ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эльф, а не человек, — поправил Клео. — Ты Индиго, Нарелин. «Огненная песня». И наши юные друзья, мне кажется…

Клео не договорил.

— Продолжай, продолжай, — попросил Пятый.

— Мне кажется, что они тоже принадлежат к Индиго-типу, — закончил Клео. — Они решительны, импульсивны, категоричны в суждениях. Разве не так, Радал?

Радал с сомнением посмотрел на Клео, потом с ещё большим сомнением воззрился на Пятого.

— Это не Индиго-тип. — Лин говорил спокойно. — И они не импульсивны, разве что защищая себя. Да ещё возраст. Нет, Клео. Это как раз Маджента и есть. Да и решительность. — Лин хмыкнул. — Были бы они Индиго, всё сейчас выглядело бы иначе. Уж поверь.

— Ну что ж, возможно. — Клео не стал возражать. — Вам виднее. Однако вы знаете, к чему привела их «защита» для нас с Нарелином. Если бы мы с ним так защищались, от наших противников давно бы не осталось и следа!

— Оставь им право на ошибку, — попросил Пятый. Радал удивлённо посмотрел на него. — И попробуй простить. Тогда, может быть, и они сумеют потом понять тебя.

— Ты злишься, что я тебя по руке ударил? — спросил вдруг Каин, несмело поднимая взгляд на Пятого.

— Нет, — ответил тот. — Я заслужил, потому что виноват перед тобой. Но я постараюсь загладить вину.

Нарелин усмехнулся и помотал головой скептически.

— Всеобщее покаяние! Мы их не обвиняем, Пятый. Просто, как бы это выразиться… Радал, вот скажи, тебе домой ведь хочется?

— Домой — нет, — ответил тот уверенно. — Уже больше года не хочется. Совсем.

— Вдвоём им быть хочется. Какое уж там покаяние, — усмехнулся Лин. — Ничего им другого, Клео, не надо.

«Им не хочется, — подумал Нарелин. — А вот нам хочется. И даже очень. Но нельзя, причём именно из-за этих счастливых мальчишек…»

Воздух в катере вдруг слово подёрнулся тонкой рябью — и в углу каюты появился Арти. Выглядел он странновато — сейчас его одежда была явно не к месту. Длинный, чуть не до пола, слабо отсвечивающий бирюзовый плащ, ярко-зелёная рубаха, вся в мелкую складочку, и тёмно-зелёные штаны, отороченные по низу чем-то похожим на мех.

— Где тебя носило? — поражению спросил Лин, с восторгом оглядывая Эрсай. — Подари рубашку, а?

— Потом, — отмахнулся тот. — Вы до сих пор тут? А побыстрее можно? Кончайте разговоры.

— Рубашку… — повторил Лин. — Лин!

— Ну пожалуйста.

— Потом, я сказал!

— Арти, мы сейчас идём не в самое приятное место предупредил Пятый.

— Кого поставили первыми? — деловито спросил тот скидывая плащ на пол.

— Клео предложил Индиго, ну я и решил… Как вы называли тех восьмерых, Радал? — спросил он.

— «Прутья», — ответил тот.

— Вот и поехали, — подытожил Арти.

Часть III

ТРИАДА. НАСТОЯЩИЕ

1

«Прутья»

При рассуждении о Системах Контроля труднее всего абстрагироваться от существования «чёрного и белого», «хорошего и плохого». А ведь, если вдуматься, Системы Контроля делят мир не на «хороших и плохих», а руководствуются совершенно иными принципами. Добро и зло — прерогатива Бога. Системам Контроля Господом отведена совсем другая роль.

Брат Шену. О понимании и сочувствии — предостережения и наставления.
Из библиотеки Реджинальда Адветон-Вэн

— Они нас обманывают. — Каин и Радал сидели в дальней закруглённой части каюты, сидели на корточках, голова к голове, и разговаривали настолько тихо, сколько это было вообще возможно. — Это всё неправда.

— Я вижу, — столь же тихо ответил Каин. — Это только в книжках бывает, чтобы ты разом вдруг стал из никого кем-то.

— А до людских проблем есть дело только дьяволу, — печально закончил Радал. — Я давно понял, что Богу всё равно. Было бы не всё равно — или я погиб бы вместе Хатрой, или бы мы с ней вместе выжили.

— А кто это — Хатра? — спросил Каин.

— Моя сестра, — совсем неслышно ответил Радал. — Старшая… Я же говорил.

