ЛитМир - Электронная Библиотека

Говоря это, она на мгновение скользнула взглядом по девушке в углу.

— Да, мадам, — я наклонил голову. Миссис Лав повернулась.

— Я хочу, Герберт, чтобы ваш человек вернул меня к цивилизации. Да, и при сложившихся обстоятельствах я бы попросила еще одного сопровождающего с оружием. Как насчет молодого человека рядом с Хелмом?

Начав спускаться с Джернеганом и Бостромом по трапу, миссис Лав небрежно глянула назад, и я увидел, что один ее глаз прищурен. Это можно было истолковать как подмигивание. Она хотела убедиться, понял ли я, что, приказав сначала развязать мою сообщницу, она сейчас по возможности увеличит мои шансы, забирая с собой максимум сопровождающих. Она хотела убедиться, что это занесено на ее счет. Суровая старая грымза.

— Не надо сопровождать меня до лодки, Герберт, — сказала она. — Продолжайте развлекаться и играть в свои игры.

В каюте все еще было слишком много народу, но двое из них — охранник Марты и радист, — как я надеялся, не были убийцами. По крайней мере, они не относились к тем, кто готов умереть за проигранное дело. Я надеялся также, что Марта готова и ее не будут сдерживать предубеждения против насилия после того, как она видела, какому жестокому избиению я подвергся. Кроме того, я рассчитывал, что приспособление, которое я дал ей, сработает после того, как оно побывало в болотной жиже. Да, надежд у меня было слишком много.

Леонард подождал, пока тарахтение моторки замрет вдали. Потом встал и подошел ко мне. Некоторое время он смотрел на меня тяжелым взглядом, затем руки его сжались в кулаки, и я подумал, что последует повторное избиение. Но он вдруг резко обернулся.

— Дай сюда! — он резко вырвал револьвер из рук безымянного охранника Марты.

— Но, сэр...

Леонард не обратил внимания на протест, если это был протест. Он так сильно сжимал пистолет, что фаланги пальцев побелели от напряжения. Подобная хватка не способствует точности попадания, но на таком расстоянии промахнуться вряд ли возможно. Его красивое лицо исказило выражение неподдельной свирепости. Даже домашние кошки иногда выходят из себя.

Я осторожно отодвинулся за большой штурвал поближе к пульту с электронным оборудованием и почувствовал за спиной движение. Это зрители уходили с линии огня. Леонард поднял пистолет и прицелился. Я остановился напротив него.

— Дважды! — выдохнул он. — В моих руках было все, что я когда-либо желал, и ты, каждый раз ты мне мешал, Хелм! Что ж, тебе не удастся остаться в живых, чтобы злорадствовать по этому поводу...

— Марта, сейчас! — закричал я, бросаясь на пол.

Леонард остался любителем до конца. Он уставился на девушку вместо того, чтобы сначала выстрелить, а потом смотреть по сторонам. Яркий белый свет, затмив солнечный, залил рубку. Ослепительное пламя охватило Герберта Леонарда и его руки, когда он пытался вырвать то огненное, раскаленное, что поразило его. Он закричал и упал, в агонии катаясь по полу.

Никто не двинулся с места. Я перекатился и связанными руками схватил пистолет, выпавший из его рук. С трудом встав на ноги, я подвинулся так, чтобы оказаться над Леонардом, и, изогнувшись, всадил ему пулю в затылок. Через некоторое время шум прекратился — ракета выгорела.

Я взглянул на оставшихся двоих. Охранник Марты поднял руки, сдаваясь. Чернокожий радист пожал плечами, давая понять, что поле его деятельности — электроника, а не насилие. Марта некоторое время слепо смотрела на меня. Потом отбросила пустую ракетницу, распахнула дверь и бросилась к бортику. Ей стало плохо.

Мне понадобилось некоторое время, чтобы без посторонней помощи освободить руки и запустить ракету прямо в голубое флоридское небо.

Глава 31

Мак по-прежнему выглядел как банкир, которого оторвали от изучения финансовой ситуации на бирже. Аккуратный серый костюм, белоснежная сорочка, галстук в мелкую полоску. Черные брови резко контрастировали с седыми волосами. Холодные серые глаза тоже не сильно изменились, но голос немного отличался от обычного. Здесь, в гостиной адмирала, исчезли те твердые, деловые нотки, которые я привык слышать по телефону или в вашингтонском офисе. Мне пришло в голову, что впервые за всю историю наших многолетних отношений мы встретились не по делу в частном номере.

