ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это Боб, – пояснила бабушка. – Он так здоровается. Я видела передачу по телевизору, так там говорили, что для собак понюхать зад то же самое, что для нас пожать руки. Я теперь все про собак знаю. Нам еще повезло, что они отрезали Бобу его бубенчики, пока он не постарел, а то бы он обрел привычку трахать вашу ногу. Они говорили, что отучить собаку от этого очень трудно.

– Когда я был маленьким, у меня был кролик, имевший такую привычку, – вмешался Майрон. – И знаете, стоило ему к вам прицепиться, оторвать его было просто невозможно. И ему было безразлично, к кому приставать. Однажды напал на кота и едва его не прикончил.

Я чувствовала, как Морелли, стоящего за моей спиной, трясет от молчаливого смеха.

– Я умираю от голода, – заявила бабушка. – Давайте ужинать.

Мы все, кроме Боба, расселись за столом. Боб ел на кухне. Отец положил себе пару кусков свинины и передал блюдо Морелли. Каждый также положил себе порцию картофельного пюре. И еще зеленых бобов, яблочной подливки, соленых огурцов, маринованной свеклы. Пустили по кругу корзинку с булочками.

– Мне не надо маринованной свеклы, – сказал Майрон. – У меня от нее понос. Не знаю, в чем дело, но когда ты стар, почти от всего понос.

Приятная перспектива.

– Тебе еще повезло, что ты обходишься без слабительного, – заметила бабушка. – Теперь, когда дилер уже не занимается бизнесом, за лекарства придется платить втридорога. И многое другое станет не по карману. Я как раз вовремя купила машину.

Мать и отец разом подняли головы от тарелок.

– Ты купила машину? – переспросила мама. – Мне никто ничего не сказал.

– Прелестную, – добавила бабушка. – Красный «Корветт».

Мать перекрестилась.

– Милостивый боже, – пробормотала она.

Глава 10

– Разве ты можешь позволить себе «Корветт»? – поинтересовался отец.

– У меня остались деньги после продажи дома, – сообщила бабушка. – К тому же сделка была очень выгодной. Даже Лунатик сказал, что сделка выгодная.

Мать снова перекрестилась.

– Лунатик, – сказала она с истерическими нотками в голосе. – Ты купила машину у этого типа?

– Не у Лунатика, – ответила бабушка. – Он не торгует машинами. Я купила машину у дилера.

– Слава богу, – сказала мама, приложив руку к сердцу. – Я на минуту... Ладно, я, по крайней мере, рада, что ты имела дело с дилером по машинам.

– Он не дилер по машинам, – пояснила бабушка. – Я купила машину у того дилера, который торговал лекарствами. Заплатила четыреста пятьдесят баксов. Неплохо, верно?

– Все относительно, – глубокомысленно заметил отец. – А двигатель у нее есть?

– Не интересовалась, – сказала бабушка. – А разве бывают машины без двигателя?

Джо явно чувствовал себя не в своей тарелке. Ему не хотелось подводить бабушку и доносить на нее за то, что она покупает краденое.

– Пока мы с Луизой разглядывали машины, два парня во дворе у дилера говорили о Гомере Рамосе, – поведала бабушка. – Что он вовсю торговал машинами. Я не знала, что семейство Рамосов занимается торговлей машинами. Думала, они продают только оружие.

– Гомер Рамос торговал крадеными машинами, – вставил отец, наклонившись над тарелкой. – Об этом все знают.

Я повернулась к Джо.

– Правда?

Джо пожал плечами. Ни да, ни нет. Весь из себя полицейский. Если вы умеете читать эти жесты, то данный означал: стоит разобраться.

– И это еще не все, – не унималась бабушка. – Он обманывал свою жену. Был настоящим мерзавцем. Говорят, и братец такой же. Живет в Калифорнии, но имеет дом здесь, куда тайком водит женщин. Вся семья – негодяи, вот что я вам скажу.

– Наверное, он очень богат, раз имеет два дома, – сказал Майрон. – Если бы я был так богат, тоже завел бы себе любовницу.

Последовала продолжительная пауза, во время которой мы все пытались представить, что же Майрон будет с этой любовницей делать.

Он потянулся к миске с пюре, но она оказалась пустой.

