ЛитМир - Электронная Библиотека

— У вас очень усталый вид, мистер Ройл, — сказала Лоринда, заискивающе улыбаясь.

— Что? Правда, Лоринда? Это от чрезмерной работы. В такой фирме, как «Ройл», отдыхать не приходится, — ответил он, с удивлением отметив про себя то, как нелепо смотрелась на ней эта губная помада, а от перенасыщенного мускусного запаха ее духов у него буквально сперло в горле. — Как у тебя идут дела на работе? — спросил он, выдавив из себя улыбку, по-прежнему держась в том же углу лифта. — Наверное, не оставляют тебя без работы?

Вздохнув, Лоринда сказала:

— Дело в том, мистер Ройл, что они как раз не очень загружают меня работой. Но я считаю, что это не их упущение, — быстро добавила она, — я просто по натуре очень энергичный человек и, между прочим, со своими способностями могла бы рассчитывать на большее, чем выполнение какой-то детской работы. Конечно же, здесь меня все принимают за новичка, но, по правде говоря, я гораздо способнее многих работающих в офисе сослуживцев.

— Мне очень жаль слышать это, — ответил Харрисон, выходя через открывшиеся двери лифта. — Но боюсь, что я вряд ли смогу тебе чем-то помочь. В любом деле нужно наработать опыт. Только не думай, пожалуйста, Лоринда, что ты обязана испытывать какие-то верноподданнические чувства по отношению к фирме «Ройл» только из-за того, что ты попала сюда. В нашей компании никто не станет тебя удерживать от новых прекрасных возможностей проявить свои замечательные способности на другом поприще.

— О, мистер Ройл, — сказала она изумленно. — Я даже мысли не допускаю, чтобы покинуть вашу компанию. Только вот… ну… я просто хотела поинтересоваться… ой, ну ладно… это неважно… вы же торопитесь, и я не смею вас задерживать и просить еще об одной услуге…

Личный шофер Харрисона уже ждал его, открыв дверцу «роллс-ройса». Но Харрисон не посмел бы вот так запросто бросить ее одну наедине с горестными мыслями и совершенно разбитую, ведь Лоринда была протеже Джесси-Энн.

— О чем ты хочешь попросить меня, Лоринда? — спросил он, немного сторонясь и пропуская в лифт входивших пассажиров. — Может, ты волнуешься насчет своей матери? Ты же знаешь, что и я и Джесси-Энн сделаем все возможное, чтобы помочь ей.

— Да, это именно то, о чем я хотела попросить, мистер Ройл. Может быть, Джесси-Энн мне поможет. Мне очень неловко просить ее об этом, ведь она так занята… Понимаете, ведь я выросла в провинциальном городке, поэтому чувствую себя потерянной, работая в такой огромной компании, как ваша. Я просто подумала, что Джесси-Энн нужна помощница для дома моделей, меня бы устроила даже временная работа. Я чувствую, что могла бы действительно быть полезной дому моделей — я умею работать… Я знаю, что все каталоги и журналы мод должны оформляться на высокохудожественном уровне. Но этот процесс занимает у их создателей уйму времени, и я бы могла оказать помощь какого-нибудь другого рода, ну, например, так, как я помогала ее отцу.

В уголках темных глаз Лоринды блеснули слезинки, и Харрисон бросил на нее взволнованный взгляд.

— Понимаю, — сказал он тихо. — Ты чувствуешь себя маленьким винтиком в огромном механизме фирмы «Ройл». Я поговорю на эту тему с Джесси-Энн, и мы посмотрим, что можно для тебя сделать.

Лоринда видела, как Харрисон, выйдя из стеклянных дверей помещения, поспешил к ожидающей его машине. От взгляда Лоринды не ускользнуло, что в то время, как шофер выруливал машину в потоке полуденного транспортного движения, Харрисон потянулся за телефонной трубкой и набрал чей-то номер. А вдруг он уже звонит Джесси-Энн, чтобы сказать ей об этом разговоре? Разработанный ею план должен сработать. Скоро она будет проводить много времени в компании Джесси-Энн и сможет убедиться еще раз в том, что выбрала правильный путь. Она спасет Джесси-Энн от собственного греха, и Бог простит ее, если она не раскается.

