ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Газета Завтра

Газета Завтра 198 (37 1997)

(Газета Завтра — 198)

СТАНУТ ЛИ РУССКИЕ ТРАВОЯДНЫМ НАРОДОМ?

В древние времена огромные, неповоротливые динозавры, с низкой температурой тела, с толстым хвостом и маленькой костяной головой, вяло жующие траву и листья, стали добычей прожорливых теплокровных хищников. Похожие на крыс, они кидались на скользкие спины гигантов и выгрызали у них внутренности. Сегодня огромная, заторможенная, сонная Россия сжирается маленькой хищной Чечней, выгрызающей у вялого гиганта его отмирающие органы.

Вооруженные чеченцы, выиграв войну с помощью кремлевских мерзавцев, пользуются плодами победы. Опустошают федеральную казну. Грабят стравропольские земли, угоняя скот и иномарки. Крадут людей, включая российских силовиков, и продают их обратно, чтобы снова украсть. Стреляют и режут непокорных. Обкладывают данью регионы. Контролируют русские порты, гостиницы, казино. Торгуют наркотиками и оружием. Хохочут и плюют в лицо российским политикам, называя их быдлом. Устраивают напоказ Москве шариатские казни. Грозятся привезти на площадь шейха Мансура закованных Ельцина и Черномырдина и расстрелять их, как собак.

И Россия пыхтит, слабо постанывает, подставляя отточенным клыкам потертый изглоданный бок.

Русские купцы вошли в долю с чеченцами, грабят вместе бессловесный народ. Армия Кокошина и Сергеева готовится к самоуничтожению, и ни один из действующих офицеров не бросил вызова чеченцам. МВД, разбухшее, как гнилой клубень, сдает чеченским группировкам самые лакомые куски российской экономики. Культура приставкиных и сергеев ковалевых все еще заступается за маленький, обиженный Богом и Россией народ. Рыбкин и Березовский делают вид, что ничего не происходит, усыпляют публику, опаивают ее обезболивающим зельем, чтобы та не чувствовала, как вынимают у нее печень и сердце и кладут в эмалированный таз. И над всем этим — Ельцин, как торчащий из воды топляк, погрузивший свой набрякший комель в донную тину и муть.

Энтропия, тепловая смерть окутывает Россию, как тусклый, съедающий все очертания туман. В этом зыбком призрачном тумане стираются различия между ложью и правдой, распадом и созиданием, академиком и бомжем, сыщиком и бандитом, “красным” губернатором и ельцинистом, властью и оппозицией. Сопротивление как высшая форма жизни, не дающая остыть Вселенной, уснуть совести, угаснуть разуму, — исчезает на русской земле, уступая место покорному ожиданию конца. Так упавший в сугроб человек, остывая, не желает бороться, грезит сладкими воспоминаниями о Дмитрии Донском, о Минине и Пожарском, и на его мертвой руке все еще тикают часы с портретом Маршала Жукова.

Роль политической оппозиции — антиэнтропия, постоянное сопротивление, взвинчивание, вспахивание ландшафта, по которому движется асфальтовый каток власти. Ее миссия — в постоянном несогласии, оспаривании. И если этого нет, если она своей деятельностью не разогревает остывающий народ, не повышает температуру общественной жизни, — она не нужна. Признаки этой ненужности, израсходованности оппозиции — налицо. Мертвенный зеленоватый туман пробирается на этажи и в переходы Государственной думы.

Где сохранилась энергия народа? В каких гарнизонах, казачьих станицах, властных кабинетах, творческих лабораториях?

Пожалуй, единственный, кто сегодня горяч, подвижен и бесстрашен, — это русский разбойник. Стреляет боевика-чеченца, если тот перешел ему путь. Сам падает от его пули, неосторожно зазевавшись у дверей ночного ресторана. Гоняет по всей России, сбиваясь в ватаги. Знает законы дикого рынка. Рискует, добывая бешеную деньгу. Заступается за вдов и сирот. Хоронит убитых товарищей. Сняв шапку, стоит в храме, им же построенном на неправедные деньги, замаливает грехи.

