ЛитМир - Электронная Библиотека

— Или конгрессмена Приста, — вставил я.

— Правильно. Я был дураком, проклятым заработавшимся дураком. Стоило ей спустить на меня Леонарда с его компьютерами — и компромат, бережно сохраненный в банке данных одного из ваших агентств, готов! Если хочешь знать, ирония судьбы в том, что я голосовал за этот чертов закон о реорганизации, который привел Леонарда к власти. Я полагал, что пришло время действенных мер. Действенные меры! — с мрачным видом он пожал плечами. — Конечно, надо было посоветоваться с Артуром. Но это предложение казалось таким безобидным и простым — слегка модернизировать структуру тайных империй, которые тратят деньги налогоплательщиков, делая практически одно и то же дело. Когда Хэнк остановился, я спросил:

— Чего хочет от вас миссис Лав?

— Поддержки ее кандидатуры на съезде. Получив ее, — судя по всему, она, безусловно, станет кандидатом, — Лав потребует от нас других политических услуг. Конечно, если ее немедленно не остановить. — Адмирал тяжело вздохнул, что-то вспомнил и оглянулся. — Джаррел сказал, что ты взял с собой Марту. Не знаю, насколько это разумная мысль, принимая во внимание некоторые сомнения насчет надежности молодой леди.

— Нет, сэр.

— Что?

— Сомнений больше нет.

Он критически осмотрел меня.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Вы можете спокойно отдыхать, сэр. Она была здесь недолго и не слышала ничего интересного. Видимо, опаздывала, поэтому попыталась усыпить меня, воспользовавшись моим собственным шприцем, украла вашу маленькую лодку и исчезла.

Первой его заботой была лодка, а не мое здоровье. Он быстро взглянул в сторону пристани.

— Если она хотела украсть лодку, то почему не взяла твою? Она больше и быстроходнее.

— Вы же не видите ее здесь, не правда ли, сэр? Я не взял ее с собой. У меня не было желания терять ее, поэтому я приехал на машине.

Хэнк еще раз тяжело вздохнул.

— Артур сказал, что ты человек умный. И бессовестный.

— У меня был хороший учитель по обоим предметам, сэр.

— Ты в неплохой форме для человека, получившего иглу под шкуру.

— В шприце была простая вода, — ответил я. — Вчера я заменил жидкость в пузырьке водой из крана. Одна прозрачная бесцветная жидкость так похожа на другую.

— Ты все понял заранее, не так ли, Хелм? — с довольно мрачным видом адмирал пожевал губами.

— В некоторых вещах она довольно предсказуемая девушка. Перед ней стояли три задачи. Первая — узнать некоторые очень важные сведения. Ими мы согласно указаниям снабдили ее сегодня утром. Вы хорошо выбрали время, сэр, и она не могла не подслушать наш небольшой диалог над картой, хотя в дальнейшем ей надо было вести себя так, как будто она не имеет представления, где скрывается ее папочка. Вторая проблема — как ускользнуть от меня, чтобы передать сведения своим вновь испеченным друзьям.

— А ты уверен, что она связана с Леонардом?

— Да, сэр, — я отхлебнул из стакана. — Несколько дней назад она звонила по определенному номеру в Вашингтон. Марта заключила какой-то договор с Герби. Понятное дело, он поручил ей оставаться со мной, пока не станет известно, где находится убежище ее отца. Получив сведения сегодня утром, она должна была вывести меня из игры и как следует оторваться.

— Откуда ты знал, что она воспользуется для этого снотворным, а не чем-то более радикальным, обеспечивающим постоянное действие?

Я пожал плечами.

— У меня были столкновения с Мартой Борден, сэр, и я уже способен предвидеть ее действия. Она могла бы попробовать украсть мой пистолет или взять взаймы у Леонарда, но она против того, чтобы стрелять в людей. И потом — стрельба в любом случае создает много шума. Она могла бы воспользоваться дубинкой, которую я держу в лодке для глушения большой рыбы, но ударить человека по голове — это еще одно нарушение ее принципов. Марта дважды видела, как я пользуюсь шприцем с наркотиком. Она также видела, что держу его в секретном отделении своего чемодана. Вообще-то не было никаких сомнений, каким оружием она воспользуется, если я дам ей такую возможность. Наконец, последняя проблема — это транспорт. Я дал ей возможность выбрать между своей машиной и вашей лодкой. Она выбрала лодку. Это означает, что встреча с Леонардом должна произойти неподалеку от воды или на воде; возможно, на связной лодке. Если она не утопит лодку...

