ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот бы и моя биография была бы такой незамысловатой!

Встретившись с ней взглядом, Келвин прищурился.

— Итак, Кортни, — вкрадчиво начал он, — у тебя есть какие-то трудности? Пожалуйста, расскажи мне о них поподробней.

Только после ужина, допивая вторую бутылку вина, она решила рассказать ему о себе. Теперь они вместе сидели на софе: положив голову ему на грудь и чувствуя на своем плече его нежную руку, Каролина поведала Келвину горестный рассказ о Перикле и Эвите. Прозвучавшая вслух история показалась ей еще более гадкой.

— Тебе надо забыть его, дорогая, — запросто сказал Келвин, — это не парень, а подонок. — Затем, зевнув, он второпях вспомнил: — Бог мой, ведь мне утром предстоит работа. Пойду немного вздремну… — С этими словами он направился к двери. — Ой, подожди минутку, — повернулся он, шагая к ней навстречу через всю комнату. — Большое спасибо, мадам, за прекрасный вечер и необыкновенно вкусный ужин. Можно, я приду к тебе в гости завтра?

Каролина рассмеялась в ответ. Если бы эту фразу произнес кто-то другой, то она бы показалась ей нахальной, но в устах Келвина она прозвучала как невинный и немного смелый вопрос.

— Приходи, — согласилась она, — но я не могу гарантировать тебе еще один такой банкет. Ведь я же работаю.

— Нет, можешь, — находчиво возразил он. — Ты же не обычная девушка, а супер. — Сказав это, он крепко обнял ее и медленно, нежно стал целовать ее губы…

Целую неделю подряд, не пропустив ни одного дня, Келвин приходил к Каролине ужинать. Каролина опять забеспокоилась — ведь она не хотела давать волю чувствам, но сердце ее снова стало брать верх над разумом. Всеми силами она хотела воспрепятствовать этому, невзирая на его сладкие поцелуи и отсутствие намерений затащить ее в постель. После ухода Келвина Каролина, лежа в постели, мучилась одним вопросом: почему он не захотел остаться с ней на ночь? «Может быть, во мне было что-то отталкивающее? Да нет, — отвечала она себе, — просто Келвин Дженсен очень порядочный человек».

ГЛАВА 13

Дино Марлей, снова наполнив стакан Данаи шампанским, с любопытством поглядывал на свою гостью. Даже нанесенный на лицо грим и элегантный черный костюм от Сен-Лорана не могли скрыть ее бледного и утомленного вида. Причина крылась не в обычной усталости или снижении работоспособности.

— Ты сейчас выглядишь совсем по-другому, не так, какой я видел тебя в последний раз, — сказал он. — На тебе как будто бы лежит печать успеха и благополучия.

— Ты хочешь сказать, что я потеряла свою былую жизнерадостность, — вздохнула Даная, отпивая вино маленькими глоточками.

— Но я же сказал, что это просто печать. Ну как, не тяжело ли бремя популярности?

— Не надо плакаться, Дино Марлей, — парировала она. — Ты почивал на лаврах достаточно долго. Надеюсь, что тяжело всем только поначалу, потом будет легче. Я приехала сюда по той же, что и в прошлый раз, причине. Мне нужна твоя помощь. Я ищу новую модель для рекламирования серии нижнего белья компании Броди Флитта. Мне нужно абсолютно новое, не затасканное рекламными агентствами лицо. Лондон — единственное место в мире, где можно обнаружить такой редкий экземпляр. За неделю я должна управиться с этой задачей. У тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет?

— У меня лично нет, — ответил Дино, — но я знаю людей, которые смогут помочь тебе в этом деле. Мой бывший ассистент Камерон Мейс… он встречался и переспал, по крайней мере, с половиной обитающих в этом городе юных дарований. И вероятнее всего, у него сохранились фотографии этих девушек. Только Кэм поможет тебе в этом вопросе.

Конечно, Кэм! Только сейчас она вспомнила, сколько неоценимых услуг оказал ей этот человек в период работы у Брахмана.

— Сейчас он открыл собственное дело. Но я попрошу его подъехать сюда часикам к четырем, — пообещал Дино, — вместе с фотографиями.

«Да, большую работу проделал Кэм», — подумала Даная, сидя днем и просматривая лежащий перед ней ворох фотографий. Одни лица на фотографии были хороши, другие просто очень привлекательны, но среди них не было тех, которые она искала. После целого часа тщательных стараний она удрученно отложила в сторону всю эту кипу фотоснимков. Ей удалось обнаружить пару подходящих моделей, но они не были уж настолько захватывающими… Она искала ту неуловимую застенчивость, которую так и не встретила в глазах этих девушек.

