ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клив Картмилл

Линии смерти

Детонация и монтаж

12.16. Как упомянуто во второй главе, цепную реакцию невозможно предотвратить, если масса больше критической. Потому что всегда достаточно свободных нейтронов (из космических лучей, от спонтанных ядерных реакций или реакций в ядерных отходах, в результате которых возникают альфа-частицы), чтобы вызвать цепную реакцию. Поэтому бомба должна состоять из множества отдельных частей, каждая из которых из-за своих небольших размеров или неблагоприятной формы остается за порогом критической массы. Чтобы вызвать взрыв, нужно быстро соединить части бомбы. Во время этого процесса монтажа-соединения, в результате присутствия свободных нейронов, вероятнее всего, цепная реакция начнется прежде, чем бомба достигнет наиболее компактной (с наибольшей отдачей) формы. Поэтому взрыв не дает бомбе достигнуть своей наиболее компактной формы. Это может даже привести к тому, что взрыв будет относительно малоэффективным. Решение этой проблемы двояко. Первое: свести время монтажа-соединения бомбы к минимуму и второе: свести к минимуму количество свободных (предвзрывных) нейтронов.

Официальный доклад «Атомная энергия для военных нужд». Генри Д.Смит

Тяжелые флэк-снаряды взрывались над и под цепью бомбардировщиков, летевших в ночном небе планеты Катор. Йбор Себроф, усмехаясь, направил свой планер под прямым углом прочь от фейерверка. Бомбардировщики выполнили свою миссию: они высадили его неподалеку от Нилрека, имитировав нападение.

Он удалился от самолетов, прежде чем прожектора начали обыскивать небо своими гибкими белыми руками. Они не схватили планер, помеченный их опознавательными знаками. И действительно, это был их собственный планер, захваченный, когда передовой отряд Сейлы неожиданно погрузил в сон гарнизон Нами. Йбор оставит его на месте посадки. Тайной службе Сиксы придется поломать голову, когда она его обнаружит.

Разумеется, если только ему удастся сесть незамеченным.

Сотрудникам тайной службы Сиксы предстояла еще одна работа. Они должны были найти объяснение факту, что во время налета бомбардировщиков не было сброшено ни одной бомбы. Сиксе не удалось сбить ни одного бомбардировщика Сейлы, и она не могла знать, что те были пусты. У них не было ни бомб, ни экипажей.

Йбор уже видел перед собой утренние газеты, слышал утренние передачи: «Нападение бомбардировщиков отбито. Трусливые пилоты Демократии бежали от флэк-снарядов Нилрека». Но высшие чины задумаются. Самолеты Сейлы могли бы сбросить бомбы, если бы они этого захотели. Они совершенно бесстыдно пролетали над крупным индустриальным городом. У них была возможность отложить свои яйца. Бонзы будут удивлены. «Почему же они этого не сделали? — глубокомысленно будут они вопрошать друг друга. — Что им помешало?»

Йбор усмехнулся. Основанием для этого был он сам. Он позаботился, чтобы они думали о бомбах, а не о нем. Возможность предательства даже не приходила ему в голову. Ему не оставалось ничего, кроме как проникнуть в крепость врага, найти доктора Ситрука, убить его и уничтожить самое разрушительное оружие в истории. И все.

На некотором расстоянии от него виднелся сельский домик. Йбор резко задержал дыхание и направил машину к краю темного леса. Серо-зеленый планер не был виден на этом фоне, но острые глаза увидели его тень на фоне бегущей по небу луны.

Теперь он тихо скользил, гонимый легким ветерком, раскачивающим вершины деревьев. Только ветер и деревья видели, как он пролетает мимо них. Но они могли хранить тайны.

Он совершил посадку на зерновом поле, которое шелестом выразило свой протест, когда планер смял налитые колосья. Стебли были выше безмоторной машины, и Йбор подумал, что его обнаружат только тогда, когда жатки будут убирать зерно.

Обнаружение планера с воздуха было другой проблемой. Это не должно произойти слишком быстро, прежде всего потому, что целью его путешествия была вражеская столица. Если его почему-либо арестуют в этой местности, даже новичок из тайной службы сразу же увидит связь между ним и брошенным планером, если о его посадке на этом поле станет известно уже завтра утром.