– Дай мне, – распорядилась бабушка, – я положу еще. Элен всегда держит пюре на плите, чтобы не остыло.

Бабушка взяла миску и пошлепала на кухню.

– Ого! – произнесла она.

Мы с мамой одновременно встали и пошли посмотреть, в чем дело.

Бабуля стояла в центре кухни, разглядывая стоящий на столе торт.

– Хорошие новости – Боб не сожрал весь торт, – сказала она. – А плохие – он слизал верхний слой с одного бока.

Не теряя времени даром, мама взяла нож из ящика буфета, сгребла часть крема с середины торта, размазала его по той части, которую облизал Боб, и посыпала весь торт сверху тертым кокосом.

– Давненько мы не ели кокосового торта, – заметила бабушка. – Этот выглядит замечательно.

Мать поставила торт на холодильник, подальше от Боба.

– Когда ты была маленькой, – сказала она мне, – ты постоянно слизывала крем с торта. – Мы тогда часто делали торты с кокосовой стружкой.

Когда я вернулась за стол, Морелли вопросительно поднял брови.

– Не спрашивай, – пробормотала я, – и когда подадут торт, не бери кусок с краю, постарайся заполучить из середины.

* * *

Когда мы подъехали к моему дому, мест на стоянке практически не было. Все мои пожилые соседи уже были дома и смотрели телевизор.

Майрон потряс ключами перед носом бабушки.

– Как насчет зайти и выпить на дорожку, лапочка? – спросил он.

– Все вы, мужчины, одинаковые, – заметила бабушка. – Только об одном и думаете.

– Это о чем? – с интересом спросил Майрон.

Бабушка поджала губы.

– Если мне надо тебе это объяснять, то не за чем и наверх подниматься.

Морелли проводил нас с бабулей до квартиры. Впустив ее в квартиру, он задержал меня.

– Мы могли бы поехать ко мне, – сказал он.

Весьма соблазнительно. И совсем не по тем причинам, на которые надеялся Морелли. Я просто умирала, так хотела спать. А Морелли не храпел. Я действительно могла поспать в его доме. Я уже так давно не спала хорошо ночью, что забыла, как это бывает.

Он легонько поцеловал меня.

– Бабушка не будет против. У нее есть Боб.

Восемь часов, подумала я. Всего восемь часов сна, и я буду как новенькая.

Его руки уже залезли мне под свитер.

– Обещаю запоминающуюся ночь.

Это была бы ночь без слюнявого пиротехника-маньяка, размахивающего ножом.

– Это был бы рай, – промолвила я, даже не замечая, что говорю вслух.

Он стоял так близко, что я чувствовала его всего, каждую его часть. И одна из этих частей быстро увеличивалась в размерах. Как правило, такое явление вызвало бы ответную сходную реакцию в моем теле. Но сегодня я думала, что без этого вполне могу обойтись. Хотя, если это цена, которую надо заплатить за приличный сон, стоит подумать.

– Подожди, я загляну в квартиру и схвачу кое-что, – сказала я Морелли, представляя себе, как буду комфортно лежать в его постели в байковой ночной рубашке. – Еще бабушку надо предупредить.

– Ты ведь не закроешь за собой дверь на замок и не оставишь меня здесь?

– Зачем мне так поступать?

– Не знаю. Просто чувство такое...

– Вы бы вошли, – крикнула из квартиры бабушка, – По телевизору передачу показывают про крокодилов. – Она склонила голову набок. – Что за странный звук? Будто кто-то в крикет играет.

– Черт, – с чувством произнес Морелли.

Мы с Морелли знали, что означал этот звук. Его пейджер. Морелли изо всех сил старался не обращать на него внимания.

Я сдалась первой.

– Рано или поздно тебе все равно придется на него взглянуть, – сказала я.

– Нечего мне на него смотреть, – пробурчал он. – И так знаю – ничего хорошего. – Он прочитал послание, поморщился и направился к телефону в кухне. Вернулся он с клочком бумажного полотенца, на котором записал номер телефона. Я с надеждой взглянула на него.

– Надо идти, – сказал он. – Но я вернусь.

– Когда? Когда ты вернешься?

– Не позднее среды.

33
{"b":"92275","o":1}