ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я осторожно направился к выходу, напоследок поправив простыню, покрывавшую грудь Сидорова. Это было странное чувство. Будто передо мной лежал младший брат, о котором необходимо было заботиться. Младший брат, которого у меня никогда не было. Странно все это...

Как и было велено Матвеем Александровичем, я захлопнул за собой дверь и нажал на красную кнопку. Пора было двигаться домой. Я подумал, что московская комиссия будет весьма разочарована той легкостью, с которой я прожил двадцать четыре часа. Они явно преувеличивали опасности, грозящие мне и Сидорову. Даже Автандил пытался меня достать не из-за «Европы-Инвест», а совсем по другой причине...

Так я размышлял, но минуту спустя я уже не был столь оптимистично настроен. Я шел по коридору, чтобы найти Матвея Александровича и сказать, что ухожу. Вскоре я услышал его голос и прибавил шагу.

А потом я услышал голос его собеседника и замер.

— ...постепенно увеличивать нагрузки, — солидно поучал Матвей Александрович. — Сразу ничего не бывает, сразу только кошки родятся.

— На кой черт мне эти нагрузки?! — раздалось в ответ. — Ты же не можешь сделать так, как было. Никто не может! Уж лучше я буду безо всяких нагрузок ездить на «Линкольне», чем надрываться, чтобы хромать чуть-чуть меньше... Чуть-чуть — это не то, ради чего стоит напрягаться, Матвей. Или все, или ничего, — не менее авторитетно сказал Гиви Хромой.

Я стал медленно пятиться назад.

Глава 11

— Лучше не будет, — сказал Матвей Александрович. — Надо, чтобы хуже не стало. Вот ради этого и стоит потрудиться. Я, конечно, понимаю — заниматься лечебной физкультурой не так приятно, как сидеть в кабаке и гладить девочек по попкам. Тебе решать — твое здоровье...

— Что ты какой нудный! — Я словно увидел, как Гиви поморщился. — Сделай так, чтобы мне и лечебной, мать ее, физкультурой было приятно заниматься...

— Приведи с собой девок, я выдам им белые халаты, — усмехнулся Матвей Александрович. — Будешь поправлять здоровье и гладить попки. Приятное с полезным...

— Гиви Иванович, — вмешался в разговор кто-то третий. — Вас к телефону...

— Автандил?

«Он еще не знает», — подумал я.

— Нет, не Автандил. Это, — говоривший понизил голос. Матвею Александровичу полагалось слышать далеко не все.

— Хорошо, — сказал Гиви Хромой. — Давай трубку. Ты, Матвей, погуляй пока....

— Без вопросов, — деловито согласился Матвей. — Пойду проведаю одного гостя...

Я понял, кого врач имел в виду. Надо было что-то делать, и я скользнул в небольшой темный холл, едва не налетев на журнальный столик. Здесь, очевидно, было место для посетителей — кожаные кресла, журналы на столике... Я зашел за одно из кресел и присел на корточки.

Пару секунд спустя мимо прошел, что-то весело напевая, Матвей Александрович. Он двигался в сторону сидоровской палаты. Добрый доктор хотел проверить, все ли у меня в порядке. Нет ли жалоб на содержание больного. Доктор обнаружит спящего Сидорова и засохшую грязь под батареей. Вероятно, вызовет уборщицу вытереть пол. И подумает, что посетитель отправился домой. Если бы...

Я сидел за креслом, скорчившись в три погибели. Это было очень неудобно. Но в моем нынешнем положении был один существенный плюс.

— Да, здравствуй, дорогой, — лениво произнес Гиви, растягивая фразы. — Как твои дела? Мои — лучше всех! Спасибо, спасибо... Твоими молитвами...

Я ехидно усмехнулся. Болван ты, Гиви. Твои дела — швах. Ты слишком много болтаешь.

Гиви придерживался совершенно другого мнения. Он неспешно прогуливался туда-сюда по коридору метрах в трех от меня. Трость едва слышно постукивала о линолеум, чуть громче поскрипывали кожаные туфли Гиви.

— Ну-ну, что ты причитаешь как баба? — снисходительно поинтересовался Гиви. — Какие проблемы? Нет, я ничего не обещаю... Я просто слушаю тебя, дорогой.

И снова: скрип-скрип. По пустому больничному коридору прогуливался бандит, один из самых главных в Городе. И вел душевные беседы о своих бандитских делах.

