ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я в свою очередь чувствовал себя верблюдом, пересекающим огромную пустыню. Ленкиного мужа я принял за мираж и проследовал мимо, не удостоив его взглядом. Тот, еще больше оскорбленный моим равнодушием, пропыхтел что-то злобное и матерное, а затем направился по своим делам.

Я стал раздеваться еще в лифте. Расстегнул пуговицы на плаще и взялся за брючный ремень. Тут дверцы лифта раскрылись, и я столкнулся лицом к лицу с пенсионеркой из сороковой квартиры. В былые времена она уважала меня за то, что пустые бутылки я оставлял именно у ее двери. Но сегодня я упал в ее глазах. Бабка уставилась на мои пальцы, теребящие пряжку ремня, и попятилась назад.

Не вдаваясь в объяснения, я вышел из лифта и — к своей безмерной радости — наконец-то оказался дома, в своей квартире, отгородившись стенами от Гиви Хромого, Козлова, Разговорова, Ленкиного мужа, бабки из сороковой квартиры и всех прочих...

То есть это я так подумал, что отгородился. На самом деле все вышло немного не так. Просто в тот момент, когда я стянул с ноги второй ботинок и приготовился рухнуть на кровать, чтобы забыться... Просто в этот момент я обнаружил, что моя кровать занята.

На ней сидела женщина. И все бы ничего. Не в первый раз женщины сидели на моей кровати. Я мог бы попросить женщину подвинуться. Но только не эту женщину.

Потому что тем же легкомысленным движением, каким нормальные дамы вертят между пальцев подаренную мужем безделушку, эта, с позволения сказать, дама вертела на пальце «парабеллум», в скобу которого был продет ее указательный палец.

Между прочим, наманикюренный.

Глава 17

— У тебя такое выражение лица, словно ты не рад меня видеть, — сказала Анна и убрала пистолет в наплечную кобуру. — Теперь ты чувствуешь себя лучше?

— Нет, — мрачно ответил я и сел рядом. Появилось большое искушение согнать Анну с постели и завалиться спать. Однако я не привык выпроваживать женщину, которая добровольно оказалась на моем ложе. Да и вряд ли Анна дожидалась меня для того, чтобы позволить себя выставить за дверь. У нее наверняка ко мне дело.

— Как вы меня все достали, — с искренней болью пробормотал я и повалился лицом в покрывало, не обращая внимания на Анну.

— Хорошо, что тебя достали мы, а не те, другие, — возразила Анна. — Ты не замечаешь, как тебе везет.

— Это везение? — возмущенно отозвался я. — А что тогда, по-вашему, невезение?

— Невезение — это когда в ресторане «Комета» за тобой гонится громила. И некому помочь.

— Что?! — Я подскочил на кровати как от удара током. — Откуда такие сведения?

— Мы здесь не на отдыхе, — напомнила Анна. — От ментов ты смог легко оторваться, но у меня опыта чуть побольше...

— Ты проследила меня до «Кометы»?! Этого не может быть, — сказал я, впрочем, без особой уверенности.

— Все может быть. — Анна встала с кровати и потянулась. Не время было об этом думать, но фигура у нее оказалась впечатляющей. Для фотомодели Анна имела слишком короткие ноги, но это являлось, пожалуй, ее единственным недостатком. Пропорциональное сложение, тонкая талия, в меру широкие бедра. Стройные линии тела были особенно заметны в ее нынешнем наряде — обтягивающие черные джинсы, синяя мужская рубашка навыпуск и черная шерстяная жилетка. Ремни кобуры стягивали ее тело, заключая левую грудь в квадрат из полосок черной кожи. Это выглядело весьма сексуально. Я с удивлением ощутил, что мне уже не так хочется спать, как пять минут назад.

— Я проголодалась, пока тебя ждала, — сообщила Анна, прохаживаясь на носках вдоль книжного шкафа. — Пришлось немного порыться у тебя на кухне. Хотя ничего особенно вкусного там не нашлось...

— Я редко питаюсь дома.

— Это заметно, — кивнула Анна и похлопала себя по бедрам. — Я тоже сижу на диете.

Она села на ковер, по-турецки скрестив ноги. Я понял, что спать сейчас не время. Соскочив с кровати, я прошел в ванную и умылся холодной водой. Потом полюбовался в зеркало на опухшую физиономию, красные от недосыпания глаза и поросшие щетиной щеки. Впору было сниматься в фильме ужасов.

