ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так. — Гиви всмотрелся в мое лицо и засопел. — И ты?! И ты, гаденыш?! Ты все это устроил?! Сначала — «Вольво», теперь...

— Гиви Иванович, — сказал я, — разговаривайте с ними. — Я показал на Анну и Боба. — Они — главные люди. А я — так, случайно... О чем искренне сожалею.

— Суть дела такова, — продолжила Анна. — Некоторое время назад один известный человек сделал вам заказ — найти и убрать некоего Сидорова. Назовите имя заказчика, и мы уйдем.

— И все? — несколько удивленно уставился на нее Гиви. — Только это?

— А если не скажешь, мы тебя убьем, — развил предложение Анны Боб. — Теперь все.

— Вы убили семерых моих людей, — медленно проговорил Гиви. — Вы убили Зою... И все лишь ради какого-то сраного имени?

— Если вам нетрудно, назовите его. И мы сразу уйдем, — сказала Анна. Ее рука теребила рукоять пистолета. Анна начинала нервничать.

— Имя. — Гиви уставился куда-то вверх. — Что-то важное должно быть в этом имени, раз вы по трупам ходите, чтобы его узнать... Надо было мне, старому дураку, поинтересоваться, что за человек тот Сидоров, которого мне заказали.

— Трепаться будешь в доме престарелых, — не выдержал Боб и вскинул «ремингтон». — Сейчас будешь Гиви Дважды Хромой.

— А ты бы не хамил, мальчик, — попросил Гиви. — Выглядишь ты как пидор, да еще старшим грозишься. Нехорошо это. Хм. — Он снова оглядел нас. — А вот что я вам скажу... Назову я вам имя, получите вы то, что вам надо. А я что получу?

— Ты просто как старый еврей — тебя пришить собираются, а ты все о выгоде думаешь! — Боб скривился. Наверное, не одобрил сравнение своей персоны с пидором. Он был самолюбив, этот Боб.

— Погоди. — Анна недовольно посмотрела на него, потом на меня. Она выглядела усталой. Ее напарник вел себя как отмороженный, ее любовник молчал и был незаметен, как тень. Анне опять приходилось все брать на себя. Она устала. — Что вы имеете в виду? Что вы хотите получить взамен?

— А вот его. — Гиви ткнул тростью в мою сторону. — Этот подонок надо мной шутки шутить вздумал... Я так вижу, что вы сами по себе, а он сам по себе. — В проницательности Гиви нельзя было отказать. — Так вот: я вам имя, а вы мне его. Идет?

— Нет, не идет, — сказала Анна. — Не забывай, это ты на прицеле. Это ты можешь умереть в любую секунду. И твои родственники. Не надо качать права.

— А я могу быть очень упрямым, — сказал Гиви. — Пойду на принцип. Не скажу вам никакого имени. Хоть убивайте меня. А на родственников мне плевать. Дочку жалко, конечно, да что уж тут поделаешь... Вон Зойку сегодня шлепнули, горе-то какое. Вам же хозяева ваши такого вставят, если имя это не разузнаете! Мне же терять в жизни этой гребаной уж нечего. Вы меня опозорили сегодня. Всех моих ребятишек замочили. Взяли старого Гиви за яйца, когда он соплюшку по попке гладил. Позор! Куда мне после такого деваться?! Кто меня за авторитета держать будет? Нет, я пойду на принцип. Буду молчать, хоть режьте меня, хоть вторую ногу пилой отпиливайте.

— Хватит болтать, — закричал Боб. — Или я вправду тебе здоровую ногу отпилю!

— Пили, дорогой, пили. Терпения у меня хватит. Не дадите мне этого парня, не скажу ничего.

Анна посмотрела на меня, и на миг мне показалось, что она хочет спросить: «Ты не возражаешь, если мы отдадим тебя Гиви? А то ведь ничего не получится. Не найду главного, не найду денег. Шеф в Москве меня по головке не погладит». Но потом отвела взгляд.

Тогда на меня посмотрел Боб. И он произнес вслух почти то же самое, о чем я только что подумал.

— А что мы с тобой таскаемся? — спросил он у меня. — И на хрена ты нам нужен? Если все упирается только в это... — Он перевел взгляд на Анну. — Почему нет?

— Потому что. — Анна прищурилась, и ее глаза стали похожи на две узкие щели в боевом шлеме рыцаря. — Не начинай этого разговора, Боб.

Они этого не видели, зато увидел я. Гиви Хромой едва заметно улыбнулся. Это была улыбка довольного собой человека.

