ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Быстро! В машину! — крикнула Анна. Я повиновался. Пробегая те несколько метров, что отделяли меня от «Оки», я вспотел: мне пришлось перешагивать через неподвижные тела. В то время, пока я возился с одним, Анна уложила троих.

И еще одно: я своего лишь оглушил. Тем, кто имел дело с Анной, пришлось гораздо хуже. У одного посредине лба темнело аккуратное отверстие — след от пули. У второго было перерезано горло. Наверное, все тем же маленьким ножичком с выкидным лезвием. Сам нож торчал из правого плеча третьего громилы.

Анна наступила ему на горло тяжелым ботинком, вытащила нож и обтерла лезвие о кожаную куртку поверженного боевика.

Я торопливо прыгнул в машину и вцепился в руль. Меня колотило. Анна села рядом и застегнула «молнию» на куртке.

— Кого-то ждешь? — спросила она. — Если нет, то поехали.

Я нажал на газ, и «Ока» тут же подпрыгнула, преодолевая возникшие на ее пути неровности рельефа. Мне послышался стон. И я постарался как можно быстрее уехать отсюда. Не забыв при этом глянуть в зеркальце заднего вида: белый «жигуленок» стоял на прежнем месте, но милиционеров рядом видно не было.

Анна достала из кармана носовой платок и аккуратно вытерла красные капли со своего лица.

— Ты кончил своего? — поинтересовалась она таким голосом, словно речь шла о том, не забыл ли я полить цветы на окне.

— Нет. — Я смотрел на дорогу и думал о возможных последствиях случившегося. Дело даже не в том, что мы оставили на дороге несколько трупов. Мы сделали это рядом с моим домом, в сотне метров от двоих сотрудников милиции. Все желающие могли наблюдать процесс уничтожения четверки из «Форда». Кто-то вполне мог заснять всю сцену на видеокамеру. Людей хлебом не корми, дай посмотреть, как бьют друг другу морду и режут глотки. Любители острых ощущений. Будут потом показывать эту видеокассету родным и знакомым, хвастать...

— Ты знаешь, кто это был? — прервала ход моих мыслей Анна.

— Понятия не имею.

— А зря. Я спросила у одного, прежде чем сломать ему горло.

— И что он ответил?

— Они работают на Гиви Хромого. На тебя уже открыли сезон охоты, Костик. И после сегодняшнего количество охотников увеличится, — сказала она то, о чем я и так догадывался. — И тебе придется некоторое время не возвращаться домой.

— Некоторое время? — переспросил я. В отличие от Анны я не был спокоен. Мягко говоря. — Что ты имеешь в виду? Что мне до конца жизни придется бегать от милиции? И от Гиви Хромого?

— Не принимай все так близко к сердцу, — посоветовала Анна, и это прозвучало как циничное издевательство. — Подумай сам, разве лучше было бы, если в эти четверо потащили тебя к Гиви выяснять отношения? К вечеру ты наверняка стал бы трупом. А сейчас — кто знает, как все сложится... Пока ты жив.

— А менты? Те двое? Они же все видели!

— Ну и что? Они могут предъявить к тебе претензии по поводу спущенных шин, и только. Как только я начала резать этих сволочей, та парочка куда-то быстро слиняла. Так что за трупы ты будешь отвечать только перед Гиви, а он вряд ли будет просить милицию найти обидчика.

— Гиви тоже не подарок.

— Я же обещала: пока мы работаем вместе, я прикрываю тебя по всем направлениям. Или тебе кажется, что я обманываю?

Мне вспомнились три тела, через которые я перешагнул.

— Нет, так мне не кажется, — отрезал я.

— Значит, все в порядке, — подытожила Анна. — Эй, ты смотри за дорогой. Не нервничай.

Я сбросил скорость и перестроился в правый ряд, готовясь к повороту. На лобовое стекло упали капли дождя. Небо стремительно становилось свинцово-серым. Примерно таким же было мое настроение. Я повернул направо, и «Ока» подняла фонтан брызг из луж, не высохших со времени прошлого ливня. Дождь, грязь, лужи, холод, тучи. И ощущение пистолетного дула у виска. Это словно впечаталось мне в кожу. Впечаталось в нервы. Впечаталось в мозг.

— Это дорога к Сидорову? — спросила Анна.