Талия Уэстон, работавшая в службе приема гостей, красавица, с важным видом вошла в комнату.

— Извините за беспокойство, мисс Лоренс, — улыбнулась она. — Вот эти фотографии Дино нашел в своих старых подшивках. Не хотите ли взглянуть на них?

На всех карточках была заснята одна и та же девушка. Она была очень молоденькой, по-видимому, неопытной и непосредственной, как ребенок, с широкими скулами и умными глазами. Несмотря на это, у нее была потрясающе длинная, грациозная шея, такие трогательно-хрупкие плечи, а на некоторых снимках какое-то неуловимое очарование, даже там, где она казалась слегка напуганной. Даная представила себе эту с детским, невинным лицом модель, демонстрирующую одежду, которая разбудит у публики порыв сексуальности. А в предназначенном для обоих полов нижнем белье Броди Флитта она будет просто восхитительна. Да, именно это лицо стало предметом ее вдохновения.

— Где сейчас Кэм? — поинтересовалась Даная у Талии.

— Ему пришлось отъехать по работе, мисс Лоренс, так что к вечеру он вряд ли вернется.

— Я должна найти эту девушку! — воскликнула Даная. — Мне нужно ее немедленно отыскать… — Теперь, когда решение было принято, она с нетерпением ждала той минуты, когда можно будет встретиться с живой моделью, чтобы сравнить ее с фотографиями Кэма. Ей просто невмоготу было ждать до завтра.

Взглянув на фотографию, Талия улыбнулась:

— Задача проще простого. У меня записан адрес этой девушки. Зовут ее Гала-Роза.

— Гала-Роза, — тихонько сказала Даная. — Я сделаю тебя знаменитой… Скоро весь мир узнает твое имя, Гала-Роза.

Дверной звонок сделал слабое усилие потревожить обитателей квартиры, а затем, обессиленный, смолк, как бы опять подтверждая свою недееспособность, явившуюся результатом многолетней невостребованности. С удивлением Гала смотрела на поцарапанную дверь коричневого цвета: никто никогда не звонил в ее дверь, за исключением тех случаев, когда приходили для получения арендной платы. Каждую пятницу под вечер сборщик налогов обходил все квартиры в доме, и тот, кто не мог ему заплатить, становился претендентом на выселение. Не было смысла скрываться. Он все равно встретит ее у порога квартиры на обратном пути.

Снова тишину квартиры нарушил кашляющий лай дверного звонка, после чего раздался легкий стук в дверь. Холодок страха пробежал по спине Галы. Ведь сегодня только четверг. Неужели она ошиблась?.. Нет, не может быть. Скорее всего ошибся этот сборщик налогов с иностранным именем, которое она так и не могла запомнить.

«Не буду открывать дверь», — решила Гала. В этом квартале города нельзя было вот так запросто открывать дверь любому звонившему человеку.

— Гала-Роза! — послышался из-за двери резкий, с американским акцентом женский голос. — Ты дома? — Она продолжала настойчиво колотить в дверь. — Послушай, Гала-Роза, — просила Даная, — если ты дома, открой, пожалуйста. Я твой друг.

Гала уставилась на дверь своими серыми, расширившимися от удивления глазами.

— Но у меня нет друзей. С тех пор как мы с Джейком…

— Пожалуйста, — умоляла Даная, — Гала-Роза, не бойся, впусти меня в дом.

Гала молча выжидала, обхватив трясущимися руками свою шею.

— Черт возьми! — завопила Даная, продолжая колотить в дверь. — Я прилетела сюда из Нью-Йорка для того, чтобы встретиться с тобой. Немедленно открой эту проклятую дверь!

Приблизившись к двери, Гала отодвинула задвижку и увидела на пороге рассерженную рыжеволосую девушку.

— Господи! — облегченно вздохнула Даная, пробираясь в квартиру. С минуту обе девушки с любопытством рассматривали друг друга, после чего Даная протянула ей руку. — Меня зовут Даная Лоренс. Я фотограф, — сообщила она. — Я узнала твой адрес у Марлея. — Даная смотрела на Галу с улыбкой, стараясь хоть как-то подавить обуявший страх. Гала-Роза, будущая звезда, которая украсит обложки известных журналов, рекламных щитов, плакатов и даже прославится в видеофильмах, была всего лишь худеньким ребенком с испуганным взором и неровно подстриженными белокурыми волосами, одетая в отрепья неподдающейся описанию серой одежды.

56
{"b":"93575","o":1}