ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Можно попробовать восстановить наган. — сказал Евгений. — Только возни будет… И прочности никакой, только внешне как новенький, а так… Не знаю, выдержит ли этот металл пару выстрелов?

Осмотрев штыки Стас заинтересовался:

— Жень, выходит, ты каждую раковину по отдельности восстанавливаешь? А как?

— Элементарно. — встрял Валентин. — Обтирает сверху парафиновой свечой и в ванну с электродами. Свеча поверх ямок проскакивает, вот они и остаются не промазанными, туда то железо потом и налипает. Я тоже так могу. Выкапывать все это дело из земли намного сложнее.

— Мели Емеля… Ты только завершающий процесс видел, а тут подготовка требует намного больше сил и, главное, знаний по гальванике. — Евгений поднял вверх указательный палец. — Ты б лучше не болтал, а положил бы свой наган на ночь в керосин. Пусть отмокнет. Попробую завтра за него взяться.

Стас взял в руки наган, попробовал прокрутить барабан, взвести курок, но ни одна деталь даже не шелохнулась.

— Ижевский, 40 года выпуска. — прочитал он надпись на корпусе. — Похоже, офицерский. Сержантам самовзводные не давали.

— Там что плохо, — продолжил Женя, обращаясь к Стасу. — В раковинах сталь была, а я то могу лишь мягким железом их заполнить. Только вид и никакой прочности. Раковины сверху — ерунда, но если ствол и изнутри так же изъеден, то все… На выброс. Или продать кому-нить в коллекцию.

В комнату заскочил Кокорь, взял русский штык, поцокал языком, дескать «Вещь!» и опять убежал в другую комнату смотреть телевизор.

— Чего он там нашел? — удивился Евгений, обращаясь к Стасу. — Представляешь, воину профессионалу этот ящик для идиота интереснее оружия?

— Ну, это пока не оружие. — возразил Стас, через порог заглянул в комнату Кокоря и засмеялся. — Иди, глянь сам, чего он смотрит.

А на экране в тот момент появился очередной рекламный ролик майонеза «Кальве»: милая мамочка утирала рот великовозрастному повару Вовочке. Покачав головой Евгений сморщился и пробормотал:

— Во-во! Ну надо же такую ахинею нести? Никогда Кальве покупать не буду — ложь от начала до конца…

— Почему ложь? — удивился Валентин. — Потому что такая сцена в жизни никогда не может произойти — пояснил Женька. — Здесь нарушены законы мужской и женской психологии.

— С чего ты взял? — не унимался шофер. — Очень даже нормальная сцена, ты же вроде бы не психолог. — Элементарно. В этом ролике мамочке отводится роль экспериментатора на кухне, а дипломированному повару — наоборот. Но суть в том, что ни одна женщина не будет проводить опыты с едой, включая неизвестный майонез, пока не услышит отзывы кого-нибудь еще. Самостоятельность — для них табу, запрет на генетическом уровне, и если таковая найдется, то я ей срочно порекомендую обратиться к психиатру, ибо это симптом о серьезном нарушении психики.

— Ничего не понял, объясни?

— Хорошо. Сколько по твоему лет человечеству?

— Ну миллион, а причем здесь?..

— Вообще-то, побольше, но пусть будет по твоему, а история цивилизации насчитывает всего шесть тысяч лет, значит весь предыдущий период — девятьсот девяносто четыре тысячи шло формирование и закрепление психологии двух основных родов деятельности: мужчины занимались только охотой, а женщины только собирательством. Предки всех людей прошли этот этап. А теперь подумай, могли ли у собирательницы кореньев, грибов и ягод проявится экспериментаторские черты? Хранительнице очага? То есть, желание попробовать новый корешок, угостить домашних неизвестной ягодкой или грибком? Если и появлялись такие, то они потомков не оставляли. Выжили только те, кто пользовался известным рецептом, опробованной технологией, полученными от других знаниями. Все! Закон Дарвина в чистом виде! Это жесткое русло для формирования женской психологии. Шаг вправо, шаг влево — смерть всей семье. Иное дело у мужчин — если ты, охотник, будешь всегда применять один и тот же прием для выслеживания и ловли дичи — наверняка помрешь с голоду сам и уморишь свою семью. Значит тот же естественный отбор, но с обратным знаком — тут выживал любитель всяких новшеств. Да ты, Валь, молодой еще, а то б сам обратил внимание — кто собирает всякие рецепты, читает кулинарные книги и обменивается опытом с подругами? А видел когда-нибудь мужика, заглядывающего в кулинарный справочник? И тем не менее, профессия «повар»- мужского рода, а для женщин есть лишь полупрезрительное «кухарка», ибо «повариха» — это еще более обидный термин. Понял теперь? А что мы видим на экране? Все с точностью до наоборот.

— Жень, ролик то давно кончился и уже фильм идет, а ты все свою тираду договариваешь. Пошли, не будем мешать Кокорю. Как же ты все-таки баб ненавидишь.

— Не, ты не прав, я их всех люблю, даже откровенных дур. Просто не нужно им хватать мужские обязанности и тогда все в этом мире будет хорошо. Валь, а наган все равно в керосин на ночь положи.

— Положу, положу. — перебил Валентин Женьку. — Стас, тут еще такое дело. Рядом с деревней, на отшибе, стоит длинный такой сарай, видел наверное?

— Ну, знаю, конюшня бывшая. И что?

— Плуг там лежит. Тоже старый и ржавый. Точнее, рама с колесами, а на ней три плуга висит.

— Трехкорпусной. — поправил Стас.

— Да. Я попробовал поднять, фиг там. Он, наверное, полтонны весит да еще в землю врос. Плюс всякие косилки, боронилки, грабли, но они совсем ломаные. А плуг вроде целый, потому что там ломаться нечему. Все детали здоровые. Размер где-то три на полтора метра. И еще метр высотой.

— Да, плуг — это замечательно. Он нам может здорово пригодиться там. В будку только не влезет. Его разобрать можно?

— Ну, если ржавые болты открутим, то можно. Разобрать, сложить… Я даже придумал, куда его запихать можно, чтоб в будке не мешался. Под кузовом между колесами и бензобаком сделать плоский ящик и туда все длинные детали, немного торчать будут над задними мостами, но это не страшно. А сами лемехи в точно такой же ящик с другой стороны.

— Кстати, лемехи не обязательно в ящик. — добавил Евгений. — Наоборот, сверху на кузов, как броневые щиты. Надо пахать — снял, надо в бой идти — опять повесил.

— Ага, ага… — возразил Валентин. — Гаишникам сам будешь объяснять, для чего железки снаружи торчат?

— Да, любопытно. — задумался Стас. — Можно попробовать. А он точно выброшен?

— Да точно, кому он нужен? Совхоз давно развалился, а всю тамошнюю технику лет десять никто не трогал. Там через грабли уже куст бузины вырос.

— Все равно, притащить его нужно так, чтоб никто не видел. — согласился начальник. — Но плуг, это да. Можно, конечно, купить… Но даром — всегда лучше.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ЧАСТИ

Данное художественное произведение распространяется в электронной форме с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.

23
{"b":"93820","o":1}