ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

…Не дождавшись начала национального диалога, Насралла вновь обратился к своим приверженцам. 1 декабря сотни тысяч ливанцев пришли в центр города и разбили палаточный лагерь. На третий день число митингующих возросло до 800 тысяч — это п я т а я ч а с т ь населения страны. Они фактически взяли в осаду правительственный дворец. Шумная манифестация не прекращалась и ночью. “Мы не позволим им спать”, — грозили участники акции (“Коммерсантъ”, 4.12.2006).

10 декабря к зданию правительства пришли д в а м и л л и о н а человек — п о л о в и н а населения Ливана. Обозреватели говорили о “самом массовом митинге в истории страны”. “Синьора, домой!”, “Бейрут свободен!” — скандировала толпа. “После нашей победы над Израилем в Ливане нет места Америке!” — провозгласил один из лидеров “Хезбаллы”. И толпа взорвалась в ответ: “Смерть Америке! Смерть Израилю!” (“Коммерсантъ”, 11.12.2006).

Демонстрации продолжались д в а м е с я ц а. Но существенных результатов не принесли. “Ас-Синьора, заручившись поддержкой большинства ведущих арабских и западных государств, в том числе США, Великобритании, Франции и Германии, теперь готов держаться за свой пост до последнего”, — отмечали эксперты (“Коммерсантъ”, 4.12.2006).

Сложилась патовая ситуация: “Хезбалла” не утратила своего влияния, но потеснить прозападных министров в правительстве не могла.

Неудача, пусть и относительная, акции такого масштаба значима сама по себе. Но она приобретает еще большее значение, если рассматривать ее в глобальном контексте. После успехов протестных движений в первой половине 2006 года (торжество арабской улицы в карикатурной войне, революция в Непале, падение кабинета Берлускони в Италии, изгнание американских вояк из Крыма и оздоровление политической обстановки в Киеве) во втором полугодии начался откат. “Хамас” не смог взять под контроль ситуацию в Палестине. Безрезультатно закончились массовые выступления в Венгрии. Грандиозные манифестации на площади Сокало в Мехико не помогли избраннику масс Лопесу Обрадору добиться отмены фальсифицированных результатов выборов.

Каждая из этих неудач имеет свою причину и природу. В Венгрии официальная оппозиция не решилась возглавить народный протест. В Мексике проамериканской элите удалось мобилизовать все силы в борьбе с левыми. Впрочем, о Латинской Америке мы будем говорить особо.

Что касается Ливана, то “Хезбалла”, скорее всего, решила не рисковать, учитывая возможность внешнего вмешательства. Очевидно, что правительство Синьоры подталкивало страну к гражданской войне. Кровавая междоусобица давала Израилю повод для нового вторжения. Причем на этот раз Ольмерт мог бы позволить себе гораздо больше, чем минувшим летом. Он выступил бы не как агрессор, а как “миротворец”. В этом случае “Хезбалла” потеряла бы все — и влияние в Ливане, и opeол победительницы в войне с Израилем.

Шейх Насралла сделал безупречный тактический выбор. Он не идет напролом, но и не отказывается от своих требований. Периодически “Хезбалла” проводит манифестации, парализуя работу правительства. Приверженцы премьера предпринимают в ответ все более безответственные акции. 24 января 2007 года активисты “Аль-Мустакбаль” атаковали сторонников “Хезбаллы” в Арабском университете (NEWSru.com). Пролилась кровь. Обозреватели, политики, военные по обе стороны границы замерли в ожидании! Начинается!

Однако Насралла вновь проявил завидную выдержку. “Никто не вовлечет нас в гражданскую войну, мы этого не допустим”, — заявил он (“Коммерсантъ”, 24.01.2007). Видимо, и в дальнейшем “Хезбалла” будет сочетать методы давления и сдержанности. Наилучшая тактика в данных условиях.

Труднее спрогнозировать действия ас-Синьоры. Политик, ориентирующийся не на ситуацию в стране, а на сигналы из-за рубежа, несамостоятелен, а значит, и непредсказуем.

По-прежнему агрессивно настроен Израиль. Общественное мнение возмущено неудачей в Ливане. Политики и генералы, пытаясь оправдаться, мечтают о реванше. “2007 год будет годом войны в Ливане и секторе Газа”, — пророчила в декабре “Джерусалем пост” (4.12.2006. Цит. по: Inopressa.ru).

