ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Малефисента. История истинной любви
Реаниматолог. Записки оптимиста
Возвращение морского дьявола
Трезориум
Подарить душу демону
Крестный отец
Синдром Патрика. Как создать личный бренд, оставаясь верным самому себе
Три дочери Льва Толстого
Медлячок
Содержание  
A
A

Алистер Кроули

Магия в теории и на практике

НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга, предлагаемая вашему вниманию, по праву считается главным произведением Алистера Кроули — автора, обладающего образцово дурной репутацией в мистических кругах Запада. Его имя связано с самыми мрачными аспектами магии и мистицизма; его учение сыграло ведущую роль в становлении современного сатанизма и нацистской мистики; его деятельность была прямым вызовом морали и здравому смыслу человеческого общества. Тем не менее, он был последним великим магом европейской традиции, и, возможно, станет одним из тех, кто передаст эту традицию новым, более одаренным и агрессивным поколениям.

Ибо европейская магия — это магия воинов. Отсюда проистекают все ее достоинства и все ее недостатки (которые нередко кажутся нам достоинствами). Идеи, воспринятые из воинственной семитской традиции и пропущенные через героическое сознание древних греков, поразительнейшим образом сплавились здесь с жестокой мифологией полудиких германцев и безумных кельтов — и породили систему, с которой на протяжении многих веков сражались все европейские государства и церкви. В мирные времена магия уходит в тень; ее обряды кажутся глупыми и отвратительными, и это действительно так, ибо поколение магов мельчает от покоя и сытости. Если магия поднимает голову — значит, в воздухе пахнет бедой, войной или революцией; а именно таков был воздух эпохи, в которую довелось жить и работать Алистеру Кроули.

"Магия в теории и на практике" в европейской традиции

"Магия в теории и на практике" впервые увидела свет в 1929 году и практически не привлекла к себе внимания общественности. С одной стороны это объяснялось специфическими особенностями книги (о которых будет сказано ниже); с другой стороны — тем, что мода на оккультизм пошла на спад. Мистика стала более «духовной» и бесплотной, более интровертной. Кумиры нового времени (в первую очередь, Гурджиев и Кришнамурти) поставили во главу угла личное самосовершенствование человека и, таким образом, сняли с повестки дня вопросы о силе, власти и мирских благах. Дорогостоящие реквизиты и сложные теории ритуальной магии казались в ту пору ненужным и бесполезным чудачеством; и никто даже не предполагал, чем обернется это «чудачество» в столь недалеком будущем.

Ритуальная магия снова сделалась предметом серьезных исследований лишь после того, как продемонстрировала свою эффективность на практическом примере тоталитарных государств. К тому времени Кроули уже имел столь одиозную репутацию, что ссылаться на его работы было небезопасно; но все же их читали многие, и многие делали из них соответствующие выводы.

Это особенно отчетливо проявилось в культуре "психоделических 60-х", с ее фильмами ужасов, литературой «фэнтэзи», «тяжелой» музыкой и культом галлюциногенных препаратов. Именно в эту пору Кроули становится культовой фигурой молодежного движения. Его по-прежнему не читают, но охотно (и часто искаженно) цитируют и адаптируют для широкой публики. Внимательный читатель "Магии в теории и на практике" обнаружит прямые и замаскированные цитаты из этой книги не только в "Сатанинской Библии" Ла Вэя, "Колдовстве сегодня" Гарднера и многочисленных работах на темы так называемой "кельтской магии", но и у более респектабельных авторов — в частности, у Ричарда Баха (особенно в повести "Иллюзии") и Карлоса Кастанеды. Поэтому некоторые идеи Кроули могут показаться знакомыми даже тем, кто никогда не слышал его имени; но его творчество отнюдь не исчерпывается проповедью данных идей.

"Магия в теории и на практике" в творчестве Кроули

"Магия в теории и на практике" завершает собой период активной творческой жизни Кроули и является наиболее полным и внятным компендиумом его учения о магии. К моменту ее написания Кроули уже успел в значительной степени растратить отцовское наследство, потерять свою былую популярность и рассориться почти со всеми своими влиятельными сторонниками. Написанием «общедоступного» руководства по магии он рассчитывал привлечь к себе новых последователей — но талант популяризатора не был свойственен ему ни в коей мере. Поэтому руководство получилось отнюдь не «общедоступным» и не оправдало возлагавшихся на него надежд.