Я еще некоторое время пялился на собственное отражение, ожидая, пока это малоприятное зрелище приведет меня в чувство. Вскоре это случилось. И тут же я понял смысл слов Анны. Настоящий их смысл.

— Черт побери, — прошептал я и метнулся обратно в комнату. Анна все еще сидела на полу, скрестив ноги и закрыв глаза. Нашла время медитировать.

— Ты проследила меня до «Кометы», — сказал я. — А потом? Когда ты увидела, что за мной гонится этот шкаф? Что ты сделала?

— Ты был мне нужен, — ответила Анна, не поднимая век. — А шкаф, как ты выражаешься, не был мне нужен. Я его нейтрализовала.

— Черт побери! — едва не заорал я. — Ты же его убила!

— Очень может быть. — Ее голос был спокоен как поверхность пруда в безветренную погоду. — Неужели у тебя есть ко мне претензии по этому поводу? Ты предпочел бы, чтобы шкаф схватил тебя за горло? Что вы с ним не поделили, кстати?

— Это неважно, — махнул я рукой. Ноги подкосились, и я рухнул на кровать. Та жалобно скрипнула. — Просто этот тип, Автандил, работал на Гиви Хромого. Знаешь, кто это?

— Само собой. Полагаю, теперь Гиви захочет отомстить за смерть своего человека.

— Да уж...

— И что самое интересное, — она улыбнулась, — все видели, как Автандил бросился за тобой. И никто не видел меня.

— Откуда ты знаешь?

— Я профессионал. Мне платят деньги за то, чтобы незаметно делать такие вещи. Извини, но Гиви будет мстить тебе за смерть Автандила.

— Знаешь что? — Я протянул руки, чтобы поднять этой стерве веки и сказать прямо в наглые ее глаза все, что думаю по этому поводу. Но она успела перехватить меня. Ее сильные пальцы стиснули мои запястья. И она открыла глаза.

— Знаю, — медленно кивнула Анна. — У тебя и раньше хватало неприятностей. А я их тебе добавила. Это ты хотел сказать?

— Примерно... Только в других выражениях.

— Ну так вот, Костик. Вывод из всего этого один: только мы можем тебя спасти. От милиции, от Гиви Хромого... Сотрудничай с нами, помогай нам — и все будет в порядке. Понимаешь?

— А что вам еще нужно? — осведомился я, чувствуя, как жизнь оставляет мое бренное тело. Я метался между милицией и бандитами, ломал руки и вонзал шило, выдерживал избиения и бегал под пулями. А потом явилась какая-то бабешка и сделала меня на раз. Да так, что я этого и не заметил.

— Что нам нужно? Да все то же, Костя. Твой друг Сидоров.

— Стоп. — Я подумал, что на моих умственных способностях все еще сказывается пребывание в козловском кабинете. — Как это — все то же? Разве вы не знаете, где Сидоров?

Теперь настал ее черед удивляться.

— Нет, не знаем. Откуда нам знать?

— Но ты же сказала, что следила за мной вчера. Что я смог оторваться от ментов, но не от тебя. Разве не так?

— Так. Я проследила за тобой до «Кометы». Потом Автандил погнался за тобой, я выскочила за вами во двор... И все.

— Как все? Ты не следила за мной дальше?

— Я же не Господь Бог. Я не успела перескочить забор, я была занята Автандилом.

— Забор? — Я почувствовал себя полным идиотом. Я не понимал ее, а она не понимала меня. И очень злилась по этому поводу.

— Ты же перескочил через забор, так?

— Нет. — Я отчаянно замотал головой. — Я сначала залез под машину... А уже потом, после того, как...

— Блин! — яростно произнесла Анна и треснула кулаком по полу. — А я-то думала...

— Извини, но я не горный козел, чтобы вот так скакать... — Хорошее настроение возвращалось ко мне, но Анна все больше и больше мрачнела. — Так, значит, ты потеряла меня после «Кометы»?

— Потеряла, — буркнула она. — А ты после «Кометы» отправился навестить друга Сидорова?

— Кто знает, кто знает, — уклончиво ответил я. Анна посмотрела мне в глаза и разочарованно призналась:

— Я-то знаю... Я-то знаю, какого дурака я вчера сваляла.

— Да уж, могли бы сэкономить тридцать две тысячи долларов.

29
{"b":"9341","o":1}