— Я слышал про это, — сказал Гиви. — По телевизору говорили. «Европа-Инвест» и все такое...

Вот тут я насторожился.

— Я не знал, что ты и тут замазан, — чуть удивленно произнес Гиви. — Нет, у меня там интереса не было... Как говорил Шота Руставели, нельзя объять необъятное. Всех денег не заработаешь. А это я сказал... Угу. — Гиви коротко хохотнул. — Так что ты хочешь, дорогой? Какого еще человечка тебе отыскать?

Я едва не застонал от досады. Дорого бы дал я в тот момент, чтобы слышать собеседника Гиви!

— А сам ты не в состоянии? — продолжал ломаться Гиви. — Ты же большой человек... Посылал? Значит, плохих людей посылал. Я, конечно, могу поискать... Как его там? А-а-а...

И потом я вздрогнул как от удара током.

— Запомню, запомню, — успокаивал собеседника Гиви. — Сидоров — это очень простая фамилия. Даже я запоминаю такое с первого раза. А что ты, собственно, хочешь? Поговорить с ним или что? Ах, вот оно как... — произнес Гиви изменившимся голосом. — Понимаю... Дело хозяйское. Я так и скажу своим ребятишкам — сразу кончать. Ну да. Само собой. И ты так злишься, потому что твоему человеку ручонку поломали? Не волнуйся, найду...

Я вспотел. Гиви разговаривал с человеком, который отправил тех двоих ублюдков в масках в гараж к Сидорову. И этот человек не успокоился. Он хотел, чтобы теперь эту работу сделали более опытные люди Гиви Хромого. У меня появилось большое желание вырвать у Гиви трубку и проорать в мембрану: «Кто ты такой, сволочь?!»

— Сочтемся, дорогой, — продолжал между тем Гиви. — Ты много чего можешь для меня сделать. Я позвоню тебе, когда сделаю дело. Привет семье...

Он отключил телефон. В пору было посмеяться над Гиви — он находился менее чем в ста метрах от человека, которого должен был найти и убить. И менее чем в пяти метрах от человека, которого по приказу Гиви так настойчиво преследовал Автандил. Бедный Автандил. Гиви многого не знал. Только и мне почему-то не хотелось смеяться.

— Альберт! — приказным тоном произнес Гиви. Конечно же, он был тут не один. Люди его ранга не разъезжают в одиночку, тем более по ночам. С ним была свита. Парня, который принес Гиви мобильный телефон, звали Альберт. Наверняка неподалеку были и другие.

— Альберт, — повторил Гиви. — Скажи ребятам, чтобы заводили машины. Поедем.

— Сделаю, Гиви Иванович, — голосом преданного слуги, отправляемого на выполнение смертельно опасного задания, отозвался Альберт.

Торопливые шаги Альберта и медленная солидная поступь Гиви Хромого. Я вылез из-за кресла и осторожно выглянул в коридор. Успел заметить плечо удаляющегося Гиви, а потом коридор опустел. Подрагивали синие полоски дежурного освещения на потолке, и дивные тени сплетались на линолеуме.

Самая большая тень была моя. Затем появилась еще одна.

— А я-то думал, что вы уже ушли, — удивленно произнес Матвей Александрович.

Глава 12

Он поглаживал свою густую бороду и заинтересованно смотрел на меня. Пришлось удовлетворить его интерес.

— Я собрался уходить, но потом решил попрощаться с вами, — сказал я, внезапно даже для самого себя схватил руку Матвея Александровича и энергично затряс ее. Предполагалось, что это выражение благодарности.

— Ну что вы, что вы, — немного смущенно проговорил он, стараясь — не слишком решительно — высвободить руку. — Это мой долг, это моя обязанность...

Не знаю, что он подразумевал под своим долгом. Три тысячи долларов с пациента? Но я не стал уточнять. Мне было достаточно того, что доктор просветлел лицом и перестал удивляться моему появлению в холле.

— Минутку, — сказал вдруг Матвей Александрович и полез в карман халата. Я даже на секунду подумал, что он расчувствовался и хочет вернуть деньги. Как бы не так. Он извлек кое-что другое.

— Некоторые хранят это как сувениры, — произнес доктор и раскрыл ладонь. Там лежали три деформированных кусочка свинца. — Это и есть те самые инородные тела...

24
{"b":"9341","o":1}