ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И ты все хитрости знаешь? — перебил старший Стас.

— Разумеется: основной рычаг за картиной на веранде. И чтоб его повернуть с улицы — нужно просунуть руку в единственное поворотное окно веранды, нащупать картину — она на пружине…

— Постой, это вся наша родня знает, лучше скажи, как открывается дверь в чулан, та что из веранды идет?

— Там же, кажется никаких замков не было? — удивился гость. — Другое дело, что сама дверь замаскирована под вешалку, и все, больше никаких хитростей — обычная защелка-фиксатор на стальном шарике…

— Ха, вот и не угадал. Впрочем, я про замок на той двери и сам узнал не сразу. Она ж не запиралась никогда, а тут дед, уезжая в Москву — ее запер, и умер в дороге. Так тот чуланчик мы смогли открыть лишь спустя два года после его смерти. Я тебе потом про секретный механизм расскажу — его только снаружи со стороны огорода отключить можно. И еще, дедову коллекцию часов помнишь?

— А как же… Часовой мастер… Всю жизнь собирал. А что?

— Так вот, обживетесь, поищи ее, ибо я так и не нашел. Пять тайников, помимо тех, что мне сам дед показывал, обнаружил, но они всякой дрянью да часовым инструментом забиты, а коллекции так и не нашел, хотя точно знаю — на даче она.

3

К даче, стоящей на отшибе небольшой деревеньки Котово, подъехали во второй половине дня. Хоть и хорошая проходимость у вездехода ЗИЛ-157, а последние триста метров, как свернули с асфальта, дались с большим трудом — разбитый тракторами глинистый, вперемешку со снегом, проселок изобиловал ямами и большими лужами на колеях не мерянной глубины, забитых грязным перемолотым льдом. И даже рисковый шофер — Валентин предпочитал их объезжать, забирая на целину по обочине дороги.

Едва завидев появившуюся крышу дома, Стас присвистнул:

— Все-таки достроили второй этаж, при мне собирались-собирались, но никак дело не шло. То бревен нет, то досок, а скорее всего — желания…

Подъехали к сплошному серому забору из некрашеных горбылей. Забор, хоть и покосился местами, но в целом выглядел еще вполне прилично, под стать крепкому двухэтажному дому, выкрашенному облупившейся зеленой краской.

У калитки Валентин остановился и приятели неторопливо вылезли из машины, разминая затекшие от дальней дороги тела.

— Валь, дай отвертку. — Сказал Стас.

Подойдя к калитке, он провернул две головки шурупов, внешне почти не отличавшихся от таких же из длинного ровного ряда привинченных досок, после чего с усилием повернул ручку и дверца открылась.

Вблизи было заметно, как сильно обветшал и зарос заброшенный дом. Из под нехоженого снега торчали сухие стебли прошлогодней крапивы, малины, забор изнутри зарос одичавшей смородиной. За домом виднелся огород с раскидистыми яблонями, сквозь голые ветви которых просматривался сарай и еще какие-то пристройки. Всюду лежал нетронутый снег.

Войдя во двор Стас внимательно обследовал тыльную сторону сплошной стены забора. Приятели, заинтересовавшись, тоже начали изучать не струганные доски.

— Чего нашел?

— Тут у нас качели были и вон тот столик стоял, раз расчистили площадку и стол со скамейками перенесли, значит — для машины. Вот у думаю — ворота должны быть.

— Стас, смотри: петля на столбе, — сказал Валентин. — А вот и вторая, хитро заделана — не сразу и увидишь. Похоже, вся вот эта секция забора поворачивается как створка больших ворот. Но поперечины ровные и целые… Как же тут открывается, интересно? Может сломаем, а потом гвоздями прибьем и все.

— Щас, тебе, сломаем… Гляди, глазастый ты наш, не цельные поперечины, видишь — трещина посередине? Значит тут где-то и замочек должен быть. Но это дед уже без меня делал, а то б я знал — как ворота открываются. О, смотри — везде шурупы или гвозди, а тут вот гайка на что-то навинчена… Ну-ка принеси ключ на двенадцать…

Уступив слаженным усилиям, внешне цельная секция забора внезапно разделилась на две створки. Хотя образовавшиеся ворота явно были рассчитаны на легковушку, Валентин все же умудрился протиснуть свой грузовик во двор, а начальник тем временем приступил к главной операции — открытию, собственно, самой дачи, запертой в расчете на длительную консервацию хитроумным часовым мастером, большим коллекционером-любителем всевозможных замков.

