ЛитМир - Электронная Библиотека

Раннее утро. Комната, окна которой выходят на пустынную по утреннему времени улицу. Город в горах, не иначе. А вот и сами горы, за окнами. Синее, пока ещё блёклое, заспанное небо. Ветки, увешанные бледно — лиловыми плодами, — за самым окном, выцветшая штора чуть колышется от утреннего ветра. Простая комната, длинная, с одним арочным окном.

— Вилла «Ксении», — пояснил Арти. — Один из векторов того, что вы, — кивок в сторону Нарелина и Клео, — называете Террой, вы, — Каин и Радал подняли головы, — Ир-нома-тер, а вы, семьсот восемьдесят пятый — Землёй. А для них, — Арти улыбнулся, — этот мир носит имя Тъсэртар. Впрочем, в имени ли дело?

Пятый и Лин смотрели на Арти равнодушно, кажется, даже с затаённой иронией. Нарелин обернулся.

На сильно потёртом диване у стены сидели двое молодых людей, по виду чуть старше Каина и Радала. Что они Сэфес, Нарелин понял тут же и улыбнулся.

Светловолосый улыбнулся в ответ, серые глаза второго откровенно смеялись.

— Йогер, — представился первый.

— Анидо, — сказал второй.

— Очень приятно, — ответил Радал.

— Вот и поздоровались, — заключил Лин.

— Простите, что я вас убил. — Радал покаянно опустил голову. — Я не знал, кто вы такие, и не хотел никого убивать. Если бы знал…

— Ничего, — ободряюще улыбнулся Анидо, — бывает. Не расстраивайся.

«Сеть это или уже реальность? — подумал Нарелин. — Вернулись эти двое в жизнь или до сих пор пребывают между жизнью и смертью? Если бы понять наверняка! Кажется, можно с концами заблудиться в сетевых мирах-отражениях, которые не отличить от яви. А вдруг вся моя жизнь, Эвен, Терра, Андари тоже всего лишь сон? Везде и нигде, и даже Клео — плод моего воображения, а на самом деле я валяюсь в траве со стрелой между лопаток, может быть, и тела уже никакого нет, а одна лишь трава».

«Ну-ну, — мысленно сказал Клео. — Не преувеличивай. С ролью фантома я несогласен». Нарелин вымученно улыбнулся. — Это самая что ни на есть реальная реальность. — Арти улыбнулся, примирительно, даже пожалуй что и ласково. — Вы справились. Осталось несколько вопросов, и, думаю, вам потребуется несколько ответов. Лин, Пятый, до поры не вмешивайтесь, ладно? — (Оба кивнули.) — Садитесь, чего вы стоите? — обратился Арти уже ко всем. — Места полно.

Через минуту все устроились кому где понравилось. Клео облюбовал глубокое кресло, Нарелин примостился на подлокотнике. Каин и Радал сели на стулья. Один Арти остался стоять посреди комнаты на фоне утреннего окна

— Итак, — начал он, — ваша триада успешно довела ситуацию до завершения. Сейчас я снял блокировки, которые поставил в начале операции. Обе.

— Погоди-ка, — вдруг вмешался Нарелин и уточнил: — А какие именно блокировки, собственно, имеются в виду?

— У вас были вполовину срезаны эмоции и полностью блокированы реакции на нестандартные раздражители, — пояснил Арти. — Иначе вы попросту сошли бы с ума. Сэфес это не касается, а вот вы четверо… Кстати, Радал и Каин, честь вам и хвала за то, что вы сумели пройти Край Радуги. Сломаться там — дело минуты.

Пятый кивнул, Лин — тоже.

— Некоторые до сих пор там стоят. — Лин печально глянул на Каина. — Мы оба, к примеру.

— Мы не прошли, — подтвердил Пятый. — Мы остались на Краю Радуги. Правда, уже будучи Сэфес. Ладно, это можно объяснить и потом.

— Как это вы остались? — поразился Нарелин. — Вы же здесь! Опять какие-то выкрутасы со временем? Вы именно поэтому не возвращались? И потом, не верю я, извините, что нам что-то срезали. Что я, не чувствую собственное состояние? Не от чего нам было с ума сходить. Мы всё же не «кнопки» в катере, а шок от потери Эвена. Мы и без помощи Эрсай умеем держать себя в руках.

— Могу дать понять, как это могло быть, — ответил Арти. — Только не уверен, стоит ли. Лучше до поры пребывать в неведении.

— Срезал, срезал, — подтвердил Пятый. — Он не врёт, Нарелин.

