ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Космическая трилогия
Затерянные земли или Великий Поход (СИ)
Всеобщая теория забвения
Сценарии жизни людей
Пистолеты для двоих (сборник)
Кодекс миллиардера
После
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах

– Эмма, я должен сделать это. Я должен коснуться тебя там.

– Но, Гарри, даже я не трогаю себя там! – запричитала она, рассмешив его. – Ну, только в ванной. О нет!

Она дернулась, почувствовав на кудряшках теплое нежное дыхание.

– Позволь. Я. хочу этого, Эмма. Ужасно хочу. Я хочу потрогать тебя и поцеловать тебя там. Разреши мне.

– Ладно, – прошептала она, но так тихо, что он едва расслышал. Ее ножки немного раздвинулись, и он просунул руку между ее бедер.

Даже одно прикосновение стоило приложенных усилий. Он как будто, дотронулся до небес и застонал от несказанного удовольствия. Она была такая мягкая, такая влажная, ее запах сводил его с ума. Он погладил нежные, складочки пальцем, и ее тело ответило интуитивным движением. Когда же он коснулся языком, она закричала. Отпустив спинку кровати, Эмма зажала рот руками.

Он оторвал ее ладошки от губ и снова положил их на спинку, придерживая своей рукой, не давая ей заглушать свои стоны. Он вознамерился во что бы то ни стало научить ее получать удовольствие, отбросив глупую респектабельность, которой ей столько лет забивали голову.

– Эмма, Эмма, позволь этому случиться, – уговаривал он ее, касаясь губами кудряшек. – Просто отдайся ощущениям и позволь этому случиться.

Он целовал, и через несколько мгновений она выдохнула и внутренне расслабилась. Она начала двигать бедрами, и он понял этот знак, доставляя ей удовольствие в том ритме, который требовался ее телу, все быстрее и быстрее, пока она не задрожала и не выгнулась ему навстречу, пока не начала двигаться исступленными, неистовыми толчками, а с губ не начали слетать примитивные, первобытные звуки. Пока она не застонала от наслаждения и не рухнула.

Он поднялся и поймал ее, не дав упасть на пол, и она прижалась к нему, обжигая своими горячими грудками Гарри подхватил ее на руки, отнес на кровать и стал снимать с себя оставшуюся одежду.

Она смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова никто и никогда не рассказывал ей об отношениях мужчины и женщины, но теперь она знала причину людской сдержанности. Разве такое объяснишь? Никакими словами не описать то, что проделал сейчас с ней Гарри. Не выразить сладость, нараставшую слой за слоем, взлетавшую все выше и выше, а потом взрыв чистого удовольствия – и горячий, дикий голод утолен.

Но это, видимо, еще не все, потому что Гарри продолжал пожирать ее жарким взором, пригвождающим к кровати. Он расстегнул брюки, и Эмма в изумлении уставилась на него.

– Боже правый, – выдохнула она, начиная понимать, что случится дальше. Ее охватила паника. – Гарри?

Он отбросил брюки в сторону, матрац прогнулся, принимая его. Гарри открыл конвертик, который чуть раньше положил на подушку, вынул что-то из него, и его тело накрыло Эмму. Она почувствовала твердость того, что увидела минуту назад, ощутила, как оно пытается проникнуть меж ее бедер, и проглотила очередной приступ паники.

– Гарри? – выдохнула она снова, остро нуждаясь в поддержке.

Он поднялся на одной руке, нависнув над ней. Локон волос упал на лоб, губы сжаты. Он был похож на темного ангела. Не слишком обнадеживающая поддержка.

Он дотронулся, всего лишь невесомое прикосновение до самого интимного местечка, и лег на нее.

– Эмма, послушай меня.

Голос его звучал как-то странно, хрипло и натянуто, дышал он тяжело, и она запаниковала еще сильнее. Но потом свободная рука погладила ее щеку, и ужас отступил. Она повернула голову и поцеловала его в ладонь.

– Будет больно, Эмма. – Пока он говорил, его бедра начади медленно двигаться, дыхание участилось. – Этого не избежать.

Она почувствовала, как твердая часть трется о местечко, которое он целовал, и от этой новой, неизведанной ласки по телу разлилось удовольствие. Она выгнулась ему навстречу, как и прежде, и наслаждение стало жарче, сильнее. Она застонала.

– Я не могу больше ждать, Эмма, – прохрипел он. – Не могу больше сдерживаться. Просто не могу.

Он поднялся на локтях, уткнулся лицом в ее шейку и прильнул бедрами к ее бедрам. Твердая штука прижалась к ней. Вошла в нее.

