ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сабли, что ли? Совсем не факт, сейчас можно достать любое оружие, в любом состоянии. Ладно, считайте, что я вам поверил. Рассказывайте — что, как, что нужно от меня… И, главное, как вы в наш мир попали?

— Ага! Поверил все-таки! Так ты помнишь то самое злополучное поле?

— Пока нет, и ничего злополучного не помню. Поле — как поле. Приехали, отработали, уехали. У меня даже фотографии где-то лежат.

— А как туда ехали?

— Тоже ничего особенного — своим ходом поперлись, да еще незнакомой трассой — поплутали немного по степи после Астрахани, потом уткнулись в железную дорогу. Поскольку переезда не нашли — махнули прямо через нее и выскочили рядом с Кизляром на шоссе…

— Железная дорога? Ах да… Там действительно должна была быть железка, но мы то автостраду искали…

— Автострада — за железкой…

— А мы в межпространственное окно проскочили. Да сразу в древние века попали. К гуннам…

— Окно?

— Да, там в пустыне есть окно, на манер бермудского треугольника. Открывается раз в год — только на стыке зимы и весны. В полдень одного дня, который очень хитро рассчитывается.

— Бред какой-то…

Прошло немало времени, прежде чем приятели сумели убедить старшего Стаса, что вся эта история — истинная правда. Они рассказали, как познакомились с местным кузнецом Звягой, как попали в древнюю Русь, как воевали с гуннами. Признались в своей неудачной попытке облагодетельствовать предков достижениями современной науки и техники… Пытались объяснить причины — почему все так получилось. Станислав слушал молча, практически не задавая вопросов и лишь время от времени подливал в бокалы пиво.

— И что вы собираетесь дальше делать? — подвел он итог беседе.

— У нас есть выбор? — ответил Женя за всех сразу.

— Разумеется. Выбор есть у каждого: можно остаться здесь, можно через то же окно махнуть обратно к гуннам, предварительно затоварившись всякими полезными вещами. Если деньги есть.

— Кстати о деньгах. — перебил хозяина молодой Стас. — Мы там приобрели несколько золотых вещичек, примерно с полкило. Плюс серебришко, но серебро сейчас, наверное, не котируется… Немного камешков есть, только они необработанные. Ну и оружие тех времен — сабли, мечи, боевые ножи. Все с отделкой, с камнями самоцветными — под старину, одним словом.

— Хороший меч сейчас стоит около тысячи евров. — сказал хозяин.

— Каких евров? — удивились путешественники.

— Это единая европейская валюта — евры. Вместо марок, франков и прочих песо. — пояснил старший Стас.

— В Европе теперь одна валюта?

— Да, недавно, но уже доллар обскакала. Впрочем, не у всех. Английские фунты, польские злотые, швейцарские марки и еще кое-что по мелочи пока осталось. Впрочем, есть подозрение, что не на долго. Ладно, попробую пристроить ваш товар — с золотом совсем никакого напряга, хотя бы в наш банк, на вес по курсу ЦБ, а на оружие… Если мечи затупить — никакого криминала. Меч или там сабля превращается декоративное украшение интерьера, а если оставить как есть, то могут возникнуть проблемы. Не очень крупные, но все же. Хотя продать и так и так сложно. Не на рынок же с ними идти? Но я вас на покупателей выведу, а там уж сами договаривайтесь. Впрочем, и золото, если считаете, что там есть какая-то художественная или историческая ценность — пока у меня таких знакомых нет. Но можно поискать.

— Стас, а что здесь произошло после того олимпийского года? Почему в СССР — капитализм наступил?

— Хм… Собственно никаких больших событий не было. Социализм, как бы это внятно выразиться, скончался сам — тихо и мирно. То есть, сначала умер Брежнев и после быстрой смены генсеков-полутрупов, к власти пришел Горбачев, потом выяснилось, что в стране кушать больше нечего — мы, ведь, кроме оружия, ничего не производили, и даже продовольствие поставлялось из Америки за счет нефти. А как нефть подешевела, так и все поставки и кончились. Горбачев попытался было ввести какие-то новые принципы, перестройку, там, гласность всякую, колхозы реформировать, а его собственное же окружение — того… — Станислав сделал характерный жест, — как Хрущева… И еще одну глупость хунта ГКЧП совершила…

Увидев непонимание в глазах собеседников, Станислав пояснил:

