ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А та женщина? Она уехала?

— Какая?

— Только не прикидывайся. Я видела вас вместе. Она была с короткой стрижкой, в кожаной куртке. И не ври, что это приезжала твоя сестра.

— Это не сестра, — сказал я. — И она уехала.

— Навсегда?

Господи, как они любят изъясняться монументальными категориями! Навсегда. До гроба. Никогда больше. Только ты.

— Не знаю, — ответил я. — Мне не хотелось бы, чтобы она вернулась. Хотя, если она захочет вернуться, то меня не спросит. Вот так. Устраивает тебя мой ответ?

— Не очень.

— А другого у меня нет.

Я думал, что Ленка повесит трубку. Но она этого не сделала.

— Может, зайдешь? — спросила она драматическим шепотом.

И я зашел. Она молча повисла у меня на шее и висела так долго, что пришлось поцеловать ее в макушку. Тогда Ленка разжала руки и выпустила меня.

Потом она прикатила из кухни сервировочный столик с маленькими чашечками черного кофе и крекерами. Мы пили кофе молча, только Ленка иногда порывалась погладить меня по голове, объясняя эти странные порывы тем, что сильно соскучилась. Но я неизменно уклонялся. Не люблю, когда меня гладят по голове.

Она слегка обиделась и включила телевизор.

— Чтобы хоть кто-то говорил в этом доме.

Я пожал плечами. Передавали выпуск городских новостей. Сначала диктор рассказал о приезде Маши Распутиной, потом о забастовке учителей, потом об освящении нового храма, построенного, на деньги добросердечного бизнесмена. Который, правда, сам не дожил до радостного события — был застрелен во время выяснения отношения с другой группой бизнесменов...

Потом диктор сказал:

— Сегодня утром состоялось также торжественное открытие нового офиса компании «Европа-Инвест», которая уже хорошо известна горожанам... На церемонии присутствовали первые лица Города во главе с мэром... — На экране прошла панорама огромного здания из мрамора и стекла. Потом камера переместилась внутрь здания, возникла толпа склонных к полноте мужчин в серых костюмах. Они изображали радость и перерезали ленточку, принимали цветы от набежавших манекенщиц... Показали мэра, произносящего приветственную речь в честь компании, инвестирующей большие суммы в местную экономику. Рядом с мэром стоял президент регионального отделения «Европы-Инвест» и сдержанно улыбался. Стоявший тут же Гиви Хромой сиял как начищенный пятак.

— Выключи эту гадость, — сказал я Ленке. Она нажала кнопку пульта в тот момент, когда диктор стал рассказывать о внезапно начавшейся волне отставок в руководстве города: шесть высокопоставленных чиновников написали заявления об уходе по собственному желанию, не вдаваясь в подробные объяснения. Также продолжаются поиски таинственно исчезнувшего несколько дней назад заместителя мэра и его двоих телохранителей...

Экран телевизора погас. Некоторое время Ленка молчала, а потом сказала:

— Ну вот, гадость я выключила. Что тебя еще раздражает? Я? Но меня же не выключишь...

— Никто не собирается тебя выключать, — успокоил я ее и склонил свою голову Ленке на колени.

— И что мне с этим делать? — наигранно-возмущенно спросила она.

— Гладь меня по голове и говори, какой я хороший.

— А это обязательно?

— Хотя бы раз в год. В профилактических целях. Иначе, если никто не говорит, что хороший, начинаешь чувствовать себя последней сволочью. И поступать соответственно.

Надо сказать, мне не пришлось ее долго уговаривать.

И под ее руками, под мягкими касаниями пальцев я постепенно обретал покой. Я всегда возвращался к этой женщине за теплом и покоем. И всегда находил то, что искал. Но лишь на время, лишь на время...

58
{"b":"9341","o":1}