— Ей пришлось бы наполнить ее камнями. Она практически непотопляема.

— Тогда к этому времени — она смылась уже пару часов назад — лодка дрейфует или стоит на якоре. Еще вариант — ее вытащили на берег где-то не очень далеко отсюда. Вам не стоит большого труда найти ее.

— А Марта? Говорит ли магический кристалл, где она, Хелм?

В этот момент я ему не очень нравился — Прист больше не называл меня “сынок”.

— Я думаю, она с Леонардом и его тайной армией — точнее, флотом — на пути в Катлас Ки, сэр.

— Только не в темноте. Она неплохо знает эти воды, но не настолько, чтобы двигаться в них ночью.

— Если вы в этом уверены, сэр, то у вас больше времени, чем я рассчитывал. Я беспокоился, что они слишком нас опередили.

— Ну, она была в Катлас Ки, но довольно давно, а это не та местность, чтобы ориентироваться по памяти. Днем она еще смогла бы найти дорогу, но ночью она, несомненно, проскочит нужное место или вообще заблудится в лабиринте островов. Я думаю. Марта достаточно умна, чтобы понимать это. — Прист поколебался. — Ты действительно веришь, что она приведет их туда, сынок?

Я снова был в фаворе.

— Да, сэр.

— Я не могу поверить, что она обманет собственного отца!

Кубики льда в моем стакане звякнули.

— Вы не понимаете сегодняшних идеалистов, сэр. Личные привязанности и отношения не принимаются в расчет, когда вы спасаете все человечество от дурных людей вроде Мака и меня и от той бессердечной и безжалостной философии, которую мы проповедуем.

— А как насчет бессердечной и безжалостной философии Леонарда?

— Вот тут-то и есть большой изъян в их идеалистической аргументации, — я огорченно вздохнул. — Они однозначно считают, что если одна сторона плохая, то другая непременно должна быть хорошей. Что ж, посмотрим, не сможем ли мы продемонстрировать мисс Борден, что все одинаково ужасны в этом страшном мире.

Я встал:

— Где Джаррел Уайт, и какое снаряжение вы приготовили для меня?

— Винтовка, патроны и аэрозоль от насекомых. Я могу еще дать взаймы фонарик, если надо.

— В лодке есть. Надеюсь, винтовка более или менее пристреляна. Впрочем, все о`кей. — Мак знал, что у меня не будет возможности в последнюю минуту заниматься пристрелкой. Я поморщился. — Больше всего на свете люблю отправляться на дело в темноте, с незнакомым проводником и оружием, которое пристреливал кто-то другой!

— Я могу сказать тебе одну вещь, сынок: сколько бы раз тебе ни пришлось нажимать на курок винтовки, тебе больше придется пользоваться аэрозолем. Ночью москиты сожрут тебя живьем. Сейчас появится Джаррел со снаряжением.

Глава 25

Для сдержанного на вид человека средних лет Джаррел Уайт обладал довольно юношескими и романтическими представлениями об управлении быстроходными катерами. Мы проскочили через проход, как будто наша маленькая лодка была скоростным глиссером, который борется за золотой кубок на озере Хакасу (если мне не изменяет память относительно названия приза и места соревнований).

В темноте я не мог видеть гребней волн, но каждый из них я чувствовал через мягкое сиденье перед стойкой штурвала. Когда мы достигли открытой воды, негр двинул ручку газа вперед до упора. К счастью, это была спокойная ночь. Но все равно у меня было впечатление, что мы ударяемся о воду только через каждые пятьдесят ярдов или около того. А когда мы это делаем, вода казалась твердой как камень. Бортовые огни были погашены.

— В это время без огней никто не засечет, — прокричал Джаррел сквозь рев мотора, когда я вопросительно оглянулся. — Как вы думаете, они намного оторвались?

38
{"b":"9402","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нарко. Коготь ягуара
Порядочная женщина
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
А наутро радость
Заказано влюбиться
Нетопырь
Подарить душу демону
Европа в эпоху Средневековья. Десять столетий от падения Рима до религиозных войн. 500—1500 гг.
Цепь