— Ну это так комитет прозвали, который власть тогда захватил. Короче, этот ГКЧП в первый же день запретил эту самую гласность и позакрывал все газеты, по телеящику, в какую кнопку не ткни, показывали только «Ленин в октябре» и балет «Лебединое озеро». Вот тут-то народ возмутился и вышел на улицы — хлеба нет, зрелищ тоже. Короче, продержалась хунта у власти всего три дня, а потом попыталась сбежать, ну их всех и арестовали прямо в аэропорту. Потом, правда, выпустили… А через пару месяцев руководители союзных республик — президенты… надо сказать, к тому времени каждая республика уже своим собственным президентом успела обзавестись — это еще раньше случилось, с подачи Горбачева, подписали соглашение и распаде СССР, таким образом — каждый из них завладел собственной суверенной страной. А первый и последний президент Союза — остался без ничего. Дальше — каждый как мог, так и развивался: Туркмения строит развитой феодализм, Белоруссия попробовала было социализмом побаловаться, а потом, как кушать стало совсем нечего, плюнула и вошла обратно в состав России. Но уже как автономная республика, типа Татарстана. Остальные — капитализм до сих пор строят — во-общем, кто во что горазд. Поначалу и автономные республики захотели отделится, особенно Татарстан с Чечней. Война ж даже началась, ну а как чечены наши танки пожгли, да еще, говорят, захватили склад с химическим оружием, так мы три бомбы на них и сбросили — Грозный, Гудермес и этот склад… Там сейчас в Чечне и не живет никто. Пустыня. Американы что-то гундят про газы, но это враки, те кто выжил — сами из Чечни ушли — кому охота под радиацией жить? С Татарстаном, понятное дело, все само собой тут же разрешилось, без бомб и войнушки. А на Украине, кстати, до сих пор война идет. Хрущев то в свое время к ней русские территории присоединил, вместе с Крымом. Вот сейчас западные украинцы воюют с восточными. Причем, нам, то есть России по каким-то там международным договорам влезать в ту войну нельзя. Да и другим странам тоже. Поэтому мы официально не лезем, но не официально — подбрасываем нашим повстанцам и оружие, продукты и все остальное. А западникам, само-собой — американы помогают. Впрочем, войнушка там какая-то странная, стрелять — стреляют, но что-то никаких результатов ни у той, ни у другой стороны. Да и убитых почти нет. Очень похоже на спектакль, чтоб от нас и американцев денег сосать.

— А как же атомные бомбы на свои территории? — удивился Евгений. — В наше время говорили — ядерная зима, то се… Людей, небось, погибло…

— О! Это такой цирк был! Ведь чуть до третьей мировой войны не дошло. Сначала Армения с Азербайджаном сцепилась, потом в Молдавии война, впрочем в Молдавии наша 14 армия стояла и, естественно, в конфликт влезла и враждующих в стороны растащила. Между тем в соцлагере такая же буча — американцы и НАТО начали Югославию бомбить. Наши бы и рады помочь, да у самих все границы в огне. А тут Чечня, и это НАТО, вроде как бы по просьбе Грузии начали свои базы на нашей границе разворачивать. Что делать? И тут по всем каналам пошла, якобы, утечка информации, что военные нацелили ракету с ядерным зарядом на Панкийское ущелье в Грузии, где боевики скрываются. Конечно, тут же министр обороны стал все отрицать, типа — стрелять никто не собирается. Именно это заявление еще больше всех насторожило. Народ оттуда повалил, как тараканы. Кто за нас — в Россию, кто против — в Грузию. А в самой Чечне уже вовсю батальоны химзащиты работали — вроде ставили плакаты «радиационная опасность», а на самом деле проверяли — кто еще не уехал. Мировая общественность совсем охренела, Грузия воет во всю глотку и пытается своими силами чеченских боевиков переловить. Министр опять выступает, и говорит, что это всего лишь одна очень маленькая и очень тактическая ракета, и он не понимает, почему из-за нее такой шум. Скорее всего, даже радиоактивных осадков не будет. Во-общем, вместо Грузии ракеты попали по чеченским городам, к тому времени уже пустым. Вроде бы случайный пуск, двух майоров и одного полкана потом судили. Зато американы с НАТО-вцами, утерши испарину, бросили свои базы и убрались к себе домой со словами: «Если эти отморозки из-за пары сотен уголовников готовы ядерными зарядами кидаться, то что станет, если к ним на танках поехать или на самолетах прилететь? Hу их нахрен!». Нас потом чуть из ООН не выперли, но все обошлось. В конце концов — у себя взрываем, имеем право. Договора всякие поназаключали, тем и успокоилось. Из-за них, кстати, ни нам, ни американам сейчас нельзя на Украину лезть.

3
{"b":"93820","o":1}