— У меня не было возможности поговорить с тобой, Эрик.

— Да, сэр.

Когда мы прибыли на “Франсис II”, Мак ждал нас на причале. Я подал знак, что задание выполнено, и он сразу переключил внимание на дочь. Я не знаю, какие слова они нашли друг для друга. В любом случае меня это абсолютно не касалось.

Из окна ярко освещенной комнаты я взглянул на затемненную террасу, где мне довелось подслушивать, как проходит политическое собрание. Это было только двадцать четыре часа назад, но казалось далеким прошлым. Через зарешеченные окна террасы был виден большой катер для спортивной рыбалки, тупоносый “китобой” и мое собственное суденышко. Я по привычке подумал о нем как о своем, хотя в действительности оно всегда принадлежало дяде Сэму. Искореженный винт был заменен, и оно опять было готово отправиться в путь.

— Позволь мне поблагодарить тебя, дружище. Я удивленно взглянул на Мака. На моей памяти он впервые благодарил меня за что-то. Что ж, я полагаю, на сей раз ему было за что благодарить.

— Не за что, — скромно ответил я.

— Я не мог требовать от тебя того, что ты сделал, особенно когда в этом был замешан член моей семьи.

— Да, сэр.

Мак слабо улыбнулся.

— Конечно, как глава государственного агентства я должен заявить, что твое поведение было сентиментальным и достойным порицания, но... Спасибо.

— Да, сэр. Дело в том, что мы чертовски долго работаем вместе. Я не мог застрелить вашего ребенка, какой бы суровой необходимостью это ни вызывалось. Надеюсь, вы поступили бы точно так же. Где, черт побери, адмирал прячет выпивку?

Я всегда чувствовал себя неудобно на скользкой грани личных и деловых отношений и поэтому постарался перевести разговор на другое. Если Маку это не понравилось, утром он мог выйти на тарпона и на нем выместить свое раздражение. Шкаф со спиртным я определил по позвякиванию бутылок. Марта наливала себе коктейль, процентов на 90 состоящий из водки. Она отмыла грязь утренних приключений, но в знак какого-то протеста опять нарядилась в свой неопрятный пиратский костюм: полосатую кофточку, белые брюки и поношенные тапочки. В углу комнаты расположился адмирал. Когда я вошел, он тактично заметил:

— Прошу прощения. Кажется, Лаура зачем-то хотела видеть меня на кухне. — Марта обернулась:

— Ты ужасный человек, но я рада, что ты здесь.

— Почему.

— По крайней мере, хоть ты не будешь со мной миндальничать. Все остальные так чертовски предупредительны, что меня скоро стошнит.

Я ничего не ответил. Помолчав, она нахмурилась и довольно резко сказала:

— Код — двойное отрицание!

— Неплохо было задумано, а?

— Это означало на два дня раньше? Например, пятнадцатого вместо семнадцатого?

— Два дня, два часа или две минуты — в зависимости от того, как указывается время. Это тонкие детали служебных взаимоотношений. Официальные справочники ничего не говорят на этот счет. Поэтому, даже если бы ты упомянула об этом в разговоре с Леонардом, он все равно бы ничего не понял. — Я довольно противно ухмыльнулся. — Это значит также, что человек, сообщающий код, ненадежен и с ним следует обходиться соответствующим образом.

— Как, вы мной просто пользовались — ты и папочка?

— Если бы ты не повела двойную игру, этого бы не случилось, не так ли?

— Я должна была это сделать! — упрямо заявила Марта. — Я должна была сделать что-нибудь. Все это было неправильно. К твоему сведению: прежде чем сказать Леонарду о Катлас Ки, я заставила его пообещать (сейчас это чертовски наивно звучит!) — да, я заставила его пообещать, что он ничего не сделает с папой. — Я воздержался от комментариев. Девушка искоса взглянула на меня и продолжила, оправдываясь; — Откуда я могла знать? Увидев в деле тебя и твоих хладнокровных друзей, я хотела верить, что где-то существуют нормальные порядочные люди, которые с уважением относятся к человеческой жизни! А мистер Леонард казался таким обходительным и искренним! Откуда я могла знать, что он ничем не лучше остальных? Я все еще вижу его лицо, — она поежилась, глядя на мена широко открытыми глазами.

48
{"b":"9402","o":1}