ЛитМир - Электронная Библиотека

Я вел машину по разбитой колее к амбару, украшенному огромным выцветшим плакатом, рекламировавшим какой-то сорт жевательного табака. Вторая машина шла следом. За большим зданием я развернулся и остановился среди сорняков, направив свет фар на видавшую виды дверь. Марта остановилась рядом. Она вышла, и я услышал вздох досады.

— Проклятье!

— Что случилось?

— Я порвала совершенно новые колготки об эти чертовы сорняки.

— Бог ты мой, это ужасно! Целых два доллара девяносто девять центов полетело к чертям! Может быть, лучше вернуться домой и дать мальчику умереть, чем приносить такие ужасные жертвы?

— Не очень смешно, — сказала она подавленно. — Где он, как вы думаете?

— Карл? Не беспокойся о Карле. Он где-то здесь. — Я вытаскивал Раллингтона из машины, когда она подошла. — Хватай его за ноги.

— Куда?

— Напротив двери амбара, прямо в свет фар, чтобы Карл мог видеть, какой подарок мы привезли... Так, хорошо... Аккуратно опусти его и внимательнее смотри под ноги, если не хочешь потом счищать навоз с туфель.

Марта сделала шаг в сторону и осуждающе посмотрела на меня.

— Вы собираетесь отдать его Карлу! Но вы обещали...

— Дорогая, — сказал я устало. — Я не знаю, почему трачу время на разговоры с тобой. Ты просто никогда не слушаешь. Разумеется, я собираюсь отдать его Карлу. Я собираюсь отдать Карлу всех нас, да, именно так... Что это? Нет — там, у машины?

Я картинно замер, глядя за спину девушки. Марта обернулась, и я нанес ей короткий, аккуратный удар прямо в подбородок. Правда, такие действия хороши только на киноэкране. В жизни они могут привести к сломанным челюстям и зубам, не говоря уже о сбитых суставах пальцев. В данном случае, однако, все прошло благополучно. Я не очень сильно повредил руку да и Марте не причинил особого ущерба. Опустив тело рядом с лежащим без сознания шерифом, я скромно оправил платье, покачал головой, глядя на спустившуюся петлю на чулке, и выпрямился в лучах двух пар фар. Демонстративно я достал свой “спэшэл” калибра 0, 38 и аккуратно положил на грудь шерифа. Вытащив складной нож, который я ношу с собой (Карл должен помнить это), я присоединил его к пистолету.

Потом я сел рядом с дверью амбара на безопасном расстоянии от шерифа и оружия, лицом к слепящим огням, положив руки на колени, и замер в ожидании.

— Эрик, ты меня слышишь? — спустя некоторое время раздался шепот справа, от угла амбара.

— Слышу, Карл.

— Почему бы мне сейчас не застрелить тебя? Я предупредил Мака, когда заявил о своей отставке, что случится, если он пошлет кого-нибудь за мной.

— Нет, ты этого не сделал.

— Слушай, я сказал ему прямо.

— Ты сказал кому-то, но не Маку, — прервал я его. — Ты разговаривал с имитатором, предателем, работающим на парня по имени Леонард. Этот джентльмен взял под контроль все тайные операции с какими-то зловещими целями, которые еще предстоит определить. Страна летит к черту, учреждение, в котором ты проработал большую часть жизни, уничтожается, его руководитель скрывается, если еще не убит, а сверхсекретный агент Карл крадется по Оклахоме с дурацкой петлей из провода, изображая Безумного Мстителя! Какая глупость! Почему бы тебе не повзрослеть и не стать для разнообразия большим мальчиком вместо того, чтобы хандрить и рыдать из-за поломки такой красивой куколки.

Воцарилась долгая напряженная тишина.

— Ты ужасно рискуешь, Эрик.

— Мне приходится иметь дело с ужасными людьми.

— Ты на самом деле думаешь, что я поверю, что парень, с которым я говорил, был не Мак?

— Он не говорил тебе “сконтактироваться” с ним, если ты изменишь свое решение? Говорил, что дела “в настоящее время” в очень критическом состоянии и он желал бы, чтобы ты передумал? Черт, ты вообще-то слушал его? Или ты слушал, как истекает кровью твое паршивое разбитое сердце?

— Эрик, пошел ты...