— Разве мы собирались ехать в другое место?

— Мне показалось, что ты слишком разнервничался. Мог перепутать.

— Со мной все в порядке, — заявил я. Это было вранье. Со мной уже давно был полный беспорядок.

— Тогда проясни одну вещь, — сказала Анна. — Четыре вооруженных боевика приезжают от Гиви Хромого к тебе домой. По какому поводу?

— Я не дал Гиви убить одного человека, помог этому несчастному смыться из Города. — Про историю с «Вольво» я предпочел не распространяться. — Да еще этот Автандил... Гиви решил, что это моя работа... Достаточно, чтобы пробудить в Гиви зверя.

Произведя некоторые вычисления в уме, я обнаружил, что если Гиви и я когда-нибудь встретимся (не приведи господь!), мне будет выставлен счет за четверых его убитых людей. Из которых я ни одного и пальцем не тронул. Но поверит ли мне Гиви? Вряд ли. Я бы на его месте не поверил. И что делать? Разве что попросить Анну написать объяснительную...

— Может быть и так, — задумчиво произнесла Анна, выслушав мои объяснения. — Но что, если Гиви Хромой уже нашел Сидорова, а доктор сказал Гиви, кто именно привез этого больного...

— Доктор меня не знает, — поторопился я похоронить эту страшноватую версию. — Он даже не знает номера моего телефона...

— Тогда откуда люди Гиви узнали твой адрес? Узнали, на какой машине ты ездишь?

— Может, после смерти Автандила они порасспрашивали персонал «Кометы» и выяснили, кто я такой? — предположил я без особой уверенности. — Я часто там бываю...

— Ну нет, — отрицательно покачала головой Анна. И я знал почему. Все произошло слишком быстро. Прошло чуть больше двенадцати часов с момента гибели Автандила. Гиви Хромой узнал об этом никак не раньше утра. И чтобы провести расспросы в «Комете», ему потребовалось бы некоторое время, тем более что ресторан открывался после полудня.

Значит, существовал другой источник информации. Значит, мое положение было еще хуже, чем я предполагал час назад. А я предполагал, что хуже уже некуда.

Глава 22

— А вот еще вариант, — предложила Анна. — Они как следует надавили на самого Сидорова. Гиви Хромой церемониться не будет. Сидоров выдал тебя как человека, который слишком много знает. Они решили немедленно с тобой разобраться.

— Я человек, который слишком мало знает, — возразил я. — К тому же Гиви получил указание не разговаривать с Сидоровым, а кончать его на месте. Это я очень хорошо расслышал.

— Ладно, подумаю еще.

Это была очень деловая женщина. Она одновременно набивала патронами обойму своего пистолета и обдумывала возможные варианты. Умелые ручки и умная головка. Не дай бог иметь такую женщину среди врагов. Проще сразу застрелиться.

— На всякий случай позвони своему доктору и скажи, что скоро подъедешь. — Анна вытащила из кармана куртки мобильный телефон. — Спроси, как состояние больного.

Я набрал номер, и вскоре самоуверенный баритон Матвея Александровича отрапортовал мне, что все в порядке.

— Может быть, сегодня он придет в сознание, — обнадежил доктор.

— Я подъеду через час-другой, навещу...

— Да, конечно, минутку. — В трубке стало тихо.

— Что там такое? — спросила Анна.

— Он отошел.

— Сидоров?

— Нет, доктор. Сказал «минутку» и отошел.

— Пошел по другому телефону вызывать Гиви Хромого, — предположила Анна едва ли не равнодушным голосом. Я вздрогнул. — Это просто предположение, — добавила она. — Может быть и так. Имей в виду. Кстати. — Она извлекла из внутреннего кармана куртки «люгер». — Держи. Пригодится.

— Что тебе дарят знакомые мужчины на Восьмое марта? — поинтересовался я. — Ручные пулеметы? Или бронежилеты от Юдашкина?

— Они дарят мне... — начала Анна, но тут в моем ухе снова ожил голос доброго доктора Матвея Александровича.

— Вы слушаете? — как-то возбужденно спросил он. — Так вот, ваш друг только что пришел в себя.

И он очень интересуется, где он и что с ним случилось...

— Сейчас буду, — сказал я и отключил телефон.

33
{"b":"9341","o":1}