ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Энциклопедия русской кухни
Классические заготовки. Из овощей, фруктов, ягод
Элеанор Олифант в полном порядке
Трансформа. Альянс спасения
Nordic Dads
Засыпай, малыш! 9 шагов к здоровому и спокойному сну ребенка
Незримые нити
Трофей императора
Плюшевая засада

Чтобы как следует рассмотреть мотор — огромную штуковину весом более 250 фунтов, — я опрокинул его при помощи автоматического переключателя на пульте управления. Кроме того, что он был больше любого подвесного мотора, с которым я когда-либо имел дело, движок выглядел совершенно нормально. Мощность была указана на крышке и на пластинке с номером модели.

В поисках ключа к загадке я хмуро смотрел на большой трехлопастный винт, висящий над водой. Согласно заводской литературе этот четырехцилиндровый двигательный блок выпускался в четырех стандартных модификациях мощностью от 85 до 125 лошадиных сил. Самый слабосильный мотор из серии, который предположительно был перед моими глазами, обычно вращал винт с шагом около пятнадцати-семнадцати дюймов. Самый мощный оснащался винтом со значительно большим шагом.

Едва не свалившись за борт, я изловчился и разглядел цифры на винте: шаг был двадцать один дюйм, этого было достаточно, чтобы противостоять океану. Таким образом, я получил ответ на вопрос.

У меня на корме стоял явно необычный 85-сильный мотор, так как при такой мощности невозможно раскрутить винт до максимальной скорости. Либо это был специально форсированный движок, либо, что более вероятно, кто-то взял 125-сильную модель и просто поменял крышки и таблички. Неудивительно, что лодчонка при полном газе была такой неустойчивой — ведь ее толкали почти на пятьдесят процентов больше лошадиных сил, чем она была рассчитана...

Волна от проходящего судна заставила меня взглянуть вверх и вспомнить, зачем я здесь нахожусь. Несколько катеров — беженцы с мест рыбалки в открытом море — направлялись в бухту. Среди них я заметил быстроходный катер с ребятами на борту, сделанный в виде шаланды с комбинированной силовой установкой.

Я смотал леску и обнаружил, что моя сардина исчезла. Я заменил ее. Потом, подняв подушку сиденья, достал из встроенного холодильника пиво и сандвичи. Полный комфорт, как дома, отметил я с кислой миной. Полный комфорт и все удобства, включая резерв скорости в девять узлов — сорок скрытых лошадиных сил, о которых Мак не позаботился упомянуть, описывая судно по телефону.

— Гуайямас, Эрик? — Он назвал меня, как обычно, моим кодовым именем. Мое настоящее имя Мэттью Хелм, но им редко кто пользуется внутри организации. — Что привлекательного в Гуайямасе, позволь тебя спросить?

— Рыба, сэр, и приятный солнечный пляж.

— Ты мог бы найти хорошие места для рыбалки и загара, не выезжая за границу. Я думал, тебя несколько утомила Мексика. Последнее время ты бывал там довольно часто.

Я насупился, глядя на стену больничной палаты, откуда меня изгоняли, полагая слишком здоровым. Мак пообещал мне месячный отпуск по состоянию здоровья, но у него была подлая привычка извлекать небольшую пользу для правительства из наших отпусков: когда мы были под рукой, нас тут же отзывали для своих нужд.

— Сэр, не лучше ли вам послать меня в Калифорнию или в Си Айлендс Джорджии? — Я знал, что единственный способ остановить его, когда он становится вкрадчивым, — это лобовая атака. — Сэр, только назовите место, и я отправлюсь туда. Конечно, я буду рассчитывать, что получу мой месячный отпуск позднее, когда вам больше не будут требоваться мои услуги.

— О нет, ты неправильно меня понял, Эрик, — быстро ответил Мак. За две тысячи миль от Вашингтона я мысленно видел, как он сидит за столом перед широким окном, на которое мы обычно щурились. Стройный, одетый в серый костюм седовласый человек с кустистыми бровями. Он продолжал: — Нет, я действительно не имею в виду определенное место. Просто было любопытно, чем тебя может привлекать Мексика? Ты сказал, что собираешься заняться морской рыбалкой?

— Да, сэр.

— Тогда тебе понадобится лодка, не так ли?

— Я собирался взять напрокат.

— Взятые напрокат лодки редко бывают хорошими. Так получилось, что у нас есть достаточно дорогое рыболовное суденышко, которое простаивает в Туссоне, штат Аризона, не очень далеко от тебя. Скоро нам нужно будет от него избавиться — оно сделало свое дело. Ты мог бы им воспользоваться.

