ЛитМир - Электронная Библиотека

Это поразило его больше, чем все предыдущее. Я увидел, что челюсти его сжались, как от удара.

— Иисус! — выдохнул он. — Бог мой, неужели весь мир сошел с ума? Неужели у каждого из этого отродья есть родственники, готовые на убийство? Теперь следует ожидать, что у этого бросавшего кирпичи придурка Дюбука объявится дядя или двоюродный брат, который начнет ползать по округе с ружьем, томагавком или другим идиотским оружием! — Он зло тряхнул головой. — Если бы они правильно воспитывали своих детей, в уважении к закону и порядку...

— Это вы скажите им, шериф. Я не знаю ничего относительно Дюбука, но я знаю Холлинсхэда. Он сделает из вас хорошего козла отпущения. Но стоит только ему оказаться в тюрьме, я вам гарантирую, что безумный душитель из Форт Адамса не нанесет больше ни одного удара. Вы будете героем.

— Где же вы держите этого старого простака? — Я состроил неподражаемую гримасу и ничего не ответил. — Черт возьми, я здесь представляю закон, мистер! Мне плевать, сколько значков государственного служащего у вас есть. Вы не смеете приезжать в мои земли... — Шериф просто пытался взять меня на испуг. Когда он понял это, его голос смолк. Но ненадолго. — Собственно говоря, я как следует не рассмотрел ваш знак. И вы не сказали своего имени.

Я передал ему свое роскошное удостоверение. Он включил освещение и внимательно изучил его, понизив скорость. Потом потянул мне обратно.

— Мэттью Л. Хелм, — произнес Раллингтон. — Что значит Л.? Впрочем, неважно. По телевизору в утренних сериалах я видел и более внушительные документы. — Он мог быть в этом прав. Я ответил: — Вы теряете время, шериф. Вы сказали — тридцать миль. Мы проехали девятнадцать. Хотите заключить сделку или не хотите? Если хотите, то лучше включите рацию и пошлите кого-нибудь, куда я вам скажу. Только сначала дайте слово, что будете сотрудничать.

Он колебался.

— Как вы рассчитываете схватить Янссена, не рискуя жизнью Рики?

— Либо вы даете мне возможность сделать все по-моему, либо делаете по-своему. Но это, безусловно, приведет к тому, что вы будете убиты. Ваш мальчик, может быть, тоже.

— Почему я должен вам доверять?

— Потому что Янссен мне нужнее, чем вам, причем так, чтобы за ним не было больше трупов.

Шериф в задумчивости нахмурился. Потом пожал плечами и потянулся к микрофону.

— Хорошо, договорились. Куда мне их послать? — Когда я назвал координаты, он скорчил кислую мину, как будто тот факт, что Холлинсхэд находится так близко от его дома, был насмешкой над ним. Возможно, это так и было. Он передал приказание другой машине и повесил микрофон. — О`кей. А что сейчас... — его голос замер. Он посмотрел в зеркало заднего вида.

— В чем дело?

— За нами хвост. Если это Янссен, то он видел нас вместе, и... Мой мальчик!

— Какая машина?

— Я не могу... Подождите-ка. — Мы прошли несколько поворотов. — Я точно не могу рассмотреть в темноте, но такое впечатление, что это белый “шевроле”-седан с женщиной за рулем.

Скорее всего, мне удалось сдержать эмоции, но про себя я подумал: “Глупая, настырная, сующаяся не в свои дела маленькая сука...”

— Все нормально, — постарался я взять беззаботный тон. — Это — одна из наших. Вы же не думали, что это все я проворачиваю в одиночку?

— Все же лучше избавиться от нее. Янссен сказал, что я должен прибыть один.

— Конечно, — ответил я. — Притормозите, я пойду назад и дам ей кое-какие инструкции. Черт, где на этой модели эти гении из Детройта спрятали ручку?

Раллингтон издал нетерпеливый возглас и потянулся к ручке, которая выглядела как пепельница. Игла через рукав рубашки прошла в предплечье. Я нажал поршень шприца.

Глава 17

Пока я вытаскивал бессознательное тело из-за руля и более-менее надежно закреплял его на переднем месте пассажира, сзади надвинулись огни фар, открылась дверца машины, и я услышал звук поспешно приближающихся шагов. Я даже не повернул головы. Негодующий женский голос резанул по барабанным перепонкам.

— Вы обещали! — Марта Борден была вне себя. — Вы дали слово, что сделаете все, чтобы спасти его жизнь!

