ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как не умереть в одиночестве
Думай иначе. Креативное мышление
Зелье №999
Детские психологические травмы и их проработка во имя лучшей жизни
Когда кончится нефть и другие уроки экономики
Академия Стихий. Танец Огня
Искажающие реальность. Книга 5
Мой идеальный монстр
Оно. Том 2. Воссоединение

— Сейчас, Ради, сейчас… — забормотал Каин, пытаясь одновременно удержать друга и распутать верёвку на его руках так, чтобы не причинить ему новой боли. О своей Каин уже забыл.

Через пару минут ему удалось распутать Радалу руки и вынуть кляп. Радал вскрикнул, захлебнулся воздухом. Видимо, ему было очень больно. Каин поддерживал его по мере сил, гладил по мокрым волосам, что-то говорил, уже сам не понимая, что именно.

Вскоре Радал затих, дыхание его немного выровнялось.

— Ради, нам надо отсюда вылезать, — сказал Каин, когда понял, что тот более или менее адекватен.

Радал ничего не ответил. Каин попробовал встать, ощущая под ногами склизлое дно трубы. Со второй попытки получилось. Он нащупал правой рукой решётку, ухватился за неё. Каин помнил, что там, за решёткой, находится металлическая проржавевшая лестница, по которой иногда спускаются рабочие, чтобы столкнуть какой-нибудь застрявший предмет, — когда поток, несущийся по трубе, не позволяет вычистить её изнутри. Правда, лестничкой пользовались едва ли раз в год. Если как-то поднять решётку, есть шанс вылезти.

Дёрнул раз, другой. Решётка конечно же не поддавалась.

— Каин… — еле слышно позвал Радал. — Как… вылезать… я не могу…

— Решётку надо поднять! За ней лестница!

Радал заплескался, стараясь повернуться, помочь Каину, но тут же с громким вскриком опять рухнул в смесь мусора и воды.

— А люк? Люк открыть снизу? Подняться? — Радал говорил почти как стонал. Каин чувствовал, что друг еле держится, чтобы не кричать в голос. Переломанные ноги не шутка.

— Сейчас попробую, — пообещал Каин. Расплёскивая воду, он побрёл, ведя рукой по стенке трубы, к тому месту, где, по его мнению, должен был быть люк. Вскоре пальцы наткнулись на металлическую скобу, Каин немного отдышался и полез наверх. Лезть было больно, каждое движение отдавало в переломанные рёбра. Вскоре, однако, подъём закончился. Каин пребольно стукнулся макушкой о чугунную крышку, Как её поднимать? Он неуверенно поднял руку, толкнул. Крышка даже не шевельнулась. Тем не менее он толкал и толкал, обдирая в кровь пальцы, но все его усилия были тщетны — такой вес ему было не поднять. Поняв, что всё бесполезно, Каин полез вниз, еле слышно постанывая от боли.

Держась за стенку, он добрёл до Радала.

— Не получается, — сказал он. — Никак…

— Что же делать-то… — еле слышно проговорил Радал. — А если решётку поднять? Может, есть механизм какой? Как её открывают?

— Сверху, — отозвался Каин. — С пульта, кажется. И можно из будки, она там рядом стоит. Ради, мы не выберемся.

Хорошо, что было темно, Каин не увидел, как исказилось при этих словах лицо Радала.

— А решётка открывается хоть когда-нибудь? — спросил он.

— Открывается, — ответил Каин убито. — Тётка говорила, когда забивается слив. И воды становится слишком много…

— Это скоро? Или её как-нибудь… выломать, что ли…

— Как ты её выломаешь? — В голосе Каина зазвучало отчаяние. — Она весит как я не знаю что. И её сверху небось механизм держит. Для чего решётка-то? Чтобы не лазили всякие по трубам…

Они подавленно замолчали.

— Если воды будет много и она поднимется, нас смоет в реку, — добавил Каин. — И мы просто утонем.

Он пока ещё не понимал, что шансы умереть раньше, чем поднимется решётка, у них весьма реальные. Долго ли можно прожить, сидя в ледяной воде почти по пояс? Оба дрожали от холода. Радал при всём желании не мог встать, а у Каина переломанные рёбра болели всё сильнее и сильнее.

— Значит, надо ждать, когда её откроют, — упрямо сказал Радал, — и тогда ты выберешься наверх и позовёшь на помощь…

Речь его становилась почти нечленораздельной — зубы стучали от холода, он уже не мог сдержаться.

