ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Извини. — Марк галантно прижал руку к груди. — Это все потому, что я нервничаю. Костя объяснил мне суть дела, и я предлагаю немедленно увезти больного. И времени ждать тебя...

— Не надо меня ждать, я здесь, — сказала Анна и мило улыбнулась Матвею Александровичу. — Можно приступать.

— О чем я и говорю. — Марк резко встал с дивана, одернул пальто и стряхнул с пальцев крошки табака. — Мы забираем вашего пациента, доктор...

Матвей Александрович раскрыл рот, но ничего не произнес, очевидно, не решившись возражать столь солидному мужчине, каким выглядел Марк.

— Вот его палата, — показал я. Доктор снова раскрыл рот и снова промолчал. — Посмотрите, как его отключить от этих приборов, а я открою двери из коридора наружу...

— Я посмотрю, — сказал Марк и быстро вошел в палату. Тщательно прикрыв за собой дверь. Никто из нас троих — меня, Анны и Матвея Александровича — не сдвинулся с места. Лишь черная, как смоль, борода доктора чуть подрагивала. Я заметил это только сейчас.

— Ну что ты дрожишь, как будто сейчас сорок градусов мороза, — ласково произнесла Анна. Она отступила на шаг от доктора, но продолжала держать его на прицеле своего пистолета. — Знаешь, что он сделал? — посмотрела она на меня. — Он названивал своему дружку Гиви Хромому, извещал о том, что ценный пациент находится в больнице...

— Откуда он узнал? — удивился я.

— В палате был скрытый микрофон, — сказала Анна и сильным толчком отправила доктора вперед, так, что Матвей Александрович налетел своим многокилограммовым телом на выходившего из палаты Марка.

— Костя! — сказала Анна тоном, не оставлявшим сомнений насчет того, что я должен сделать. И я выхватил свой «люгер». И нацелил его на Марка. Или на доктора, потому что оба мужчины находились на одной линии.

Анна сделала то же самое. Марк очень удивился, а доктор побледнел.

— Что это вы тут устроили? — строго спросил Марк.

— Нет, это ты что тут устроил? — так же строго спросила Анна. — И почему ты держишь за спиной правую руку?

— Я? — Марк удивился. — В самом деле...

— Вынь ее, пожалуйста, — приказала Анна. — Только без глупостей. Ты меня знаешь, Марк.

— Знаю, — согласился тот. — Ты сначала стреляешь, а потом начинаешь думать.

Он поочередно посмотрел на два ствола, обращенные к нему. А потом вынул из-за спины правую руку. В которой был зажат восьмизарядный «стар», снаряжаемый девятимиллиметровыми пулями. На конце ствола был накручен глушитель.

Как мне недавно сообщил в телефонной беседе Гарик, пуля, угодившая Сидорову в живот, была выпущена как раз из такого пистолета.

Глава 5

— Интересно, зачем тебе понадобился пистолет в палате больного? — поинтересовалась Анна. — Хотел постучать по коленке, проверить рефлексы?

— Хороший ствол, Марк, — оценил я. — Дай посмотреть. Он еще наверняка теплый?

— Что? — вздрогнул Матвей Александрович. — Что вы такое говорите? Что здесь происходит?!

— А что еще может происходить здесь, если заведующий отделением спелся с уголовниками? — сказала Анна, и борода сконфуженно опустилась. — Ты зашел в палату, застрелил больного и вышел, готовясь убрать меня и Костю. Так?

— Это просто бред, Аня, — рассмеялся Марк. Доктору, стоявшему вплотную перед ним и боявшемуся пошевелиться, было не до смеха. — Просто бред. Тебя используют. Наверное, вот этот тип? — Он кивнул в мою сторону. — Это он что-то про меня наплел?

— Держи пистолет дулом вниз, — попросила Анна. — Если дернешься — убью. Ты меня знаешь. Я на работе. Профессиональный интерес превыше всего.

— Разве профессиональный интерес заключается в том, чтобы пришить меня? — сокрушенно спросил Марк.

— Профессиональный интерес в том, чтобы ликвидировать людей, организовавших налет на контору.

— А я здесь при чем? — Марк печально улыбался, стараясь представить ситуацию досадным недоразумением. Он не подозревал, насколько далеко все зашло.

— Потому что это ты. Это твоя работа.

— Кто это сказал?

— Сидоров.

— Этого не может быть, — мягко улыбнулся Марк. Моя рука, державшая «люгер», стала уставать. — Этого просто не может быть.