Таким образом, значение этой работы состоит отнюдь не в «общедоступности» и не в оригинальности изложенных здесь идей (все они, в той или иной степени, излагались в предыдущих работах Кроули), а в том, что она систематизирует и уплотняет чрезвычайно разветвленное и обширное учение Кроули и, фактически, служит путеводителем в его магическом лабиринте.

Стилистические особенности "Магии в теории и на практике"

Читатель, воспитанный на "популярной мистике" последних лет, при столкновении с данной книгой ощутит некоторое недоумение, а, быть может, и раздражение. Что-то подобное, должно быть, испытывали наивные иностранцы, глядя на полупустые прилавки советских магазинов. Но не стоит расстраиваться: подобным образом выглядят практически все подлинные руководства по магии. Они рассчитаны на "опытного покупателя", который знает, что настоящий товар лежит не на прилавке, а под прилавком, и что, несмотря на пустоту витрин, в подсобках можно найти все, что душе угодно. А "Магия в теории и на практике" дает нам возможность заглянуть не только "под прилавок" (то есть в многочисленные примечания к вызывающим недоумение текстам), но и "в подсобку" (в обширные Приложения", где содержатся подлинные магические тексты и таблицы).

Но это вовсе не значит, что основной текст книги второстепенен, лишен смысла и не содержит в себе ничего ценного. Намеков, полу намеков и оговорок, содержащихся в них, бывает вполне достаточно для того, чтобы понять остальное. Они не излагают тот или иной магический метод, а демонстрируют его применение на практике. И правильнее всех поступит тот, кто заинтересуется не буквальным смыслом текстов Кроули, а техникой их построения и самим строем мышления автора. Ведь Кроули — не исследователь магии, а практический маг. Он видит магию изнутри; он живет и действует по законам безумного мира магии и просто не в состоянии объяснить их с «разумной» точки зрения.

Итак, "Магия в теории и на практике" — не столько руководство по магии, сколько практическая демонстрация ее идей и методик с приложением информации, необходимой для данного случая. Однако не следует думать, что это снижает дидактическую ценность книги. Здесь уместно напомнить, что целое поколение великих писателей выросло на романах Толстого и Достоевского; но критические статьи о Толстом и Достоевском покамест не воспитали ни одного великого писателя.

При внимательном чтении "Магии в теории и на практике" возникает впечатление, что основной текст этой книги зашифрован и на самом деле содержит в себе нечто большее, чем просто буквальный смысл. По-видимому, главы этой книги следует читать в обратном порядке — от двадцать первой к нулевой — то есть тем же способом, каким, по мнению Кроули, происходит восхождение Мага по лестнице Старших Арканов Таро. Отчасти это подтверждается и тем, что последние главы гораздо проще первых и посвящены более «приземленным» и практическим темам, а первые — нарочито невнятны и пестрят отсылками и недоговорками, но по мере продвижения "от начала к концу" смысл их постепенно проясняется. И, разумеется, это не единственный шифровальный прием, примененный Кроули. Переводчик старался по мере сил и возможностей раскрывать такие приемы и адекватно передавать их в русском тексте, а также составил комментарий, который должен помочь наиболее настойчивым читателям сделать собственные выводы и открытия относительно шифров Кроули — а также относительно подлинного смысла его работы.

Понятие магии у Кроули

Кроули чрезвычайно расширяет понятие магии, определяя ее как "Науку и Искусство вызывать Изменение, совершающееся в соответствии с Желанием". Отсюда следует, что «магией» можно назвать всю обычную деятельность западного человека, и Кроули не только не отрицает, но и всячески подчеркивает это. Каждый человек, воплощающий свои желания в действия, является магом; а следовательно, каждый, кто хочет действовать успешно, должен изучать законы магии. Это не так уж странно и экстравагантно, как может показаться на первый взгляд; напротив, по некотором размышлении нам, пожалуй, покажется странным, что мы не заметили этого раньше. Ведь всякое действие, не вызванное необходимостью, носит мистический характер, поскольку имеет нематериальную причину (желание) и материальное следствие (поступок). Известно, что многие религиозные и философские школы утверждают, что всякое действие человека непременно вызвано какой-либо необходимостью, и свобода наших намерений — не более чем иллюзия, порождаемая нашим же самомнением. Однако Кроули не затрудняет себя полемикой с этими школами; тезис о свободе человеческой воли принимается им как аксиома и даже не выдвигается в качестве отдельного постулата.

1
{"b":"92066","o":1}