ГЛАВА 11

Стью Стэнсфилду пришелся по вкусу предложенный ему материал. Сделанные Данаей для каталога «Ройл» фотографии были выполнены на светлой жесткой фотобумаге и выглядели очень современно. При этом Данае удалось сделать основной акцент именно на моделях одежды, а не на манекенщицах, которые все равно сумели сохранить свою индивидуальность. Внешность молодых людей не пугала своей юношеской напористостью, а модели, демонстрировавшие дамские наряды, располагали к себе и выглядели весьма привлекательно. Даже смотревшие с фотографий дети казались очень послушными и не вызывали желания слегка отшлепать их. И хотя абсолютно все фотографии были сняты в студии дома моделей, Данае удалось наполнить мизансцены солнечным светом и теплом так, что невозможно было догадаться, что модели были засняты на искусственном фоне. На некоторых других снимках она использовала другой прием, сгруппировав одетых в купальные костюмы манекенщиц перед явно искусственной декорацией, где модели, заливаясь радостным смехом, прыгали и резвились, держа в руках резиновых надувных уток. А на фоне дорогостоящей, обитой дубом библиотеки даже коллекция одежды из недорогого искусственного меха заиграла так, что стала вполне достойной плеч королевы.

Развалившись в кожаном кресле со скрещенными сзади головы руками, Стью счастливо улыбался. В этом выпуске каталога будут присутствовать романтические мотивы Лауры Ашлей. Перелистывая глянцевые страницы каталога, читатель как бы пустится в путешествие по живописным местам, сидя в кресле на борту трансатлантического лайнера и созерцая раскинутые среди великолепного ландшафта роскошные загородные коттеджи. Хватит уже этих журналов, в которых страница за страницей следует бесконечная вереница фотографий… Даная Лоренс и Джесси-Энн совершенно по-новому подошли к решению проблемы, нарушив традиционные каноны Николса Маршалла.

Хорошо, что Рашель Ройл отправилась в круиз, уж она-то наверняка не одобрила бы эти новые начинания: в ее понимании сводился на нет весь многолетний опыт работы каталога. Именно Рашель настаивала на том, чтобы каталог был выдержан в духе той идеи, которую заложил в него ее муж, поэтому за многие годы мало что изменилось в содержании каталога. Если подумать, размышлял Стью, то Рашель вела правильную политику. Заказы на каталоги «Ройл» не иссякали, но и не увеличивались тоже. Он предполагал, какой семейный скандал может произойти после знакомства Рашель с макетом нового каталога. Но ведь Харрисон лично распорядился не ограничивать творческую активность Джесси-Энн никакими рамками, предоставив ей полную свободу действий, и в случае какой-либо неувязки именно ему предстояло объясняться со своей матерью. Боже, дай мне сил преодолеть все эти трудности! Стью вовсе не хотелось заводить тяжбу с упрямой миссис Ройл.

Настойчиво замигала красная лампочка телефона, и Стью машинально взял трубку, все еще сосредоточенно разглядывая серию разложенных на его столе фотографий.

— Мистер Стэнсфилд, звонят из дома моделей, — обратилась к нему секретарша.

Подождав, когда его соединят, он сказал:

— Привет, Джесси-Энн, как идут дела?

— Мистер Стэнсфилд, это не Джесси-Энн. С вами говорит Лоринда Мендоза, бухгалтер дома моделей. Извините за беспокойство, но я подумала, что лучше мне сначала поговорить с вами, а вы уж сами свяжитесь со своим бухгалтерским отделом. — Не дождавшись какого-либо ответа, Лоринда, немного помолчав, продолжила: — Вам, конечно, хорошо известно, что дом моделей — совершенно новая компания, и если бы ваш бухгалтерский отдел немного оперативнее отправлял платежи по каталогу «Ройл», то приток денежных средств смог бы намного улучшить финансовое положение нашей фирмы. Все платежные документы запаздывают на месяц, а некоторые даже на шесть недель, и вам, очевидно, очень хорошо известно, как трудно начинающей маленькой фирме воздействовать на финансовые органы.

— Я совершенно не в курсе этих дел, — удивившись, ответил Стью.

— Люди, занимающие такую должность, как вы, редко интересуются подобными проблемами, мистер Стэнсфилд, ведь речь идет всего лишь об обычных денежных расчетах. Я была бы вам очень благодарна, если бы вы проследили за тем, чтобы этого больше не повторилось. К чему нам сердить Харрисона?

51
{"b":"93575","o":1}