— Я говорил людям, что ты профи, — презрительно усмехнулся я. — Никакой ты, к черту, не профи, Карл. Ты просто мягкотелый сентиментальный слюнтяй, который позволяет, чтобы его работа и его страна пошли псу под хвост — точнее, суке по имени Лав — в то время, как он приносит пачку глупых деревенских полицейских в жертву памяти своего священного отпрыска. Скажи мне, сколько, по-твоему, мертвецов хотела бы видеть Эмили на своей могиле?

Последовала еще одна долгая пауза.

— Лав? — спросил Карл. Это было равносильно взятию веса, рассеиванию туч. Я понял, что он мой. — Лав? Элен Лав, сенаторша из Вайоминга? Какое она имеет отношение к...

— Какая, черт возьми, тебе разница? — Сегодня вечером я был действительно агрессивен по отношению почти ко всем. Но это срабатывало. — Какая тебе разница? Ты же у нас Возмездие Инкорпорейтед. Отмщение Лимитед. Ты карающий меч, петля Немезиды.

Давай, давай. Вот жертва номер три, готовая и ожидающая тебя. Доставай свою проклятую струну от пианино. Я слышал, ты неплохо это делаешь. Ты почти начисто оторвал голову одному парню. Продемонстрируй нам свое искусство. Карл. Я всегда хотел увидеть душителя высшего класса в действии...

Марта рядом со мной зашевелилась. Я схватил ее за запястья и впился ногтями в кожу, чтобы заставить замолчать. Я услышал, как Карл подходит. Его фигура заслонила сияние фар. В руках у него что-то было. Он прошел мимо нас и остановился над бессознательным телом Раллингтона.

— Что ты ему дал?

— Ты знаешь что, — ответил я. — Он придет в себя через четыре часа — вернее, через три с половиной. Беспокоиться не о чем. У тебя есть время.

— Заткнись!

Мы опять надолго замолчали. Затем я услышал странный негромкий сдавленный вздох или всхлип и шуршащий звук. Карл бросил удавку на колени шерифа.

Потом постоял некоторое время, глядя вниз, и, не говоря ни слова, зашагал прочь. Марта пошевелилась, но я еще раз сжал ее запястья, и мы остались сидеть в ожидании. Он вернулся, неся что-то массивное и, судя по его походке, довольно тяжелое. Это был ребенок, связанный и с кляпом во рту.

— О`кей, мальчик!

— Да... — помедлив, Карл обратился к ребенку. — Тебе придется немного подождать. Твой папаша спит. Когда он проснется, то развяжет тебя, и вы оба сможете вернуться домой. Не пытайся освободиться сам. Ты не сможешь, только сильно поцарапаешься... Эрик!

— Я здесь.

— Возьми свои игрушки, если они тебе нужны. Пошли куда-нибудь, поговорим.

Глава 18

Карл присоединился к нам в Амарилло, задержавшись в дороге достаточно надолго, чтобы я начал беспокоиться, не передумал ли он вообще приезжать. Без сомнения, именно это он и намеревался сделать.

Однако наконец он приехал, размягченный и без извинений. До рассвета мы обсуждали, как действовать дальше. К этому времени девушка спала, свернувшись в клубок, на кровати у стены, а комната была пропитана дымом от сигар и засыпана пустыми бутылками от пива — Янссен уничтожил все, что я привез из Мексики в холодильнике лодки. Это меня не беспокоило. В отношении пива Карл был бездонной бочкой, чего нельзя было сказать обо мне.

— Еще что-нибудь тебе надо знать? — спросил я, когда мы наконец закончили и направились к двери.

— Смеешься? Конечно, есть еще миллион вещей, которые мне надо знать. Только ты не можешь мне сказать. — Он скорчил гримасу, взглянул на размочаленный огрызок своей последней сигары и раздавил его в пепельнице, стоявшей на маленьком столике около двери. — Но я запомнил имена, оба списка и дату. И то, что все должно носить благопристойный и случайный характер. Эрик, ты заметил кое-что в этих списках?

Я бросил через плечо якобы многозначительный взгляд на спящую девушку и произнес:

— Не загораживай проход и дай мне выйти вдохнуть свежего воздуха. — Я прошел мимо него и вышел из комнаты в теплый свет нового дня. Когда он, закрыв за собой дверь, присоединился ко мне, я сказал: — Мне, как, впрочем, и тебе, платят за то, что мы замечаем в списках разные интересные вещи. Но это отнюдь не означает, что мы можем говорить о замеченном перед Томом, Диком, Гарри или Мартой. Надеюсь, ты понимаешь, что я хочу сказать.

29
{"b":"9402","o":1}