ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это были самые настоящие задворки — грязь хлюпала под ногами, пахло гнилью и нечистотами. В темноте не было видно, что именно издает такие отвратительные запахи и что именно потрескивает под ногами. От этого желание поскорее убраться становилось только сильнее.

Мы двигались молча, если не считать яростного матерного шепота Боба, когда тот налетал на очередной мусорный бак.

Потом впереди оказалась серая стена кинотеатра. Мы пошли вдоль нее и оказались у заколоченной двери, через которую в давние-давние годы выходили зрители после сеанса. Боб достал нож и принялся возиться с дверью, кромсая сырое дерево и лязгая металлом о металл. Анна терпеливо ждала. Я вдруг подумал о том, что, отправляясь сюда, надо было немного разбавить кровь алкоголем. Может быть, мне было бы не так тягостно стоять в кромешной тьме и ждать смерти. Своей или чужой — небольшая разница.

Но я был трезв. И потому я так хорошо все запомнил. Нет, все-таки следовало упиться до свинского состояния, чтобы потом все случившееся казалось кошмарным сном, возникая в памяти лишь обрывками... 276

— Готово, — сказал Боб, убирая нож.

— Ну что ж. — Анна вскинула ружье. — Пойдем прошвырнемся по местным злачным местам. Если тот парень мне не соврал, Гиви сейчас сидит в своем собственном кабинете и ждет известий. Это на втором этаже. При нем охрана.

— Об этом могла бы и не упоминать, — перебил Боб. — Не будем терять времени.

И он толкнул дверь. Мы вошли внутрь здания, которое во всех рекламных объявлениях именовалось «домом, где исполняются любые мечты».

Интересно знать, у кого это были такие безумные мечты? Но так или иначе — мы их осуществили.

Глава 11

Через вскрытую Бобом дверь мы попали в подсобные помещения «Октября», где были в кучу свалены старые зрительские кресла и прочая рухлядь. Здесь было почти так же темно, как и на улице, но зато гораздо теплее. За левой стеной гремела музыка, заставляя вибрировать груды мусора, между которыми мы пробирались.

Затем мы вышли в коридор: металлическая винтовая лестница вела куда-то наверх. На уровне последней ступени белела плохо выкрашенная дверь, из-под нее пробивались лучи тусклого света. И снова — музыка. Кладбищенские пляски мамонтов.

Боб, как признанный мастер по прокладыванию новых путей, высадил и эту дверь. Он влетел внутрь, и что-то зазвенело, будто литавры в оркестре..

Когда я и Анна вошли, Боб ел ананас.

— Как раз кстати, — сказал он, посмотрев на нас. — Что-то аппетит разыгрался.

Боб левой рукой брал с большого блюда кружки ананаса и отправлял в рот. Сок стекал по подбородку, и на лице Боба было написано неземное блаженство.

— А мясных блюд у вас нет? — осведомился Боб у маленького круглолицего парня в белом халате, распростершегося на кафельном полу. Парень потирал скулу, видимо, задетую прикладом «ремингтона», и испуганно смотрел на нас.

— Мясных блюд, спрашиваю, нет? — повысил голос Боб.

— Кухня уже закрылась, — пробормотал парень. — Только холодные закуски...

— Жаль, — вздохнул Боб. — В следующий раз придем пораньше. Кстати. — Боб наклонил ружье так, что ствол почти уперся парню в лоб. — Тут где-то должен быть мой знакомый. По имени Гиви. По кличке Хромой. Не подскажешь, как его найти?

— Гиви?! — Парень заволновался. — Я вам скажу, только вы...

— Не надо ставить нам условий, — предупредил Боб. — Сначала ты говоришь, а потом мы решаем, что с тобой делать. Ты кто такой, кстати?

— Я в буфете... В буфете работаю... А Гиви — он здесь, с самого вечера.

— Где именно? На дискотеке? — спросил Боб и сам засмеялся. Но буфетчику было совсем не до смеха.

— Нет, — замотал он головой. — У него же нога больная, он не может танцевать... Он у себя в кабинете, наверное...

— Наверное?

— Так я же не выхожу к гостям, я все здесь, на кухне...

— Откуда же тогда знаешь, что Гиви здесь?

— А я слышал, официанты говорили. — Парень таращился, пытаясь отыскать в моем лице или в лице Анны намек на милосердие. — Я буду молчать, я ничего не скажу! Только не надо в меня стрелять!

