ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Под конец я заметил выступившие на лбу Сидорова капли пота и решил, что допрос пора заканчивать. Тем более что основные моменты своих потрясающих похождений Сидоров успел прояснить. Я взял с тумбочки вафельное полотенце и, как заботливая мать, вытер Сидорову лоб. Тот сморщился, словно от боли. На самом деле — от сознания собственной беспомощности.

— Забрал бы ты меня отсюда, — пробурчал он. — Как инвалид какой-то здесь валяюсь...

— У меня нет частной клиники, — повторил я слова Матвея Александровича. — Дома я тебя содержать тоже не могу...

Стоило добавить, что я попросту не могу возвращаться домой, возле которого сейчас, наверное, с одной стороны выставлена милицейская засада, а с другой — бандитская. Сразу представилось, как уставшие от долгого бесплодного ожидания бандиты начинают трепаться за жизнь с не менее уставшими ментами, угощают их сигаретами... Менты в свою очередь делятся прихваченными из дома припасами. И все в один голос матерят Константина Сергеевича Шумова, который никак не хочет возвращаться домой, где его ждет столь теплая компания...

— Хоп, — сказал я и уставился на Сидорова.

— Что? Что-то случилось? — вздрогнул он.

— Нет... Просто одна мысль. Ладно. — Я поправил на Сидорове одеяло и слегка пожал ему руку. — Я сейчас вернусь. Нужно поболтать с подругой. О жизни и о тебе.

— Ага, — кивнул Сидоров. — Только... пистолет не забудь.

— Само собой. — И я засунул «люгер» в карман плаща. Я уже подошел к двери, когда услышал еле слышно произнесенные Сидоровым слова:

— Костя... Сделай что-нибудь. Вытащи меня... Сделай что-нибудь...

— Не беспокойся, — твердо сказал я. И в этот миг я и сам поверил, что могу кое-что сделать. «Люгер» бился о ляжку и придавал уверенности.

Анна резко повернулась на звук открываемой двери.

— Не стреляй, начальник, — попросил я.

— Поговорил? — Ее напряженный взгляд встретился с моим.

— Поговорил.

— Успешно?

— Кое-что узнал. Но тебе это может не понравиться.

— Говори, — приказала Анна. — Все, что тебе рассказал Сидоров. От первого до последнего слова.

Так я и сделал. Что самое интересное, на протяжении моего рассказа на лице Анны не отразилось никаких эмоций. Словно я говорил о вещах, совершенно ее не интересующих. Но это было обманчивое впечатление.

Когда я закончил, она потерла указательным пальцем переносицу и произнесла совсем не то, что я ожидал. Анна не выругалась и не завопила от ярости (я и вообще не представляю ее вопящей). Она не выхватила пистолет и не состроила возмущенную физиономию. Она не побледнела и не сказала: «Врешь!» Она не рванулась лично допрашивать Сидорова. Она осталась весьма и весьма спокойной.

И еще она сказала:

— Забавно.

А немного погодя добавила, прищурившись на какой-то медицинский плакат, что висел напротив:

— Что ж, надо вызвать сюда Марка.

И расстегнула «молнию» на своей кожаной куртке. Пока — до половины.

Глава 3

Достав мобильный телефон и набирая номер, Анна пояснила:

— У нас есть определенная специализация. Боб копает внутри самой компании «Европа-Инвест», я вожусь с тобой, а Марк работает с правоохранительными органами, чтобы все, выясненное там, сразу становилось известным и нам. Так что сейчас он либо в прокуратуре, либо в Управлении внутренних дел...

В трубке раздался щелчок.

— А вот и он. — Анна прижала трубку к щеке. — Привет, Марк. Слушай, тебе надо срочно приехать в одно место. Да, есть проблема. Здесь я и наш знакомый Костик. Да, чем быстрее, тем лучше. Сейчас. — Она протянула трубку мне. — Объясни ему, как сюда добираться...

Я подробно рассказал Марку о всех возможных маршрутах и отключил телефон. Анна уже успела куда-то исчезнуть. Этой женщине явно не стоялось на месте. Я подумал и набрал номер служебного телефона Гарика. Мы немного побеседовали. К счастью, Гарик еще не был осведомлен о происшествии возле моего дома. Иначе он бы не был со мной столь любезен.