Первым делом были сняты дощатые ставни с ближайшего к двери решетчатого окна веранды. Однако наблюдавшие за начальником Женя и Кокорь лишь покачивали головами, удивляясь тому, как много манипуляций было проделано с внешне незаметными шурупами, сливавшимися с серой выгоревшей деревяшкой. Затем Стас повернул стекло самой верхней секции окна и, просунув в образовавшуюся дыру руку, что-то там долго шарил. Наконец, выдернул ее и подошел к двери. Но вместо ключа — опять достал отвертку и начал методично вывинчивать шурупы на декоративной планке, державшей дверную ручку.

Коллеги уже откровенно веселились:

— Стас, а как же мы войдем, если ты ручку отворачиваешь?

— Не боись, я ее потом обратно привинчу. — ответил Стас и, аккуратно положил ручку на землю.

Под планкой, помимо скважины для ключа и четырех дырок от шурупов, примерно посередине замка оказалась еще одна маленькая дырочка. Стас всунул в нее тонкий шестигранник и начал что-то вывинчивать. Как только показалась головка винта с нестандартным шлицем — Стас отложил шестигранную отвертку и привинтил дверную ручку обратно. Затем удовлетворенно стукнул ладонями и сказал:

— Все, теперь можно открывать замок. Этот винтик блокировал задвижку, то есть не то что отмычкой, даже ключом ничего не сделаешь.

— Не пойму — зачем такие сложности? — Спросил Женя. — Дом на отшибе, для честного человека — обычного замка достаточно, а вор топором любую дверь или окно откроет?

— Женя, сейчас попадем внутрь и ты убедишься — что был не прав! — ехидно ответил Стас. — Против этих дверей и окон — топор и лом бессильны, легче сломать стену, но на такой подвиг у воров обычно не хватает ума и времени. Да и шум поднимется такой, что соседи сбегутся.

Пока Стас, проделывая сложные манипуляции, открывал многочисленные двери в коридор, комнаты и на кухню, приятели со двора снимали ставни с окон. Их попытки разглядеть что-нибудь через открывшееся стекло, были безрезультатны. Каждое окно изнутри перекрывалось мощными дубовыми плахами, подпертыми изнутри толстенными бревнами, которые противоположными концами упирались в стены. Стас, проявляя чудеса гибкости, пролезал через все это нагромождение, освещая путь фонарем. Наконец, он открыл последнюю дверь и щелкнул тумблером на электропробках. В доме вспыхнул свет. Войдя внутрь приятели зацокали языками:

— Не, скажи, зачем столько наворотов?

А Стас, не посчитав нужным отвечать, принялся разбирать искусственную баррикаду. Оказалось, что все бревна могут складываться, и вся конструкция разбирается быстро и без усилий, только нужно было знать — в какой последовательности что делать.

Вскоре все было убрано и спрятано в специально отведенные места. Три больших комнаты были обставлены хотя и старомодной, но вполне приличной мебелью: диваны с откидными валиками, буфет со скрипучими дверцами, старинный платяной шкаф, массивный обеденный стол на гнутых ножках, пузатый комод.

— Ну, располагайтесь кто где. Вон та комната моя, я как-то к ней привык. Остальные свободны. И на втором этаже не занято. Во-общем, будьте как дома. Да, вот еще что. Холодильник я подключил, там бутылочка водки стоит, смотрите не вздумайте ее попробовать. Это дедов «привет» для грабителей.

— Неужели сюда кто мог зайти? — удивился Женька.

— Ну мало ли, чего не бывает.

— А что в бутылке? Она вроде как бы запечатана заводским способом…

— Раньше дед делал спиртовую настойку из поганок, а сейчас — не знаю что в ней, но не рекомендую…

— Понятно. — ответил Валентин, — Выпивка и закусь в одном бутыле. А не страшно? Приедешь на дачу, а тут пара покойников полгода отдыхает?

6
{"b":"93820","o":1}