Вглядимся внимательно в лицо русского разбойника из малых городков и селений. Не признаем ли в нем черты Пугачева и Стеньки Разина? Не гульба ли это Нестора Ивановича Махно, когда из пролетающей тачанки марки “Джип Чероки” несутся веером пули, и дикая удалая музыка брызжет в сонную промозглую темень, накрывающую Россию?

Когда власть уходит — приходит разбойник. Когда лидер сникает — является атаман. Время банкира сменяется временем атамана.

НЕ ВЕРЮ В ТАКИЕ «РЕФОРМЫ»!

Дмитрий Язов:

Беседуют Александр ПРОХАНОВ и Маршал Советского Союза Дмитрий ЯЗОВ

Александр ПРОХАНОВ. Дмитрий Тимофеевич, несколько лет над страной, над обществом, над Вооруженными Силами витает то, что я не могу назвать иначе как блефом реформы. И в этом блефе сгорают человеческие судьбы, сгорает оборонный потенциал России. Свирепым, унизительным образом уничтожен Родионов. Сейчас вслед за Родионовым “зачищен” его главный оппонент Батурин. Армия деморализована и раздавлена. Она не понимает, что к чему, она в подвешенном состоянии. Армия, по существу, перестает действовать и наполнена слухами о реорганизации, о сокращении. И в итоге на выходе какой-то огромный пузырь непрерывной, нарастающей пустоты. Вы военный министр, министр обороны, последний министр обороны Советского Союза, исчезнувшей, истребленной великой Советской Армии. Я знаю, что в период вашего властвования, вашего правления, когда только-только начинались паритетные переговоры с Западом, вы как министр ощущали необходимость реформ. Скажите, пожалуйста, что тогда вызывало ваше внутреннее напряжение, что должно было быть трансформировано, и какие идеи эволюционного превращения армии существовали?

Дмитрий ЯЗОВ. Александр Андреевич, я бы хотел сразу сказать, что реформирование армии и сокращение армии — это не одно и то же. Любая реформа подразумевает прежде всего проведение таких акций внутри самого государства, которые бы прежде всего не снижали боеспособности армии и государства и обеспечивали последнему необходимую защиту в моменты угрозы.

Окончание на стр. 3

АГЕНТСТВО ”ДНЯ“

* На случай возможного захвата чеченцами министра МВД Куликова уже объявлен розыск похищенного.

* Иван Рыбкин за свои связи с Грозным просит называть его — Иван Грозный.

* Обувь, сшитая по модели Аллы Пугачевой, оказалась ортопедической.

ТАБЛО

l Информация относительно готовящегося покушения на Чубайса, как сообщает источник в ФСБ, возможно, была сфабрикована пропагандистской группой первого вице-премьера для “посильного воздействия на Ельцина” и предупредительного сигнала той группировке, которая успешно “замочила” Маневича. Смерть Маневича трактуется в спецорганах как знаковое давление на Чубайса, хотя стрелять по Чубайсу пока не собираются. Аналогичными мотивами объясняются и вброшенные публикации в трех ведущих изданиях (“Известия”, “Комсомолка”, Интерфакс) по поводу планируемой “атаки” на группировку Чубайса со стороны связки Гусинский-Березовский. Все вышеприведенные маневры, считают в спецведомствах, вызваны полученной информацией из Генеральной прокуратуры о подготовленных “ордерах” на задержание ряда центральных фигур, замешанных в криминальной сделке с Индией по МиГам. В альянсе чубайсовских банков справедливо опасаются, что имеются все юридические основания для начала уголовного дела против Потанина с одновременным его арестом. Выстраиваемая цепочка выглядит следующим образом: сначала задержание Глариозова и Вавилова (первая фаза), а на второй — Потанина и Коха с прямым выходом на Чубайса…

l Согласно источнику в Генпрокуратуре, Генеральный прокурор оказался зажатым между двумя группировками — Чубайса и Березовского, поскольку имеется достаточно материалов на обе группы для проведения следственных действий и задержания фигурантов. Между тем на Скуратова реально давят из секретариата Черномырдина с требованиями “ускорить дело по Потанину и другим”, в то время как аналогичные требования ему передают от Чубайса в отношении газпромовских банков и Дубинина. Чубайс через своих сторонников в ФСБ, имеющих якобы компрометирующие материалы на сына Скуратова, добивается смягчения позиции прокуратуры…

1
{"b":"92695","o":1}