ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ого! — ответил Стас. — А что ж ты ее в воде хранишь? Она же отсыреет.

— Не отсыреет, — засмеялся Женька. — Книжки умные читать надо! Она же совсем не растворима, перед употреблением высушить и все. Более того, именно так гремучую ртуть хранили до 1 мировой войны на складах всех воюющих стран. Единственное условие — вода должна быть с минимальным содержанием солей. То есть, в морской — она теряет свои свойства. А дождевая — в самый раз. Только гремучая ртуть давно уже вышла из моды — сразу после 1 мировой. Сейчас везде используют азид свинца. Получать его проще и дешевле: берем сульфат натрия, которого полно в грунтовых водах и потому из него состоят солончаки в пустынях, смешиваем с этилнитритом в присутствии щелочи, получится азид натрия. Затем — электролиз со свинцовым анодом. Вот и все! Причем, заметь — свинец гораздо безопаснее ртути, которая нередко взрывалась при запрессовке ее в капсюли. И все компоненты, считай, под ногами валяются. А ртуть — где ее искать в доисторические времена?

— Понял. — Стас даже слегка обалдел от открывающихся возможностей. — Ну и что дальше?

— А дальше ты мне достань вот эти компоненты.

Женя порылся в столе и извлек вырванный из тетради листок, исписанный всевозможными реактивами. Стас взял и быстро пробежал глазами:

— Ну… Медь, свинец, метиловый и этиловый спирты — достанем. Последние, кстати, продаются в виде незамерзайки для автомашин — Стас поднял глаза на Евгения. — Селитру, пожалуй, тоже — она продается в магазинах для садоводов, как удобрение — в упаковках по 20 кил. Бывает калийная, но в смеси с суперфосфатом, а бывает чистая. Правда, аммонийная. Тебе какая лучше?

— Знаешь что… — Женя задумался. — Купи и ту, и другую. Аммонийная быстро переделывается в калийную, а смесь легко разделить на отдельные части. Да и сам фосфор может пригодиться.

— Принято. Дальше… М-мм… Каменный уголь и канистру нефти… Уголь без проблем, а нефть нужно поискать. С серной кислотой тоже проблем не будет — в автомагазинах, для аккумуляторов… Вот с азотной — даже не знаю, где ее искать. А зачем все это? Ну, селитра — понятно, а остальное?

— Элементарно. Уголь и нефть — исходное сырье для получения толуола. Можно из того, можно из другого, возгонкой. Из нефти проще, но это не принципиально. Ну а из толуола, как сам понимаешь, изготавливаются шесть изомеров тринитротолуола, один из них — симметричный или так называемый а-изомер — в просторечье обзывается просто тол. Да-да, те самые толовые шашки.

— Блин… Эту бы информацию нам тогда… В Белой Воже…

— Увы, там не было научно-технических библиотек…

Валентин, от нечего делать, терся в лаборатории Евгения. Но поскольку все эти опыты были ему непонятны, да и Женя в ответственные моменты прогонял, пугая возможным взрывом, большую часть времени просто скучал в деревне, терпеливо ожидая возможности покинуть эту, с его точки зрения, довольно скучную реальность капиталистической России. Лишь на выходные Стас с Кокорем приезжали к ним и вся компания начинала строить планы на возвращение в древнюю Русь.

Пока суть да дело, основную порцию золотого запаса до лучших времен положили в спецхран банка, где трудился здешний Стас. Полтергейст на даче выродился в довольно безобидные штучки, к которым все уже привыкли, а временами прекращался вовсе.

8

В середине лета вся компания вновь собралась на кухне у местного Стаса, который заранее предусмотрительно отправил свою семью куда-то отдыхать к родственникам.

— Ну с золотишком разобрались? — спросил старший Стас, перебирая какие-то бумаги в кожаной папке.

— Не совсем. Беда с монетами. — ответил младший. — Ах! Зараза, все же клюнул. Больно!

Он в этот момент дразнил попугая в клетке — просовывал внутрь палец. Попугай, защищая свою территорию, сначала пугал, но потом ему надоело, и сильно клюнул, прищемив кожу на пальце своим кривым клювом, и тут же отдернул голову. Впрочем, обошлось без крови. И Стас, энергично встряхнув кистью руки, сразу потерял интерес к этому увлекательному занятию. Ребята засмеялись, а старший Стас как будто и не заметил ничего смешного:

— Что так? Вроде верный человек, не обманет.