Я представил себе, что в любой из старых неповоротливых галош, которые дают напрокат на причале, с ржавой тарахтелкой на корме я сейчас был бы беспомощной мишенью. Мне повезло — ведь именно скорость и маневренность этого судна спасли меня. Это было интересное совпадение. Я ни на минуту не поверил в него.

Я даже не пытался продать себе глупую идею, что в момент покушения я случайно оказался за рычагами управления лодкой, которая так же случайно обладала избыточной мощностью. Когда вы имеете дело с Маком, такие вещи не происходят сами по себе. Я даже не исключал возможности, что это он послал морского льва, изменив таким образом в нужный момент направление моего движения. И отнюдь не из доброго расположения ко мне. Просто я ему был нужен живым и здоровым для предстоящей операции.

А если говорить серьезно, вряд ли он знал, что в меня будут стрелять. Он не мог всего предусмотреть, но, очевидно, он знал, что на море зреют неприятности и может понадобиться пятнадцатифутовый катер. Мак пытался убедить меня провести отпуск поблизости от места возможной опасности, вместе с замаскированной надводной ракетой, которую отдел только что приобрел для дела. Я быстро терял веру в прежнего хозяина лодки, который якобы пользовался ею до меня. Когда я стал припоминать, то понял — было слишком много знаков того, что ни лодкой, ни прицепом, ни машиной по-настоящему не пользовались раньше. Но я был слишком занят, чтобы всерьез отнестись к таким мелочам.

Когда моя несговорчивость расстроила его планы (почему-то ему не хотелось давать мне прямые приказания по телефону), Мак все равно отдал мне лодку и позволил взять ее сюда, чтобы я по крайней мере умел обращаться с ней, когда придет время вызвать меня для дела. А кто-то прибыл прямо в Мексику, чтобы позаботиться обо мне при помощи оптической винтовки прежде, чем вызов сможет дойти до меня...

Возможно, я накрутил слишком много вокруг простой попытки убийства и замаскированного 125-сильного мотора. Тем не менее, самым надежным было действовать, исходя из предположения, что я запутался в одной из сложных паутин интриг Мака. Теперь, так как мой отпуск все равно пошел прахом, надо было вычислить следующий шаг, которого он от меня ожидает. Это было нетрудно. Я уже делал это. Очевидно, прежде всего надо было поработать с моими несостоявшимися убийцами таким образом, чтобы они не смогли помешать моей будущей деятельности.

К концу дня у меня кончились пиво и наживка, и я удил на пустой крючок. С одной стороны, это был длинный скучный день. Но с другой — разве вам бывает скучно, когда вы сидите в засаде на уток или на оленьей тропе? Конечно, намеченная мной жертва могла скрыться в каком-нибудь другом направлении. Но скорее всего он был из Сан Карлоса и вел себя как обычный турист.

И если он вышел из Сан Карлоса, то туда и захочет вернуться. Это была достаточно хорошая версия, чтобы прождать до заката и дольше.

Но мне не пришлось маяться без дела так долго. В половине седьмого, когда солнце начало скрываться за эффектным нагромождением скал на западе, он появился. Сначала я заметил всплески брызг над мысом, потом увидел белый скиф, который шел вдоль волн в белых барашках, грозящих захлестнуть его. Так поздно в конце дня в такую погоду в нашем распоряжении было все море Кортеса.

Смотав удочку, я быстро опустил мотор и повернул ключ. Движок мягко заурчал за спиной, заставляя вибрировать маленький фибергласовый корпус. Я вытянул якорь и осторожно вывел лодку из укрытия — сейчас мне вовсе не хотелось погнуть лопасть о камень. Потом двинул рычаг газа вперед, и мы полетели.

Он увидел, что я приближаюсь, быстро, насколько позволяли волны, развернулся и попытался унести ноги. Мне было его даже немного жаль — почти так же, как себя, когда я, ничего не подозревая, под перекрестием оптического прицела гонялся за тюленями. Я несся, почти не касаясь воды, но на этот раз убрал газ прежде, чем столкнулся с большими волнами за мысом. Мой противник бросился назад, пытаясь вернуться туда, откуда появился. Но его легкая лодка не могла успешно бороться с волнами и ветром. Дополнительный вес и более высокие борта моего судна, не говоря уже о мощности движка, делали свое дело. Я уже подходил к нему, как его маленький мотор остановился.

3
{"b":"9402","o":1}