ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но эти девушки — мои ровесницы, Маркус, — грустно сказала она, — и они здесь, в этом прекрасном колледже, не знают никаких забот, у них великолепное будущее. Я чувствую, насколько далека от этого.

— Этим девочкам пришлось работать, как проклятым, чтобы попасть сюда, — резко ответил Маркус. — И многие, чтобы оставаться здесь, вынуждены работать. Может быть, тебе кажется, что здесь один большой клуб и все мы только и делаем, что болтаемся и ходим по вечеринкам, но мы — вполне серьезная компания. И все мы считаем, что время, проведенное здесь, это ставка на будущее, фундамент будущего здания. Ты прошла другой путь, вот и все. Это был более жесткий и одинокий путь, но ты как раз в начале долгой и удачной карьеры. Разве ты не понимаешь, что эти девочки завидуют тебе? Что в их глазах ты — самая счастливая, та, которой восхищаются, и та, которой подражают?

Она смотрела на него с удивлением. Почему они должны завидовать ей, в конце концов, она не была кем-то нереальным, просто тело, на которое вешают одежду, лицо для Данаи, с которого она делает снимки.

Повернув ее руку ладошкой вверх, он нежно поцеловал ее.

— Что мне делать с тобой, Гала-Роза? — простонал он.

— Это поэтому тебе нравится быть со мной? — подозрительно спросила она. — Ты хочешь, чтобы тебя видели со знаменитой моделью?

Маркус не знал, смеяться ему или сердиться.

— Я забуду, что ты это сказала, Гала, — спокойно ответил он. Она смутилась. Как могла она сказать такую глупость?

Маркусу Ройлу не нужна была модель, висящая на его руке, чтобы привлечь к себе внимание. Он был очень привлекателен, богат, очарователен и так мил… Он мог бы выбирать из дюжины моделей, если бы захотел, и любую девушку из сидящих в этом зале.

— Извини, — прошептала она, — давай не будем ссориться.

— Хорошо, — согласился он, — но пришло время поговорить о том, что Даная Лоренс отгораживает тебя от жизни узорчатым занавесом. Разве ты не понимаешь, что она управляет твоей жизнью? Если Даная говорит тебе, что ты выглядишь великолепно, ты веришь ей. Ты позволяешь Данае говорить тебе, что есть, а что нет, и держу пари, ты не признаешься ей, что сегодня вечером ела пиццу. Даная говорит тебе, когда ложиться спать, когда вставать, когда и куда приходить — в тренажерный зал, клуб здоровья, студию и на вечер… Черт возьми, я чуть ли не должен согласовать с Данаей, прежде чем назначить тебе свидание!

— Но, Маркус! — воскликнула она расстроенно. — Ты должен понять, что если бы не Даная, я была бы нигде — и ничем! Даная подобрала меня в дыре, изменила меня, она сделала из меня Галу-Розу…

— Это все ерунда. Даная не сделала тебя, она только раскрыла то, что было в тебе! Это было не очень сложно — придать тебе блеск, чтобы ты подходила под то, что ей было нужно. Но что ей на самом деле было нужно, так это ты — Гала-Хильда, твоя личность, та, кем ты стала. Это твоя личность, это ты — известная модель, а не кукла из папье-маше Данаи Лоренс. И кроме того, — добавил он, перегибаясь через стол, напряженно глядя в ее глаза, — это тебя, Гала-Хильда-Роза, я люблю.

Он любил ее, она была уверена в этом сейчас… Ему не нужен был просто образ на рекламном щите или в журнале, ему нужен был человек, нужна она.

— Я тоже люблю тебя, — прошептала она, не замечая официанта-студента в футболке с красными полосами, который ждал у стола с пиццей гигантских размеров.

— Хорошо, ребята, — нетерпеливо вскричал он, — прервитесь на этом! Давайте разберемся… Полпорции колбасок, половина грибов, так?

Их руки неохотно разомкнулись, когда он поставил пиццу на стол между ними.

— Два пива, — сказал он. — Сейчас принесу.

— Ты выйдешь за меня замуж, Гала? — спросил Маркус, обращаясь к ней через пиццу.

— Да, — прошептала она счастливо. — Да, Маркус, я выйду за тебя замуж.