Эмма начала извиваться под ним, ей не слишком это понравилось. Он издал утробный стон и поцеловал ее в губы. Поцеловал и без предупреждения резким толчком протиснул огромную твердую штуковину в ее тело.

Несмотря на все предупреждения, Эмма задохнулась от неожиданности и боли, тонко вскрикнула, обхватив его руками, внутри все замерло от этого мгновения насилия.

И вот он уже целует ее – волосы, шею, щеку, губы. Дыхание теплое, нежное.

– Эмма, Эмма, теперь все будет хорошо, – сказал он, выгибаясь ей навстречу. – Я обещаю.

Боль уже отступила.

– Все в порядке, Гарри, – прошептала она, пошевелившись под ним и стараясь привыкнуть к странному ощущению.

Он набирал темп, движения становились все более сильными, настойчивыми. Казалось, он ушел в себя, забыл про нее, глаза закрыты, губы распахнуты. Эмма посмотрела ему в лицо и улыбнулась, она явно доставляла ему такое же наслаждение, как и он ей. Она приподнялась, и он застонал, руки скользнули под нее, словно хотели прижать ее еще ближе, и она улыбнулась. На смену боли пришел небольшой дискомфорт где-то внутри, но самое страшное было уже позади. Она снова стала двигаться, подстраиваясь под его ритм, как будто в танце.

Он дышал тяжело и прерывисто, вжимая ее в матрац, и Эмма вновь ощутила это удивительное нарастающее удовольствие, которое он подарил ей чуть раньше, горячее, сильное.

И вдруг, совершенно неожиданно, по его телу прошла дрожь, Гарри закричал. Он еще раз вошел в нее и замер, накрыв своим телом, уткнувшись лицом в ее шею.

Она погладила его могучую спину и шелковистые волосы. Когда он поцеловал ее и прошептал ее имя, Эмма ощутила приступ неизъяснимой нежности, которого не испытывала никогда в жизни.

Она стала падшей женщиной, но никаких сожалений по этому поводу у нее не было. Ни сожалений, ни стыда. Только перехлестывающее через край счастье, расцветающее в груди экзотическим цветком, жадно тянущимся к солнцу. Именно на это она и надеялась, спеша сюда сегодня. Счастье быть живой, чувствовать себя желанной и красивой. Да, она теперь падшая женщина. Эмма засмеялась в голос. Какое чудо!

Глава 19

Роман – вещь головокружительная. Он заставляет человека смеяться без причин. По-моему, в этом нет ничего дурного.

Миссис Бартлби «Соушл газетт», 1893 г.

– Эмма? – Гарри пораженно поднял голову, услышав ее смех. Уж чего-чего, а смеха он никак не ожидал. Волны наслаждения стихли, и на их место начала потихоньку вползать реальность. В душу прокрались мрачные предчувствия. Исходя из своего опыта общения с девственницей, он ожидал слез, обвинений, по крайней мере сожалений. Прямо противоположная реакция Эммы стала для него сюрпризом. Он приподнялся на локтях и посмотрел в ее раскрасневшееся довольное личико.

– Почему ты смеешься?

– Сама не знаю. Просто счастлива.

Она улыбалась ему так, будто он преподнес ей небеса в подарок. По телу прошла волна облегчения, Облегчения и удовлетворения. Эмма снова рассмеялась.

– Ты похож на опереточного пирата, – сказала она. – Как будто только что захватил корабль, разорил его и насладился плодами злодеяния.

– Очень удачное описание. – Гарри расплылся в улыбке. Ему и впрямь понравилось это сравнение, понравилось, что именно она произнесла его. – И точное. – Он поцеловал ее и поднялся.

– О! – ошеломленно выдохнула она, когда он вынул пенис. Гарри перекатился на спину и постарался побыстрее избавиться от презерватива, но она заметила. – Что это такое?

Гарри сжал в кулаке кусочек резины, считая, что использованный презерватив не слишком приятное зрелище, особенно со следами девственной крови. Но он не оставил без внимания ее вопрос, пошарил у кровати, отыскивая красный бархатный прямоугольник, и протянул ей. Она открыла конвертик, вытащила сплющенное средство предохранения и осмотрела его.

49
{"b":"93675","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Остаться в живых
Скандал в семействе Уинтерли
Когда извинений недостаточно
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Московский клуб
Гормоны счастья. Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин
А может это любовь? Как понять, есть ли будущее у ваших отношений
45 татуировок личности. Правила моей жизни