Он вытащил длинный нож из укрепленных на планере ножен и скосил несколько снопов хлеба. Затем равномерно, но в полном беспорядке распределил стебли по поверхности планера. Теперь с воздуха планер больше не был похож на машину.

Йбор пробрался к краю поля сквозь стебли, достигающие ему до плеч.

Теперь он двигался очень осторожно. Он был почти уверен, что где-то здесь неподалеку скрыты тяжелые орудия, и он не должен позволить, чтобы его обнаружили. Словно ночная кошка, скользил он на четвереньках по мягкому ковру из растений под низко нависшими ветвями, выпрямляясь там, где это было возможно.

Острый запах опасности ударил ему в нос. Неподвижно застыв на корточках, он исследовал его. Запах породил в его мозгу образ: люди и нефть, едкий чад выхлопных газов. Орудийная установка находилась прямо перед ним.

Йбор продолжил свой путь среди деревьев. Он двигался от одного дерева к другому, производя не больше шума, чем крылья ночной птицы и наконец приблизился к источнику запаха. Иногда он останавливался и прислушивался, стараясь услышать шаги постовых. Наконец до него донеслось их тихое тап-тап, которое сливалось с другими звуками, храпом, доносимым легким ветерком.

Йбору стало ясно, что самым разумным теперь будет обогнуть это место, чтобы часовые не заметили, как он крадется по лесу. Но привычка была слишком сильна. Он должен был убить этих людей, потому что они были врагами.

Он приблизился вплотную к источнику звука. Затем пригнулся к дорожке, протоптанной часовыми, и, напрягая слух, стал вглядываться в темноту. Мимо прошел человек, и Йбор позволил ему пройти. Он вслушивался в храп, доносящийся из ближайшей палатки, пока не услышал шаги второго постового. Охрану несли два человека.

Он вытащил из-за пояса нож и стал ждать. Когда постовой прошел мимо него, Йбор вскочил ему на спину и заколол в падении.

Звук был слабым, негромким, но вполне достаточным, чтобы второй охранник крикнул приглушенным голосом:

— Намрех, что происходит?

Йбор хрюкнул, забрал ружье и шлем убитого и продолжил обход. Он двигался в том же ритме, что и его враг, пока не встретил второго охранника. Йбор оборвал все вопросы быстрым ударом ножа, а потом повернулся к палатке.

Все вскоре было кончено. Он сомкнул пальцы первого охранника на рукоятке ножа и пошел прочь. Они должны подумать, что один из их людей сошел с ума, убил других, а потом покончил с собой. Психологи обломают об это зубы.

Он достиг другого конца леса. Рассвет окрасил Нилрек бледными красками и превратил хаос строений в темные силуэты. Там было поле его деятельности. Там, может быть, была его судьба, а может быть, и судьба всей его расы.

Последняя мысль не была риторической. Это была холодная, жестокая реальность. В этом не было ничего от патриотизма, это также не было связано с политико-экономической философией, это был лишь один голый факт: если сверхоружие, находящееся где-то во вражеском городе, будет использовано, очень может быть, что исчезнет вся раса, Вплоть до последнего ее представителя.

Теперь началась самая трудная часть задания Йбора. Он вышел из леса. За его спиной раздался тихий шорох. Он на долю секунды застыл, чтобы идентифицировать его. Потом одним невероятно быстрым движением обернулся и бросился на того, кто произвел этот шорох.

Сразу же после первого контакта он понял, что борется с женщиной. Это немного испугало его, но не настолько, чтобы нанести ущерб его боевым качествам. Удар в челюсть, и она неподвижно замерла у его ног. Он прищурил глаза, но во тьме под ветвями не смог разглядеть, как она выглядит.

Потом рассвет на востоке взорвался, словно залп, и он увидел, что она была молода. Не подросток, но очень молода. Солнечный свет, словно копье, пронзил тень, и он увидел, что она была красива.

1
{"b":"91981","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Верните меня на кладбище
Sapiens. Краткая история человечества
Основы Теории U
Валор
Becoming. Моя история
Корея. Все тонкости
Уроки трансфигурации: Суженый в академии
«Рим». Мир сериала
Профессор для Белоснежки