Скрестив пальцы под столом, Гала надеялась, что он поймет, что сначала ей придется поговорить с Данаей, хотя… И убедиться, что она понимает.

ГЛАВА 25

Кругосветный круиз занимал Рашель Ройл так долго, она так часто строила планы этой поездки со своим мужем, но как бы то ни было, когда пришло время заказывать шикарные апартаменты, она выбрала patio[23] на палубе лайнера.

У Мориса всегда находилась дюжина других дел, которые оказывались важнее. Конечно, это была работа. Она всегда говорила ему, что он слишком много работает и должен поехать в отпуск. Но Морис был по природе исключительно трудолюбив, работа — вот что играло главную роль в его жизни, и, вероятно, это и убило его.

Жаль, думала Рашель, что Морис не воспользовался этой возможностью, когда был жив, потому что ей в конце концов пришлось отправиться в вояж одной. Кругосветный круиз на лайнере «Королева Елизавета II» был очень приятным.

Изучая свою внешность в зеркале «роллс-ройса», она пригладила выбившуюся прядь седых волос, восхитившись цветом лица, которое было чуть-чуть тронуто солнцем. Это был более здоровый тон, чем просто загар, и конечно, она была более чем осторожна, пользуясь кремом против загара Эсти Лаудер и всегда надевая шляпу с широкими полями. Она откинулась на мягкие серые подушки, а Уоррен вел большую машину, с толчками и остановками, по всегда заполненной автомобилями Уолл-стрит, домой.

Круиз был интересен и познавателен. Конечно, там были люди, которых никто и никогда не удостоит приглашения в дом, — шумная, яркая группа молодых людей, — и там было очень много людей, которые считали, что просто достаточное количество денег дает им право быть принятыми в элитный клуб, к которому она принадлежала. Ее узкий круг, как она любила думать, очень быстро определился естественным путем взаимных оценок и исключений. И они прекрасно ладили друг с другом, общаясь в своем замкнутом кругу, вместе ужиная и проводя время на коктейлях, а потом в тишине и покое комнаты для карточных игр сидели за бриджем, совершенно не желая и близко подходить к вечеринке, где собирались любители диско. «Прекрасно провела время», — думала Рашель. Среди ее новых друзей уже шли разговоры о поездке в круиз в следующем году, и разве она не знала, что есть люди, которые ездят в круиз каждый год? Теперь Рашель знала почему, хотя, если бы кто-то предложил ей это раньше, пока она сама не побывала в круизе, она посмеялась бы как над чем-то очень забавным.

Теперь, когда она возвращалась домой и была на суше, она даже боялась, что будет скучать по жизни на корабле. В самом деле, ее большая квартира будет казаться очень пустынной и одинокой.

«Но все же, — думала Рашель, глядя из окна на уличное движение Манхэттена, — мне есть чем это заменить». Сегодня она увидится со своим сыном, потому что сегодня был ее день рождения, а он всегда приезжал к ней ужинать в этот вечер. И разумеется, Харрисон придет с Джесси-Энн. Она узнает последние новости: как идут дела в компании, что получилось, а что нет, услышит рассказы о младшем внуке. Узнает о новом каталоге и выборе модели «Ройл». И еще у нее была кипа чудесных приглашений, над которыми стоило подумать. Ее приезда ждали в лучших домах Далласа и Хьюстона, на плантации в Вирджинии и в нескольких солидных домах Англии и Франции… И все они — чудесные люди. На самом деле, она несколько увлеклась развлечениями, и было приятно оказаться опять дома и самой следить за всем.

Сейчас Гала была одной из самых высокооплачиваемых моделей, и именно Даная настояла на том, чтобы она купила квартиру. Сама мысль иметь собственную квартиру показалась бы неосуществимой мечтой без помощи и поддержки Данаи, но теперь появилась крошечная квартирка. Оставалась еще часть суммы, которую нужно было выплатить, но тем не менее квартира была ее собственной. Она оформила квартиру в белом цвете, чтобы уничтожить безрадостные воспоминания о мрачных, серо-коричневых комнатах, в которых вынуждена была жить в Лондоне. Гала засияла в окружении белого цвета, диванов, ковров, простых белых шелковых штор. Даже ванная комната была выложена белой плиткой, белой была и плита на кухне.

вернуться

23

Patio — внутренний дворик (исп.).

77
{"b":"93575","o":1}