ЛитМир - Электронная Библиотека

Было десять минут восьмого, и уже смеркалось, когда мы подъехали к новой застройке. Я снизил скорость и приблизился к каменным столбам ворот Приста.

— Можно здесь где-нибудь спрятать этот катафалк — не слишком далеко, откуда мы могли бы добраться до двери кухни, не перелезая ни через какие проволочные заграждения? — спросил я.

Марта бросила на меня быстрый взгляд:

— По-моему, ты должен прибыть по воде.

— Да, я так сказал. Но поскольку я подозрительный секретный агент, я прибуду по земле. Да и твой костюм не очень-то подходит для лодочных прогулок.

— Но ты не можешь подозревать дядю Хэнка...

— Кто не может? Я даже себе не всегда доверяю... Бог мой, посмотри на лимузины во дворе у адмирала! Я никогда не отважился бы поставить здесь свой маленький, стоящий жалкие шесть тысяч “шевроле”. Это сборище аристократов отнеслось бы к нему с пренебрежением, и это расстроило бы его.

— Если ты повернешь направо, за изгибом дороги увидишь старую дорожку, идущую вниз, к воде.

Я остановил универсал в конце дорожки, сдал назад, так что он оказался между двумя деревьями, и вышел, чтобы открыть дверь Марте. Она провела меня по дорожке, которая неожиданно заканчивалась у бетонной набережной. Дальше была вода. Направо сквозь железную ограду можно было видеть причал Приста, маленькую лодку с подвесным мотором и большой катер для спортивной рыбалки. Стояки и башенка создавали на фоне темнеющего неба сложный кружевной узор.

Марта прошла вдоль набережной к ограде. Одной рукой собрав вокруг бедер свою коротенькую складчатую юбку, она перелезла вокруг конца ограды на высоте четыре фута над водой. Я менее грациозно последовал за ней. Мы прокрались вдоль дамбы Приста к причалу и оказались на тропинке, ведущей к дому. Хрупкий чернокожий неопределенного возраста открыл нам раздвижную дверь.

— О, да это Джаррел! — воскликнула Марта. — Ты, наверное, тот проводник, о котором мы говорили, Мэтт, это Джаррел Уайт. Он знает в местных водах каждую мокасиновую змею и аллигатора, и я не удивлюсь, если услышу, что в свое время он незаконно на них охотился.

Негр весело оскалил белоснежные зубы.

— Однако, мисс Марта, кому придет в голову терять время на незаконную охоту на мокасиновых змей?

— Куда дядя Хэнк велел тебе провести нас, Джаррел?

— На заднюю веранду, мисс Марта. Вот эта дверь, вы ведь знаете. Можете сесть на старую софу. Окно в гостиную открыто, и все вы услышите. — Он открыл дверь и посмотрел на меня. — Я поговорю с вами, когда все разойдутся, мистер Хелм.

— Несомненно.

Дверь кухни бесшумно закрылась. Мы с Мартой постояли в темноте. Из открытого окна в середине веранды доносился шум мужских голосов. Я услышал командирский голос Приста, который поприветствовал кого-то и предложил выпивку.

— Судя по всему, не похоже, что они перешли к делу, — прошептал я девушке, стоявшей рядом. — А что, дядя Хэнк не верит в кондиционирование?

— Кондиционер, конечно, есть. Но сейчас приятный весенний вечер, а он не включает его без надобности. Я думаю, в глубине души дядя Хэнк считает, что, если бы господь хотел, чтобы во Флориде было прохладно, он бы не сделал ее горячей. — Поколебавшись, она слегка коснулась моего плеча. — Мэтт...

— Да?

— Извини.

Игла вошла в мой бицепс. Обладание любого вида оружием чревато тем, что кто-нибудь может завладеть им и использовать против вас. Но, если все сделать правильно, можно повернуть и так, что это послужит вашим интересам.

Я был свидетелем нескольких усыплений, с которых мог скопировать свое собственное. Не так давно я даже испытал действие этой дряни на себе. Я потянулся к шприцу, но не закончил движения. Вместо этого я беспомощно опустился на пол, надеясь, что Марта подхватит меня. Она так и сделала, мягко поддержав меня за талию.

— Извини, — услышал я ее шепот, — извини, дорогой, но я должна это сделать. Ты все понимаешь, не так ли?