— Теперь это несущественно, — остановил их Клео. — Право на свободу от вмешательства в личность, за которое, кстати, Нарелин долго боролся на Эвене, для Эрсай ничего не значит. Мы уже убедились. Лучше объясните, что такое этот… Край Радуги? Нарелин, ты, кажется, понял?

Эльф поудобнее устроился на подлокотнике и задумчиво побарабанил пальцами по его деревянной поверхности. Звук получился гулким, сочным.

— Не знаю, — сказал он. — Я слышал сказку про мир на краю радуги, где встречаются те, кто потерял друг друга при жизни. Что туда уходят звери… тоже… ждут там своих хозяев, а потом все счастливы вместе. Наверное, это и есть. Для каждого своё.

— Надеюсь, ты понимаешь, что Рауля Найрэ больше нет? — спросил Арти. — И облика Рауля в памяти Зверика нет тоже. Оставь его, Нарелин, теперь Рауль — это Рей Адветон-Вэн. Он нашёл дорогу с Края Радуги и получил право на свою собственную жизнь.

Нарелин опустил глаза.

— Всё верно, — кивнул Пятый. — А насчёт вмешательства, Клео, это была защита, не более того. Ладно, давайте к делу.

— Девятьсот восемнадцатый, какие-то пожелания будут? — спросил Арти. — Место и время — ваше. Свидетели?

— Кто-нибудь из местных, думаю, — ответил Йогер. — Задерживать вас мы больше не смеем. У нас тоже есть дела. На Краю Радуги.

Нарелин поначалу не понял, а потом для него вдруг разом прояснился смысл этих слов. И тогда ему сделалось страшно. Так страшно, что, похоже, зашевелились волосы на голове.

— Вы что же… — сам не веря себе, проговорил он, — вас вывели, чтобы вы пошли умирать снова?!

Йогер кивнул. Анидо — тоже.

— В этом нет ничего страшного, — улыбнулся Йогер. — Поверь, гораздо страшнее было умирать в корабле после удара. Мы умирали несколько дней.

— … Потому что сделали ошибку, — подхватил Анидо. — Если упростить, наша временная капсула нас и убила. Всего-то доля секунды, но вернуться не хватило сил.

Пятый смотрел на молодой экипаж отрешённо, словно их уже не было здесь. Лин уставился в противоположную стену, потом посмотрел в окно.

— Красивое место, — похвалил он. — А время?

— Пара сотен лет назад, — ответил Анидо. — До зонирования.

— А… как? — спросил Пятый.

— Ну… — Йогер замялся. — Или утонем, или разобьёмся в горах. Тут очень красивые горы.

— И море, — добавил Анидо. — Правда-правда! Вы потом полюбопытствуйте, хорошо?

Пятый кивнул.

— Возможно, в следующем отпуске, — ответил он. — Хотя загадывать не стану.

— Удивительные вы люди, — сказал Клео. — «Несравненное право — самому выбирать свою смерть»? Но жаль, что так получилось. Надеюсь, ваша жизнь на Краю Радуги будет светлой.

Он замялся и опустил взгляд, кажется впервые за все эти дни смутившись. Нарелин закончил:

— Светлой и радостной. Правда, Сэфес, нам бы очень этого хотелось.

Они улыбнулись. Встали.

— Мы пойдём? — спросил Йогер — По-моему, нам тут делать больше нечего.

— Идите, — разрешил Арти. — И… Анидо, прошу тебя — посторонний свидетель. Не она.

— Конечно, — улыбнулся тот в ответ. — Неужели я смог бы так обидеть её — собственной смертью?

— Пусть дорога будет интересной и приятной, — едва слышно сказал Пятый. — Счастливо…

Они вышли, тихо затворив за собой дверь. От тени движения качнулась занавеска на окне.

— Ну вот и всё, — устало сказал Арти, садясь в продавленное кресло. — Теперь — с вами.

* * *

— Время, — торопил Пятый. — Не тяни. Кому всё, а кому ещё нет. Арти, дай решение, пожалуйста, и мы побежали.

Нарелин молчал. Врал Арти про блокировку или не врал, но сейчас вместо ожидаемого накала эмоций на него свалилось безразличие. А может, это снова «помощь» Арти?

Он пересел на диван.

— Хорошо, — ответил Арти, — Радал и Каин — решение положительное. Лин, Пятый — решение по паре будет сформировано после зонирования пассивного участка. Нарелин, Клео — решение окончательно не принято, срок — восемь суток. Что ещё от меня требуется?

— Верните нам связь с Эвеном и возможность туда возвратиться, — напомнил Клео. — А также возможность слияния с симбионтом для Нарелина.

83
{"b":"93836","o":1}