— Хорошо, — согласился Каин. — Будем ждать. И тогда я вылезу. Ты не бойся, ладно? Не бойся. Мы выберемся. Всё будет хорошо.

Он ни на йоту не верил тому, что сейчас говорил. Он врал — и чувствовал, что сейчас это ложь во спасение. Каин осторожно присел рядом с Радалом, прижал его к себе, стремясь хоть немного согреть и ободрить.

«Ну и пусть, — думал он отрешённо. — Пусть мы умрём. Зато вместе. Не бывает, чтобы так плохо и хорошо — одновременно. Жаль только, не успели к Ниа сходить, мы бы ей рассказали… Она, наверное, теперь на небе и сейчас всё видит. Она за нас радуется. Как она тогда правильно сказала: «Счастье — то, чем ты можешь поделиться с тем, кто тебе близок». Я сейчас счастлив. Мне больно, и Ради тоже больно, но я счастлив, оттого что мы вместе».

— Не отключайся, — уже почти без голоса прошептал Радал. — Нельзя отключаться… замёрзнем…

— Я здесь, — ответил Каин. — Не волнуйся. Я здесь…

За их спинами, на недосягаемой воле, над рекой рождался рассвет. Небо светлело, облака расходились, над холодной водой разнёсся вскоре долгий печальный клич — мост свели, по нему пошёл первый транспорт.

В городе Вирбире начинался новый день.

Часть II ЭРСАЙ

1

Вторая попытка

Маловероятным представляется также, что разумное существо отважится на такого рода действия. Это противоречит всему, что мы впитываем с молоком матери, и прежде всего для нас недопустима подобная этика поступков. Даже если кто-то согласится, что существование Контроля доказуемо, он не сумеет обосновать своего мнения — слишком велика временная протяжённость, слишком далеко для нас они умеют видеть.

Хуро Наолэ. Обитаемое небо — глазами человека.
Из библиотеки Реджинальда Адветон-Вэн

Нарелин нервничал.

Мысли его витали вдали от Радала, вдали от города Вирбира, где когда-то жила убитая Сэфес женщина, вдали от Ир-нома-тер.

На Эвене его возвращения ждала Санни. Он до сих пор не сказал, что они с Клео не вернутся, и, значит, вся их работа ложится на её плечи, хочет она того или нет. Девчонка хороший специалист, но у неё маловато опыта. Между тем только на неё можно положиться в полной мере… Сейчас все верхи Федерации наверняка гудят как растревоженный улей, а он вынужден в такой момент ловить сбежавшего мальчишку, по чьей милости всё произошло. А время идёт. Синхронизация не совершается. Каждый день, прошедший здесь, — день на Эвене, и с каждым часом всё меньше становятся шансы вернуть всё в прежнее русло.

— Нарелин, — позвал его Клео, он уже был готов, — очнись. Нам скоро пора идти, переоденься.

Нарелин вздрогнул и вернулся к действительности. Вокруг были стены катера. Орбита Ир-нома-тер. В огромном провале перед ними плыла планета — сейчас казалось, что она сверху, над ними. Облачный покров, завихрения циклонов, блеск городов на ночной стороне. Сейчас им предстояло спуститься вниз и отыскать, где затерялся Радал, пройдя через Машину Транспортной Сети.

Эльф покусал губы. Трудно привыкать к прежнему телу. Даже смотреть на всех приходится снизу вверх.

— Давай, — коротко сказал он и взял у Клео свёрнутую куртку.

Лин с Пятым сидели в передней части катера молча, не произнося ни слова. Судя по всему, ситуация их мало занимала, сейчас вниманием Сэфес владело нечто иное, и Нарелин почувствовал вдруг, что они сейчас говорят друг с другом на огромной скорости.

Лин, ощутив его взгляд, обернулся.

— Вы идите, идите, — поторопил он. — Давайте скорее с этим всем заканчивать.

Нарелин натянул бесформенную куртку. Так. «Шмели» у них с Клео активны. Причём у каждого три «шмеля». На всякий случай. Хорошо, что Сэфес позволили взять с собой защиту — мало ли что. И вдобавок средство отыскать Радала. Не «ау» же ему кричать.

— Всё-таки странные они, — проговорил Клео, когда они вышли из стены блока уже на планете. — Наверняка есть возможности обнаружить Радала силами Сэфес. Так нет же, мы должны тратить время на его поиск.

— Найдём, — ответил Нарелин. — И знаешь, Клео, наверное, мне придётся носить обувь на платформе. Это невыносимо — чтобы заглянуть тебе в лицо, я должен задирать голову.

36
{"b":"93836","o":1}