ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сеть, — повторил Сарин. — Слушайте, Ренни, я совсем мало знаю о Сэфес. Нам знакомы попытки конклавов создать своих контролирующих, но там совсем иное: берут ребёнка со способностями эмпата, начинают обучать его, муштровать, дрессировать даже чаще… Профессия. Сложная, требующая серьёзнейшей подготовки, навыков, знаний, но профессия. Их эмпаты и в повседневной жизни не такие, как простые люди. А что у этих? Посмотреть на них в отпуске — это же просто насмешка над самим понятием «ответственность». Тем не менее вот Сэфес, о чьём могуществе ходят легенды, триста тысяч обитаемых миров — стандартная зона контроля. И как это возможно? Оборотничество какое-то. Как если бы человек вдруг становился птицей и начинал воспринимать мир по-птичьи, через её органы чувств, совершенно не похожие на человеческие. Только они не земные птицы, а эдакие птицы духа, живущие в ментальной сфере Вселенной, уж простите за цветистые слова. — Сарин улыбнулся, представив себе звёздных птиц, кинул Ренни получившийся образ — вышло очень красиво — и продолжил: — И все их операции в Сети совсем не то как если бы они сидели за рычагами могучих машин в командном зале и отдавали мудрые приказы, руководили. Нет. Это как если садовник видит свой сад. Он может ничего не знать о строении материи, о генетике, законах биологии… но видит, что крапива душит цветы, а вот здесь разросся бурьян и нужно выполоть сорняки, чтобы дать цветам расцвести. Так же и Сэфес. Правильно я понимаю в общих чертах? Реджинальд кивнул.

— Не хвалите, а то сглазите. — Он задумчиво посмотрел на Сарина. — Это и в самом деле не профессия. Стадия развития. Проникновение. Сад — внутри садовника, а садовник — внутри сада, если вы понимаете, о чём я говорю… Такие, как мы с женой, — ниточка, соединяющая это всё воедино. Если человеку не суждено стать Сэфес, учить его бесполезно. В лучшем случае получится эмпат типа несчастной Керр, в худшем — чудовище. Прецедентов я, правда, не помню, но, возможно, они были. И прошу вас. Павел, Лину образы не показывайте, он вас закидает в ответ, а коллекция у него большая.

— Звёздных птиц-то? — с интересом спросил Сарин. — А любопытно было бы взглянуть. Есть в этом нечто романтичное.

— Они привозят из новых миров массу интересного. — Ренни усмехнулся. — В том числе и образы, самые разные. Хотя, — критично заметил он, — если бы только образы, жить было бы проще. Один Фиске чего стоит!.. И, заметьте, жить с этим животным в одном доме приходится нам. Они-то большую часть времени в рейсах или в разъездах.

— Что за Фиске? — спросил Сарин.

— Фиске — это плоский кот, — пояснил Ренни. — Размером метр на полтора. Редкой стервозности. Ваш знакомый Рауль Нарелин с ним познакомился несколько лет назад и чуть дара речи не лишился, когда уютный плед вцепился ему в руку.

— Однако! — поразился Сарин. — Кот выглядит как плед? Ну и чудо… А как он на предмет молока или там, скажем, сметаны?

— Отлично, не сомневайтесь. Павел, а чем вы намерены заниматься дальше? Из боевого флота вы ушли, сейчас у вас семья, но человек вы деятельный, на месте стоять не привыкли.

— Место я себе нашёл, — засмеялся Сарин. — И Тане интересно, и я рядом, спокоен за неё. Разведывательные экспедиции в новые миры — там мы оба нужны. Конечно, у нас теперь Нико, но о безопасности девочки мы заботимся. И кроме того, знаете, когда-то я занимался живописью, без большого, правда, успеха. А сейчас вот попробовал снова. Покажу, если захотите.

— С огромным удовольствием, — покивал Ренни. — У нас приёмный сын рисует. Проконсультируете? По-моему, у него немного странное цветовое видение.

— Приёмный сын? — удивился Сарин. — Я и не знал.

— Пути Господни неисповедимы. Это клон вашего хорошего знакомого, Нарелина Эльве, только не эльфийской его ипостаси, а личности блонди. Носитель умер уже очень давно, жена, узнав эту историю, пожалела его, ну и… — Ренни развёл руками. — Спорить с женщиной — занятие неблагодарное. Рей оказался очень неординарным юношей, потенциально он хороший Встречающий, скоро они с компаньонкой смогут взять ученическую пару. Рисование для него хобби, но пару неплохих выставок он уже проводил. На Эвене и на Окисте.