Но как бы ни развивалась ситуация, приведенных фактов достаточно, чтобы сделать ключевой для нашей работы вывод: ливанский конфликт ни в коем случае нельзя рассматривать как иллюстрацию к теории о “бездумной”, “безответственной” активности масс, якобы лежащей в основе гражданских междоусобиц. В Ливане — так же, как и в Палестине, — мы видим п р е д е л ь н о о т в е т с т в е н н о е поведение народных низов, проявляющих сдержанность и стремящихся к достижению национального единства за счет формирования широкой коалиции. В резком контрасте с этой взвешенной позицией поведение так называемой “элиты”, правящих верхов, коррумпированных и компрадорских. Пытаясь любой ценой удержать власть, они разжигают конфликт, натравливая массы друг на друга.

Нам говорят: нельзя доверять власть народам.

Напротив, ее нельзя оставлять в руках корыстных безумцев, готовых ради сохранения правительственных кресел рисковать судьбой народов и стран.

(Продолжение следует)

[1] Кантору не помешало бы задаться вопросом, отчего столь внушителен этот список, включающий едва ли не все страны рассеяния, за исключением разве что России.

[2] Я намеренно оставляю за скобками рассказ о кланах Жмайелей и Харири. Иначе пришлось бы сделать экскурс в события по крайней мере 35-летней давности — эпоху гражданской войны, вмешательства Сирии, израильских вторжений. Конечно, без знания этих событий уяснить ситуацию в Ливане во всей полноте затруднительно. Но исторические штудии грозят увести от изложения темы.

ЮРИЙ Емельянов ПРИБАЛТИКА: МЕЖДУ СТАЛИНЫМ И ГИТЛЕРОМ

Теперь, когда в странах Прибалтики не прекращаются проклятия в адрес “советских оккупантов”, когда в Эстонии памятники и могилы советским воинам, освобождавшим её от немецко-фашистского ига, по закону, принятому её парламентом, должны быть стерты с лица земли, трудно себе даже представить, как начиналась то время, которое было затем объявлено в Эстонии, Латвии и Литве “периодом советской оккупации”.

Когда 15 июня 1940 года части Красной Армии вступили на территорию Литвы, а затем Латвии и Эстонии, они были встречены восторженными толпами людей. Десятки тысяч людей в Каунасе вышли 15 июня на улицы города, чтобы с цветами, красными лентами и транспарантами встретить части красноармейцев. 15-16 июня прошли массовые митинги и демонстрации в Каунасе, Вильнюсе, Паневежисе. Их участники приветствовали наших солдат.

Так же радостно встречали Красную Армию в Таллине, Нарве, Тарту, Пярну. Очевидец этих встреч в столице Эстонии первый секретарь полпредства СССР Власюк сообщал в Москву: “Население Таллина сочувственно встречало красноармейцев, посылая дружеские приветы танковым частям и механизированной пехоте… Всюду, где только появлялись бойцы и командиры Красной Армии, их тепло встречали, приветствовали трудящиеся Эстонии… Маршируя стройным шагом, красноармейцы распевали песни, и к ним присоединялись эстонцы — рабочие и молодежь… В течение этих дней у здания посольства и по улицам города не прекращается пение советских революционных песен, таких как “Каховка”, “Москва”, “Песня о Родине”, “Тачанка”, “Конармейская”. После того как войска Советского Союза вступили в Эстонию… в народе пробудилось оживление и дух поднятого настроения — ликование”.

В Риге толпы людей собрались на улицах и площадях по пути следования частей Красной Армии. Рижанин П. Черковский вспоминал: “На Привокзальной площади было море народа… Два танка были сплошь устланы цветами. Цветы бросали на танки ещё и ещё”.

Разве когда-нибудь в мире так встречали оккупантов? Почему же в трёх прибалтийских республиках народ выходил на улицы, чтобы приветствовать войска советской державы?

Под игом независимости

Для того чтобы понять, почему в ту пору значительная часть населения Эстонии, Латвии и Литвы радостно приветствовала тех, кого позже стали называть “оккупантами”, надо вспомнить, что предшествовало лету 1940 года.

15
{"b":"93521","o":1}