— Он жив. Приложи стетоскоп к его груди, и ты услышишь, что сердце бьется как метроном. — Я пристроил шерифа поудобнее, закрыл дверь и обернулся. — Ты странная девушка, Борден. Ты печешься обо всем человечестве, но, по-моему, стремишься провести остаток дней, имея на совести смерть десятилетнего мальчика.

— Что вы хотите этим сказать?

— Карл поклялся стереть своего заложника с лица земли, если его инструкции не будут выполнены, — ответил я, имея в виду, помимо всего прочего, что Раллингтон прибудет на встречу один.

— Тогда что вы делаете...

— Я не в счет. Меня он знает. Он знает, что я не буду выполнять приказы провинциального шерифа. Если он увидит меня, то поймет, что это не план Раллингтона. Я здесь по собственной инициативе. Он может либо заговорить со мной, либо просто пристрелить, но ничего не сделает с ребенком, потому что какой в этом будет смысл? Впрочем, будущее Рики Раллингтона значит для меня очень мало — он не мой ребенок, и я не пекусь обо всем человечестве.

— Вы не должны так говорить!

— Я также не должен говорить этого Карлу. Я просто объясняю, почему могу приехать туда, не подвергая опасности жизнь мальчика. Но если появятся незнакомые машины с незнакомыми людьми — Карл же не знает тебя, — Раллингтона можно заподозрить в двойной игре. Потом он использует свою петлю из провода для сына, если решит, что не сможет добраться до папочки. А по окончании всего просто испарится, чтобы никогда больше не появиться в Оклахоме.

Марту пробрала дрожь. Потом она проницательно взглянула на меня:

— Откуда вы всегда точно знаете, что думает и чувствует Карл?

— Я просто представляю, что буду думать и делать на его месте, вот и все. Она облизала губы:

— Но тогда вы такой же ненормальный, как и он!

— Давай надеяться на это. Если я не совсем такой, некоторые умрут сегодня ночью. Может быть, даже мы. — Я холодно посмотрел на нее в свете фар “шевроле”. — Я не могу тебе доверять, да? Что бы я ни говорил, до тебя не доходит. Ты все еще думаешь, что это любительская ночная прогулка по прерии?

— Проблема в том, мистер Хелм, что это я не могу доверять вам! Вы использовали меня, чтобы попасть сюда. Я взяла машину напрокат, я ее вела. И теперь должна была убедиться, что не стала соучастницей убийства, разве нет?

— Между прочим, в моем маленьком шприце еще кое-что осталось. — Я усмехнулся, когда Марта сделала шаг назад. — Расслабься. Я не могу оставить тебя здесь, на обочине дороги, не зная, кто тебя может найти. Да и времени спрятать тебя как следует нет, так что... О`кей.

— Что о`кей?

— Сыграем в открытую, понимаешь — в открытую. Не пытайся умничать. Садись в машину и поезжай за мной, но в этот раз не старайся быть невидимой. Я хочу, чтобы ты всю дорогу сидела у меня “на колесе”. Не отставай больше, чем на две длины машины, — ни при каких обстоятельствах. Не выключай фар. Когда я остановлюсь, подъезжай и останавливайся рядом, как будто у тебя есть официальное приглашение на торжество. Все откровенно и открыто, а не трусливо и скрытно. Я надеюсь, ты меня понимаешь?

— Не совсем, Мэтт. Как вы собираетесь взять его таким образом?

— Парня вроде Карла нельзя взять, лапуля. Не надо даже пытаться, если не хочешь, чтобы пролилось много крови, может быть, даже твоей собственной. Все. Поехали.

Бадвил оказался по крайней мере наполовину больше, чем это следовало из описаний шерифа. Помимо заправочной станции и двухэтажного универмага (темных в этот час), в четверти мили на восток от дороги стоял большой амбар или сарай. Открытые ворота были украшены колючей проволокой. Было ли это место предназначено для встречи или нет, но оно как нельзя лучше подходило для моего плана.

Шериф сказал, что приближаться надо особым образом, но я об этом не беспокоился. Все представление должно было пройти несколько не так, как спланировал Карл. Играя не по правилам, я рассчитывал на то, что он не любитель, который может сорваться с предохранителя. Конечно, оставалась вероятность, что Карл свихнулся, размышляя о своей мертвой дочери, и это могло осложнить ситуацию. Он никогда не был особенно уравновешенным типом — как, впрочем, и все мы.

28
{"b":"9402","o":1}