несомненно, представлял собой не главную опасность для Сьюзан Эттли.

– Послушай, Сьюзан! Распечатки все еще у тебя? – спросил я как можно спокойнее.

– Разумеется! Ты что, принимаешь меня за идиотку?

– Ну конечно нет, дорогая! Харрисон спрашивал тебя о них?

– Тебе ведь нужны от меня только распечатки, правда? Ты просто использовал меня. Ты такой же, как все!

Непроницаемая раковина, защищавшая ее, как улитку, во время нашей первой встречи, раскололась.

Я понимал, что еще немного – и она закончит день в смирительной рубашке, если не под бетонной плитой.

– Сьюзан… – произнес я очень осторожно. – Сьюзан, мы провели чудесные выходные, но ни ты, ни я не давали никаких обещаний. Это была мимолетная встреча. Ты помнишь, мы ведь договорились, что посмотрим, как будут развиваться события? – Разумеется, я понимал, что она строила очень далеко идущие планы. – Послушай, Сьюзан. – Я попытался увести ее от темы наших взаимоотношений. – У тебя могут быть неприятности, тебе надо подумать, как от них защититься.

Я вдруг представил себе, как кто-то стреляет в ее красивый затылок. Светлые волосы, кровь и мозг на бетонном полу… Она была единственной, кто знал, что Гордон ведет дела с Барри Харрисоном. Последний, несомненно, занят сейчас заметанием следов.

– Я прошу тебя: возьми распечатки и немедленно приезжай в Манчестер. Я буду ждать тебя на стоянке «Уайт-Сити», около полицейского управления. Постараюсь успеть туда к пяти. Не собирай никаких вещей, не ставь ничего на плиту – бросай все как есть и немедленно уезжай из дома!

90
{"b":"90589","o":1}