Глава 14

— Аня, если ты будешь из-за каждого придурка, с которым трахалась, заваливать дело... — Боб говорил это, держа «ремингтон» на локтевом сгибе. И пока он произносил всю эту чушь, ствол ружья понемногу перемещался. От Гиви — ко мне.

— Действительно, — поддержал Гиви. — Кому это надо? Я же не прошу миллиона долларов, я не прошу поцеловать меня в задницу. Я прошу очень простую вещь — дать мне человека, который обошелся со мной не слишком порядочно. Кинул меня, паскуда.

— Я даже не буду это обсуждать, — сказала Анна. — Мы сделали тебе предложение, Гиви. Можешь принять, можешь отказаться. Я думала, что ты умный человек. Оказалось, ты мудак.

— Я? — изумился Гиви. Мне показалось, что его очень давно никто не называл мудаком. Во всяком случае, изумление на его лице было искренним.

— Поэтому придется тебя убить, — подытожила Анна и вскинула «ТТ».

— Ты спятила? — заорал Боб. — Отдай ему своего Костика! Если ты убьешь Гиви, мы не узнаем имени!

— Это точно, — согласился Гиви, которого вид направленного на него пистолетного ствола нисколько не смущал. — Вы мне — этого гаденыша, я вам — имя.

И он подмигнул мне. А я улыбнулся в ответ. Гиви это немного озадачило. Я вспомнил, как он осматривал «Вольво», как блестели его глаза...

— Жадность, Гиви, — сказал я, — она тебя погубит рано или поздно. Это все равно что покупать «Вольво» за пять тысяч долларов.

— Что ты имеешь в виду? — не понял он.

— Речь идет о твоей жизни, — напомнил я. — Не торгуйся.

— Ты проспал, мальчик, — осклабился Гиви. — Ты пропустил один существенный момент. Речь уже идет о твоей жизни.

— Нет. — Я отрицательно помотал головой. Моя правая рука лежала в кармане плаща. Ей там было хорошо и спокойно. А указательному пальцу было так приятно гладить изгиб спускового крючка.

Между тем Боб продолжал гнуть свою линию.

— Ты как хочешь, — решительно проговорил он, глядя Анне прямо в глаза, — но я сдаю Гиви Ивановичу этого парня. Я не хочу терять премию из-за того, что у тебя в постели проходной двор...

— Я знала, что ты сорвешься, — ответила Анна. — Я только не знала, из-за чего. Из-за денег или из-за меня. И я не думала, что ты будешь это делать вот так. Прямо на работе. Я уже начинаю думать, что ты никакой не профи.

— Что ты говоришь? — скривился в издевательской ухмылке Боб. — Плевать мне на твои мысли. Эй, двигай к Гиви Ивановичу!

Это уже адресовалось непосредственно мне. И я даже не подумал пошевелиться. Мне было лень двигаться и говорить. Я ждал, когда все это наконец кончится.

— Костя, — тихо проговорила Анна. — Стой спокойно. Боря сошел с ума.

Она впервые назвала его настоящим именем, и Бобу следовало бы задуматься, почему она это делает. Но Боб пропустил слова Анны мимо ушей.

— Это ты спятила, — возразил он и наставил на меня «ремингтон». — Двигай.

— Боб, не надо этого делать. — Анна прошептала это как мольбу. И как большинство молитв, ее слова были оставлены без внимания.

— Не надо мной командовать! — сказал Боб. — Я и сам...

Он выронил «ремингтон». Потом сам упал на колени. Удивленно посмотрел на свою грудь. Наверное, ему было больно. И какая боль жгла его сильнее — физическая или душевная — кто знает? Я не знаю.

— Ты смогла в меня выстрелить? — изумленно пробормотал он, глядя на Анну.

Он еще этому не верил, дурак. У меня же не было никаких сомнений...

Потом Боб лег на мраморный пол и затих, так и не дождавшись от Анны слов прощания или прощения.

А у Гиви было очень напряженное лицо. Он смотрел в дуло моего «люгера», которое внезапно оказалось у него перед лицом, и руки его дрожали.

Я запустил руку за спину Гиви и извлек из-за пояса маленький дамский пистолетик.

— Перестань дрожать, — сказал я. — Уже нет смысла. Надо же, десять минут стоять и мучиться вопросом: «Успею вытащить или не успею?» То-то тебя всего трясло от этого искушения.

— Ну так и что ты думаешь? — спросил Гиви. — Успел бы я что-то сделать?

53
{"b":"9341","o":1}