— С кем это ты треплешься? — Анна возникла словно из-под земли.

— У меня тоже есть знакомые в правоохранительных органах, — не без гордости заявил я. — И они сообщают мне о том, о чем твой Марк и понятия не имеет.

— Хвастайся, — усмехнулась Анна.

До приезда Марка оставалось минут пятнадцать, и мы с Анной использовали это время с максимальной выгодой. Я даже вспотел. Выполнить задуманное оказалось просто, потому что коридор и холл, где я прятался от Гиви, были пусты. Матвей Александрович доверял нам. Напрасно.

Анна оставила меня сидящим на диванчике — я пытался восстановить нормальный ритм дыхания. То, что мы сделали... Это было здорово!

— Сиди здесь, — приказала она. — И смотри в оба. Если появится Марк, придержи его до моего прихода.

— А ты-то куда все бегаешь? — поинтересовался я.

— Скажешь Марку, что я пошла в туалет, — бросила она на ходу.

— Это отговорка для него, а на самом деле?

— А ты думаешь, что я не хожу в туалет? — донеслось до меня из дальнего конца коридора.

Черт, об этом я как-то и не подумал.

Глава 4

Салатовое пальто Марка было застегнуто на все пуговицы сверху донизу. Он держал руки в карманах и меланхолично пожевывал конец своей толстой гаванской сигары. Закурить в медицинском учреждении он не решался.

Марка впустил санитар, я кивнул парню и крикнул: «Это ко мне». Марк криво усмехнулся и прошел к холлу, дверь за ним закрылась.

— Это что, режимное учреждение? — спросил он, присаживаясь рядом со мной на диван.

— Это учреждение для избранных, — ответил я.

— Каков критерий отбора?

— Способность заплатить.

— Да, — вздохнул Марк. — То же самое у нас в Москве... Везде — деньги, одни только деньги. Больше ничего. Раньше говорили — без бумажки ты какашка. Теперь надо добавлять — без зеленой бумажки... Такие уж времена настали.

— Да уж, — глубокомысленно вздохнул я и вставил еще пару фраз насчет меркантильности наших дней. Потом мы помянули недобрым словом подрастающее поколение. И засилье рекламы на телевидении. Пять минут спустя мы беседовали как старые добрые друзья, мировоззрения которых если и не идентичны, то, во всяком случае, близки.

— А где Анна? — вспомнил наконец Марк. — Куда она запропастилась?

— Сказала, что пойдет в туалет, — немного смущаясь, сообщил я.

— Понятно, причина уважительная, — кивнул Марк. — А вообще, что у вас в этой богадельне за дела? Анна сказала — есть проблема, требуется мое присутствие...

— Видите ли, — начал я.

— Давай на «ты», — предложил Марк. — Зачем так официально? Не стесняйся, Костя. Ненамного я тебя старше, в конце концов...

— Хорошо. — Я попытался обаятельно улыбнуться. — Видишь ли, Марк, Анна просила, чтобы мы дождались ее... Но я скажу сразу, потому что времени немного. Здесь, в этой богадельне, лежит Сидоров...

— Да ну? — Марк стиснул сигару в кулаке. — Серьезно?

— Я нашел его раненым в ночь после ограбления «Европы-Инвест» и привез сюда.

— Так он жив?

— Жив, но получил три пули, и состояние еще не слишком хорошее...

— Надо увезти его в более надежное место! — решительно заявил Марк и бросил смятую сигару в урну. — Здесь оставлять нельзя...

— Вот за этим мы тебя и позвали, — сказал я. — Вдвоем мы не справимся, да и место хорошее надо подыскать. За мной то и дело менты на хвосте повисают...

— Я в курсе, — задумчиво произнес Марк. — Дай сообразить... так-так. Ну хорошо. Я на машине. Сейчас будем перевозить. Где, черт побери, эта баба?

— С каких это пор ты называешь меня бабой? — вкрадчиво поинтересовалась Анна. Ее шагов я не услышал, зато услышал шаги Матвея Александровича, который стоял сейчас рядом с Анной и как-то растерянно таращился на Марка и на меня. Очевидно, доктор не одобрял такого наплыва посетителей, да еще в верхней одежде. Но, в конце концов, ему было заплачено достаточно, чтобы терпеть такие мелкие неудобства.

35
{"b":"9341","o":1}