— Вот в том то и дело. — покачал головой приезжий Стас, присаживаясь за стол. — Понимаешь, он римскую монету взял на пробу, отдал куда-то на экспертизу, а там признали — фальшивая. Точнее, не фальшивая, а как бы сказать… Поддельная. Ну, новодел. Ведь ей должно быть более двух тысяч лет, а эксперты говорят — не более пятисот-шестисот. Это я все понимаю. Мы то ее в 5 веке взяли. Как раз те самые пятьсот, как монету отчеканили, и сразу сюда. Но экспертам то этого не объяснить. А все остальное — претензий нет: и штампы оригинальные, и к содержанию золота. И тем не менее. Причем, этот «фальшак» он взял, ведь штамп то оригинальный — экспертиза точно подтвердила, но отпечатана по его мнению — в 15–16 веке. То есть, все равно редкость. Остальное я не показывал и теперь не покажу. Одна «чудная» монета — куда ни шло, а если несколько? Ведь вопросы пойдут — кто мог в 15 веке подделку римских монет наладить и с какой целью? Опять же — откуда мы их взяли. Короче, нужен такой нумизмат, который к экспертам не полезет.

— Да, забавно… А может, ну их, нумизматов то? Сдай в наш банк на вес?

— Жалко. — возразил Евгений за Стаса. — Мы уж думали. Нужно огнестрелы прикупить: винтовки, повезет — автоматы, а оно дорогое, не хватит нам тогда денег. Если на вес то. Не, пусть Стас еще походит, поторгуется с жучками. Уж в самом крайнем случае — можно будет твоему нумизмату отдать, все равно это больше будет, чем в банк.

— Жаль, ну да ладно, думаю — разберетесь. С винтарями можно подумать. Может даже там, в деревне дешевле будет. Ведь бои с немцами на Смоленщине были и черных археологов по лесам каждое лето незнамо сколько бродит — сам встречал. Конечно, не Псковские леса, но все же. Сходите в лес, отловите кого-нить из археологов, поговорите. Делов то? Сейчас у них самый разгар сезона.

Младший Стас тут же посмотрел на Валентина:

— Валь, как раз для тебя работа, а? А то заскучал ты что-то последнее время. Лукошко в руки и в лес. Найдешь грибов — хорошо, найдешь этих самых археологов — еще лучше. Тем более, нам начинка мин и гранат не нужна, только сами оболочки. Женя найдет, чем их наполнить. Помню, рубчатых рубашек от гранат по полям много валялось. Само собой, стволы. Пусть ржавые. Лишь бы сталь была нужная.

— Фига се, работенка? — возмутился Валентин. — И как я их искать буду? Подходить и спрашивать — дядь, ты бомбы собираешь или так, по грибы пришел? Может лучше я сам поищу? Ты мне только миноискатель обеспечь…

Младший Стас ответил, что отличить археологов от грибников очень просто, хотя бы по наличию лопаты вместо лукошка, с миноискателем же, точнее с поиском его самого — могут быть проблемы. А хозяин дома, пока шла перепалка с Валентином, догадавшись о занятиях дачников, с интересом посмотрел на Евгения:

— Вы там дачу то не подорвете? — увидев отрицательный ответ, обратился к Кокорю. — Да, вот еще. С тренером я на днях говорил. Слышишь, Сергей Петрович? Раскусил он тебя. Говорит, не мог японец фехтованию обучать. Совсем другая школа. А уж твои бои с шестом — и подавно.

— А что с шестом? — Кокорь удивился, — Известное дело, как с рогатиной, тут то даже проще, чем с мечом.

Кокорь даже встал из-за стола, чуть не опрокинув свой бокал, и попытался показать разницу движений при ударах мечем и рогатиной. Но на него все тут же замахали руками, садись, мол, и так кухня маленькая, еще разобьешь что-нибудь. А Старший Стас продолжал:

— Вот-вот. Второй момент — ты когда щитки одеваешь — меняешь весь стиль боя, что вообще чудно, хоть для нашей, хоть для японской или французской фехтовальных школ.

— А как же по другому? Одно дело в рубахе без щита — все удары нужно успеть на меч принять, другое — в доспехах. — Кокорь опять попытался жестами показать, как все это происходит. — Зачем силу тратить, если удар в бронь идет и та, знаю, выдержит? Лучше я за то время сам ударю.

15
{"b":"93820","o":1}