Они замолчали, Каин осторожно оглянулся. Ну конечно. Арти не было, он исчезал и появлялся по собственному желанию, Нарелин и Клео сидели и тоже о чём-то беседовали, а Сэфес спали в головной части катера. Снова на полу, и снова одетые.

— А ты заметил, что они одежду не снимают? — спросил Каин. — Эти хоть переодевались.

— И чего? — удивился Радал. — Это же форма, мне Рауль рассказывал. Можно не снимать.

— А по-моему, у них там хвосты, — с испугом ответил Каин. — Наверное, это черти.

— Да ладно… — Радал храбрился и совершенно не хотел, чтобы Каин понял — он сам боится.

— Чего им от нас нужно? На самом деле? — прошептал Каин.

— Не знаю, — ответил Радал и кинул опасливый взгляд в сторону Клео. — Но точно ничего хорошего.

Радал прислушался. Нарелин и Клео говорили тихо, но не скрываясь, и вполне можно было различить, о чём они ведут речь. Ни эльф, ни блонди на мальчишек не смотрели, поглощённые разговором.

— Сам посуди, Клео, если всё дело было в Радале и теперь проблема решится, опасность исчезнет, нам уже ничего не будет угрожать на Эвене. Зачем тогда нам здесь оставаться? Пятый говорил, что Грем готовил покушение. Так это чепуха. Такие покушения готовят постоянно, ничего необычного. Сумеем выкрутиться. Главное — пробиться домой.

— У нас нет даже сводок с Эвена, — негромко возразил Клео. — Мы не знаем, что там происходит. Нельзя решать вслепую, ты же понимаешь.

— Даже связаться с Санни у меня не выходит. — В голосе Нарелина прозвучала боль. — Только появился Арти, и вся связь заблокирована намертво. Господи, Клео, я сейчас понимаю, отчего Керр сошла с ума. Не хочу я быть официалом, ничего не хочу, только бы вернуться домой.

Радал увидел, что блонди погладил руку Нарелина таким жестом, словно это была рука ребёнка

— Вернёмся, — убеждённо проговорил он. — Всё будет хорошо. Только не переживай.

Нарелин ничего не ответил. Радал видел его со спины — чёрный, почти женский узел волос, узкие плечи. Неужели действительно этот эльф и Рауль — одно лицо? Невероятно.

— По-моему, они тоже врут, — чуть громче сказал Каин. — Как мог этот мелкий становиться блонди? Нереально.

— Конечно, нереально, — поддержал Каин. — И вес, и рост.

Нарелин расслышал и обернулся.

— У эльфов слух гораздо острее, чем у людей, — сказал он. — Имейте в виду. А насчёт блонди…

Из-за пазухи Нарелина высунул рыжую мордочку Зверик и уставился на мальчишек зелёными глазищами.

— Это симбионт, — сказал Нарелин. — Он вживляется в тело и преобразовывает его материю. Можно не то что в блонди — в дракона превратиться.

Вместо ожидаемого восторга на лицах мальчишек отразилось недоверие и презрение.

— Да не бывает этого, — поморщился Каин. — Ты чего, законов сохранения не знаешь? Я в младшей учебке по физике лучшим был в группе, не рассказывай сказки. Скажите лучше, кто всё-таки эти Сэфес и чего вам всем от нас надо?

— Если Арти позволит Зверику вживиться, покажу, — пообещал Нарелин. — А Сэфес… Эх, ребята, хотел бы я сам задать такой же вопрос! Похоже, нас всех тянет туда, куда мы не хотим идти.

— Не хотим, — эхом откликнулся Радал. — Когда ты… Если ты был Раулем, мы говорили про них. Но мало. Теперь я вообще ничего не понимаю, — жалобно добавил он. — То, что мы познакомились во сне и умеем из щепок на воде складывать узоры, делает нас чем-то особенным? Полная ерунда.

— Для начала нам нужно оживить твоих невольных жертв, — серьёзно сказал Клео. — Иначе мы все просто погибнем. Вы же слышали, что говорили Сэфес. Возможно, вам это кажется странным, но они никогда не лгут.

— И потом, на вас положил глаз Арти, — добавил Нарелин. — Он говорил, что ведёт вас уже два года. А если Эрсай вознамерился сделать из вас Сэфес… Не знаю, ребята. Честно, я не знаю, есть ли у вас шанс отбрыкаться от такой перспективы. Слишком высоки ставки, слишком редки ваши способности. Не знаю.

55
{"b":"93836","o":1}