— Ах вот оно что… Интересно было бы взглянуть на его работы, да и с ним самим познакомиться.

— Он сейчас на учебной станции. А работы… Пойдёмте в дом, покажу.

— Идёмте. — Сарин поднялся. — Поглядим.

* * *

Работы Рея оказались вывешены на третьем этаже, в просторной гостиной с высоким потолком и большими, в полстены, окнами. Их после выставок осталось около четырёх десятков. Новых Рей написать пока не успел. Сарин подумал, что Рей, видимо, «прощупывает» разные техники, уж больно разноплановыми были эти картины. Часть (судя по всему, ранние) была выполнена в каноническом стиле, простыми красками. Пейзажи, портреты. На одной из работ Сарин узнал Эвен и удивился, что он и незнакомый ему Рей увидели город очень схоже — гротескные дома, бурое небо, тяжёлое, мрачное ощущение, металл и искажённая, но в то же время чем-то притягательная геометрия. Более поздние работы разительно отличались от ранних — в них появился свет, Рей начал пробовать новые техники. Объёмные краски, фактуры, фракталы, обратная перспектива. И портреты изменились. Сарин обратил внимание, что люди на них стали куда естественнее, появилось движение, динамика. Если в ранних работах Рея привлекали в основном разные оттенки фиолетового и зелёного, то в новых цветовая гамма расширилась.

— Это уже после того как он впервые увидел Сеть, — пояснил Ренни, — первый месяц ходил сам не свой, а потом… сами видите.

Сарин молча рассматривал работы, остановившись напротив одного из рисунков. На нём было нечто странное — казалось, будто Рей рисовал по живым линиям древесного среза, и в этих линиях проступали незнакомые лица.

— А сейчас Рей работает с Сетью?

— В данный момент он именно этим и занят, — усмехнулся Ренни. — Официально он мой ученик, на самом же деле… После реакции Блэки сводных пар Встречающих осталось три. Ученическая пара пока только одна. Поэтому те, у кого… словом, кому встречать больше некого, занимаются исключительно с Реем и Раисой. При такой нагрузке Рею даже стало некогда писать картины. Он переживает.

Сарин задумчиво покивал. Странный рисунок притягивал его взгляд почти гипнотически.

— Главное, чтобы душа слышала окружающий мир, ну а техники… я вижу, он вполне способен создавать их сам.

— Вы так считаете? — с сомнением спросил Ренни. — Сэртос этим работам и их автору вежливо улыбались, а сами, по-моему, посмеивались у него за спиной.

— Конечно, парень не профессионал, — кивнул Сарин. — Ну и что? Ведь получается живое! Разве это не главное в искусстве?

— Да, захватывает, — согласился Ренни. — Ну что, идёмте вниз? Обед уже скоро.

— Ещё один вопрос, пока не забыл, — спохватился Сарин. — Мы с Таной даже спорили. Вот вы говорили, что никто не подозревал в Лине с Пятым будущих Сэфес. Рей опять же… он ведь уж точно не обладал способностями! Так в чём загвоздка, никак мы не можем понять? Любой человек может стать Сэфес или Встречающим, или эти способности есть либо нет, раз и навсегда? Но тогда разве не выходит, что одни — изначально избранные, хорошие они люди или нет, а другим заведомо ничего не дано? Может, способности в латентном виде есть у всех, но проявляются лишь под влиянием экстремальных обстоятельств?

— Не совсем. — Ренни присел в кресло, Сарин устроился на диване напротив. — Я не рискнул бы назвать это способностями. Выбирают не люди, а Сеть. Возможно, у человека есть потенциал, но Сеть на него не реагирует — и он даже не знает, что она существует. Рей, судя по всему, до какого-то момента был Сети неинтересен, но потом всё в одночасье изменилось. На горе ли, на счастье — не нам знать. Мы с женой тоже не думали о своих способностях, а вот поди ж ты. И никаких экстремальных ситуаций мы не переживали.

— Но какие-то признаки должны быть, — возразил Сарин. — Не просто же так этот выбор, не может он быть случаен! Почему Сеть выбрала именно вас? Талант её слышать? Но смотрите: талант в обычных областях, увы, вполне совместим со злодейством. Даже гений совместим. А если Сеть выберет человека вообще без моральных достоинств и он получит возможность кроить реальность вдоль и поперёк? Представьте, к каким катастрофам это может привести!

3
{"b":"93836","o":1}