— Ты улыбаешься потому, что думаешь, что только что застрелил Сидорова? Ты думаешь, что заткнул рот свидетелю? — теперь усмехнулась Анна. — Не надо было торопиться, Марк. Надо было подойти к тому человеку, что лежал в постели, и поднять простынку. И посмотреть в лицо.

— Какое лицо? Какое еще лицо?! — выкрикнул Марк.

— Там лежит труп. Который мы с Костиком десять минут назад приволокли из больничного морга.

— Тяжелая работа, — заметил я. — Даже вспотел. Я, а не покойник.

— Ты убил мертвеца, Марк, — сообщила Анна печальную весть. — Ты теряешь квалификацию катастрофическими темпами. Ты не убил Сидорова в первый раз, когда вы удирали после ограбления. Ты только ранил его в живот. И Сидоров слышал, как твой напарник назвал тебя по имени. Так-то, Марк.

Это было немного не так. Анна упрощала. Сидоров терял сознание, когда услышал, как водитель «Газели», на которой они увозили деньги «Европы-Инвест», окликнул человека, только что выбросившего Сидорова из кабины, а потом всадившего ему пулю в живот. Сидоров лежал на спине, в какой-то грязной луже. Это была дорожная насыпь, и ноги Сидорова находились теперь выше головы. Его мутило, небо над ним темнело, и слово, послышавшееся ему в этот миг, как нельзя подходило к его положению.

Водитель крикнул стрелявшему (и это прозвучало в ушах Сидорова как интимный шепот): «Мрак...» Потом Сидоров на некоторое время потерял сознание, то есть мрак действительно окутал его.

Но позже, когда Сидоров пересказывал свою историю мне, а я в свою очередь — Анне, произнесенное слово приобрело другой смысл.

— Марк? Забавно, — сказала тогда Анна. — То-то я смотрю...

Она не стала распространяться, на что именно она смотрела. Приберегла на потом.

— Такие промахи непростительны, — жестко проговорила Анна. — Ты стал слишком суетлив. — Так случается с каждым, кто работает на двух хозяев. Может быть, ты и не заметил, но в аэропорту, когда мы прилетели сюда, я и Боб не могли отыскать место выдачи багажа, а ты сразу сориентировался. «Угадал», — сказал ты. А пару часов спустя так же угадал бар в гостинице. Хотя мне твердил, что раньше никогда не бывал в этом городе. Я запоминаю такие вещи.

— Ну и зря! — рявкнул Марк. Он все менее походил на джентльмена и все более — на раздосадованного неудачей убийцу.

— Для тебя — точно. Марк, ты можешь исправить ситуацию только одним. — Анна не сводила с него глаз. — Ты должен сказать, кому ты продался. Скажи, кто стоит за тобой. Кто организовал налет?

— Девочка, — скривился Марк. — Я, может, и не столь крут, как пять лет назад, но я точно помню правило — не сдавать хозяина.

— Одного хозяина ты уже сдал, когда стал двурушничать, — возразила Анна. — Почему бы не повторить?

— А смысл? Вы все равно меня кончите...

— Товарищи, может, я пойду? — взмолился Матвей Александрович, которого слово «кончите» окончательно лишило душевного спокойствия. — Зачем я вам тут? Я же врач...

— Стукач ты, а не врач, — пригвоздила его Анна.

Боковым зрением я засек движение справа по коридору, дернул туда стволом «люгера» — в ответ женский визг и панический топот медсестры в коротком халатике.

— Стой спокойно! — это уже Анна в мой адрес.

Я вернул пистолет в прежнее положение и понял, что ситуация изменилась. «Стар» был нацелен мне в лоб, а под бородой Матвея Александровича сверкнуло широкое лезвие ножа. Это было покруче, чем пилка для ногтей, что так успешно сегодня использовалась Анной.

— Я сейчас уйду вместе с Айболитом, — сообщил Марк. — А вы будете стоять и смотреть. Пусть я проиграл, но я уйду живым.

— Мертвым, — сказала Анна и нажала на курок. «Стар» хлопнул в ответ. Я упал и нажал на спуск «люгера», зная, что промахнулся.

— Ох, — сказал Матвей Александрович.

Глава 6

Секунду спустя я осторожно приподнялся, все еще держа пистолет в том направлении, где только что находились Марк и Матвей Александрович. Однако их там уже не было.

36
{"b":"9341","o":1}