— В том, что ты будешь молчать, я не сомневаюсь, — сказал Боб, и тут Анна тронула его за плечо.

— Что? — обернулся Боб.

— Без шума.

— Ладно, — согласился Боб. — Как скажешь. — И он перехватил ружье для удара прикладом.

Послышались шаги, и недовольный мужской голос прокричал:

— Леха, ты уснул, что ли?! Где фруктовые салаты?!

— Кто это? — шепотом спросила Анна у буфетчика.

— Пашка, официант, — также приглушенно ответил парень. — Меня ищет...

В следующий миг Пашка нашел буфетчика. Одновременно он нашел и Боба с его «ремингтоном». Официант сразу же замолчал и побледнел, сравнявшись цветом лица со своей белоснежной сорочкой.

— Присоединяйся, Паша, — любезно пригласил его Боб.

— Деньги в правом кармане, — быстро ответил официант.

— В задницу себе засунешь свои деньги, — сказал Боб.

— Они за Гиви Хромым пришли, — пояснил официанту буфетчик Леха. Мне показалось, что произнесено это было не без удовлетворения.

— Ах, за Гиви! — воскликнул официант. — Вот оно что!

— Хватит орать, — поморщилась Анна. — Где он сидит?

— Сейчас поясню. — Официант будто не видел ружейных стволов в опасной близости от своей персоны. А может, подобные визиты были ему не в новинку. — Как выйдете из кухни, так — налево, по красному ковру метров пятьдесят, вторая дверь по правой стороне коридора...

— Там Гиви? — уточнил Боб, доедая последний ломтик ананаса.

— Там его кабинет. Сначала небольшой холл, там охрана сидит... А потом уже апартаменты Гиви Ивановича.

— И много охраны?

— Этого я не знаю, — извиняющимся тоном произнес официант и улыбнулся. — Я дальше дверей не проходил. Отдаю еду, получаю бабки — и назад. А вы что, правда за Гиви пришли?

— Тебе-то что? — Боб снял с предохранителя «ТТ» и заткнул за пояс.

— Интересно... В прошлом месяце за Ваном Узкоглазым приходили.

— Ну и как, успешно?

— Еле потом отскребли Вана от паркета, — засмеялся официант. — Гранату ему в номер кинули.

— А ты просто тащишься от всего этого, да? — неприязненно посмотрел на официанта Боб. Поскольку у Боба в руке был «ремингтон», официант не стал действовать гостю на нервы.

— А я что? Я ничего, — тут же забубнил он бесцветным голосом. — Я ничего не видел, ничего не слышал...

— Это точно, — поддержал его Боб и коротко ударил официанта левой рукой в солнечное сплетение. Тот согнулся пополам и повис на кулаке Боба, падая долго и неохотно. Буфетчик вздрогнул, будто его ударили одновременно с официантом.

— Достаточно, Боб, — сказала Анна. — Слишком много разговоров. Пора двигаться.

— Ладно, — недовольно произнес Боб, бросив на буфетчика плотоядный взгляд, словно лев на убегающую антилопу. Парень постарался отползти как можно дальше и забился в угол. — Пикнешь — умрешь, — напутствовал Боб перепуганного буфетчика.

— Не заводись, — сказала Анна, пропуская Боба вперед. Потом наступила моя очередь получить ценные указания.

— Ты какой-то нерадостный, — оценила Анна мою внешность.

Я хотел сказать, что не вижу поводов радоваться, но промолчал. Ничего не хотелось говорить в эти минуты.

— Мы же и для тебя стараемся, — напомнила Анна. — Наш общий интерес — прижать Гиви.

Я согласно кивнул. Это было все, на что я был способен сейчас.

— Мы с Бобом пойдем первыми, — продолжила инструктаж Анна. — Ты прикрываешь. Главным образом, меня, понял?

— Я прикрою твой зад, — пообещал я и вытащил из кармана плаща «люгер».

— А остальное? — возмущенно спросила Анна.

— За остальное не ручаюсь... А с этой частью тела у меня связаны особенно теплые воспоминания, — сказал я и слегка шлепнул ее пониже спины. Странное это было ощущение — шлепнуть вооруженную до зубов женщину, собравшуюся через минуту применить весь свой арсенал. Все равно что дергать тигра за усы.

51
{"b":"9341","o":1}