Для изящного окончания все и должно было так завершиться, но она не уходила. Она стояла рядом с моим предположительно бессознательным телом в течение нескольких бесконечных минут. Я понял, что она слушает смех и болтовню, доносящиеся из открытого окна, видимо, стремясь понять причину этого собрания. Но, как это и бывает в большинстве собраний, его начало запаздывало. Наконец я услышал негромкий раздраженный вздох — либо ее время, либо терпение иссякли. Я услышал звук шагов, осторожно и мягко удаляющихся вдоль веранды. Потом раздался легкий металлический звук. Как я определил — от снимаемого металлического крючка двери. Дверь скрипнула, и Марта вышла.

Я лежал довольно тихо: хотя и не думал, что она вернется, но рисковать не было смысла. Через несколько минут со стороны причала послышались характерные звуки: завелся большой навесной мотор, и лодка двинулась вдоль фарватера...

Глава 24

Я слушал дискуссию уже больше часа, но адмирал ничего не добился. Они пришли с готовым мнением и, похоже, собрались уйти с ним же. Я желал, чтобы они поскорее в этом преуспели.

— Вам, Хэнк, хорошо рассуждать, как смелому скауту. — Голос был со слабым южным акцентом и принадлежал известному в политических кругах человеку — предводителю оппозиции. — Такое впечатление, что у дамы против вас ничего нет. А против меня у нее кое-что имеется. Нельзя оставаться тридцать лет в политике, не срезая кое-каких углов. Каким-то образом она об этом пронюхала. А ваше положение другое. Выражаясь политическим языком, вы человек новый и чистый.

— Вы ошибаетесь, сенатор. — Голос Приста был решительным. — У меня точно такие же проблемы, как у всех.

— Например?

— Я не хотел выносить сор из избы, сенатор, но если это имеет значение, хорошо... Дело касается этого чертового строительства рядом. Все, что я знал, когда продавал, — что мне требуются деньги на избирательную кампанию и что у меня есть земля, а этой компании была нужна земля и водились деньги. Я тогда только что ушел в отставку из ВМС, был слишком занят и не нашел времени, чтобы выяснить все достаточно глубоко. Теперь оказывается, что подмазали нескольких политиков в разных местах; не исключено даже, что без разрешения было использовано мое имя. Если они взвалят это на меня, когда придет время выборов, у меня будет возможность выглядеть либо дураком (кем я на самом деле и был), либо мошенником, кем я не был. Так что мы все в одной лодке. У нее есть кое-что на каждого из нас. Но если мы откажемся подчиниться вымогательству...

Сенатор сухо отозвался:

— Тогда в следующем году в Вашингтоне будет много новых лиц.

— Но среди них не будет женщины по имени Лав, черт побери! При условии, что мы будем держаться вместе и сделаем все, чтобы не дать ей при помощи шантажа проложить себе путь к высшему посту в стране.

— Я повторяю — вы рассуждаете как бойскаут, Хэнк. Может быть, вы считаете, что это стоит вашей политической карьеры, но я не думаю, что это стоит моей.

Вмешался другой голос:

— Как, дьявол, она это делает? Она раскопала настолько старую грязь, что я и сам забыл о ней. У нее должна быть система разведки, которая посрамит ЦРУ...

...Присту понадобилось еще полчаса, чтобы избавиться от них. Наконец дверь кухни отворилась, и появился адмирал со стаканами в обеих руках.

— Я подумал, что сейчас самое время выпить, сынок, — сказал он, передавая мне один.

— Спасибо, сэр.

— Слышал?

— Да, сэр.

— У нее должна быть система разведки, которая посрамит ЦРУ! — передразнил он взбешенно. — Черт, если она не добралась до ЦРУ, то это единственная организация разведки и контрразведки, в стране, на которую она не наложила лапу. По крайней мере, она имеет доступ к архивам — и такое впечатление, что почти все наши спецслужбы тратили на защиту страны от опасности извне меньше времени и денег, чем на то, чтобы совать нос в дела частных лиц и общественных деятелей. Все, что надо сделать проклятой бабе, — это вызвать ручного руководителя национальной безопасности (или как он там себя называет) Леонарда и приказать ему быстренько найти что-нибудь на сенатора Сноуграсса или конгрессмена Картуэлла...

37
{"b":"9402","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ночное кино
Свет ума. Подробный путеводитель по медитации
Сдаюсь на вашу милость
Братья Карамазовы
Драконовы печати
Вопреки всему
Горничная-криминалист: дело о сердце оборотня
Другие правила
Пражское кладбище