ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Когнитивные войны в соцмедиа, массовой культуре и массовых коммуникациях
Наследник черного престола
Инквизитор
Бизнес-ассистент. Лучшие инвестиции в свое будущее
Когда я вернусь, будь дома
Талорис
Малыш, ты скоро? Как повлиять на наступление беременности и родить здорового ребенка
Друзья. Больше, чем просто сериал. История создания самого популярного ситкома в истории
Три девушки в ярости

Здесь мы застряли, ибо доброжелательные ребята с таможни приветствовали нас тщательным обыском машины и прицепа. Они даже привели собаку и подняли ее (восемьдесят фунтов!) в лодку, чтобы она вынюхала то, что они не смогли высмотреть. Но это им ничего не дало. Собака никак не хотела понять особой важности своей миссии и явно предпочла бы поспать на солнышке или погоняться за кроликами. Да, у собак много здравого смысла.

Когда нас наконец пропустили, я посмотрел на часы. Было чуть больше половины четвертого. Я пропустил три телефона-автомата и остановился у четвертого, на заправочной станции, где с удовольствием воспользовался возможностью залить американский бензин.

— Ну, я пошел, — сказал я Марте.

— Запомните: звоните в офис, а не по специальному номеру.

— Да, мадам. Быть может, я и выгляжу чертовски старым, но память меня пока не подводит.

Когда я зашел в будку, мне понадобилось некоторое время, чтобы вспомнить номер офиса. Агенты моего уровня не слишком часто им пользуются. Когда нам нужны инструкции, мы обычно звоним прямо Маку. В конце концов, я откопал цифры из свалки на дне своей памяти, дал их оператору и загрузил в автомат горсть монет. В обычной ситуации я бы звонил за счет абонента, но в данном случае у меня было предчувствие, что лучше не объявлять, кто звонит. Мак хотел что-то продемонстрировать, и я подумал, что лучше прежде узнать — что, нежели начинать с ходу разбрасываться именами.

Я стоял, ждал соединения и смотрел, как девушка вышла из машины в туалет. Что-то щелкнуло, и в трубке раздался приветливый голос профессиональной телефонистки.

— Федеральный Информационный Центр, — произнес голос. Я промолчал, и девушка повторила несколько менее приветливо, почти резко: — Федеральный Информационный Центр!

Я медленно повесил трубку. Чтобы переварить услышанное, требовалось время.

Глава 6

Возможно, вы и привыкли, позвонив в государственную организацию, слышать в ответ причудливое название. Я — нет. Наша организация не такого рода, и у нас нет названия. Не было, по крайней мере, еще месяц назад, когда я последний раз звонил в Вашингтон. Очевидно, это и было то (а скорее — часть того), что Мак хотел мне сообщить. Произошла какая-то перетряска, верх взяли какие-то новоиспеченные бюрократы, и теперь мы являемся Федеральным Информационным Центром или его подразделением. Что ж, такие вещи в Вашингтоне случаются. Чтобы узнать размеры бедствия, я, глубоко вздохнув, перезвонил по тому же номеру. Ответила другая девушка, которая обучалась приветливости в той же школе:

— Федеральный Информационный Центр. Я решил попробовать лобовую атаку и посмотреть, что из этого получится.

— Дайте мне Мака!

— Мака? Извините, сэр, без полного имени, боюсь, я не смогу... О, да, конечно! Вам нужно Бюро Общественной Безопасности. Я вас соединяю.

Я подождал. Вскоре раздался другой женский голос, суровый и деловой.

— Бюро Общественной Безопасности, мисс Доде. Простите, с кем бы вы хотели переговорить? Я не знал никакой мисс Доде.

— Дайте мне Мака, — грубо повторил я, потому что это было навроде пароля.

— Извините, кто говорит?

— Тот, кому нужен Мак.

— Видите ли, сэр... — последовала короткая пауза. — Простите, сэр. Вы сказали — Мак, не так ли?

— Да.

— Конечно, я попытаюсь связаться с ним по временной линии. В настоящее время его офис все еще в старом здании, и мы не успели привести все в порядок. Вы же знаете, как сейчас работают телефонные службы. Не вешайте, пожалуйста, трубку.

Обычно, позвонив в офис в старом здании на боковой улице, я слышал в ответ девичий голос, который просто говорил: “Привет”, за исключением тех случаев, когда было специальное послание для определенного агента, который, как ожидалось, должен был позвонить из прослушиваемого телефона или людной комнаты. В этом случае девушка могла сказать, что я попал в жилище, скажем, миссис Амос Аарварк или дом мистера Захария Ксерксес. И если зашифрованное послание было адресовано мне, я извинялся за неправильно набранный номер и вешал трубку. Если оно ко мне не относилось, то я не обращал на него внимания, говорил условное слово и просил соединить меня с Господом Богом, Великим Сэром или Матерью-Настоятельницей. Обычно это занимало меньше десяти секунд. Нет, все явно изменилось.

В телефоне раздался щелчок, и вновь я услышал бесстрастный голос мисс Доде.

— Простите, что заставила вас ждать, сэр. Я пытаюсь связаться. У нас маленькие неполадки. Но это, как вы понимаете, временно.

— Как скажете, — ответил я. — Продолжайте втыкать. Это шутка.

— Да, сэр. Ха-ха... ну вот. Пожалуйста, сэр. Линия, на которую она меня переключила, просто кишела помехами. Но голос на другом конце провода был знакомым и успокаивающим. Мак произнес три слова, обязательных для секретных агентов. Я ответил двумя другими.

— Эрик?

— Да, сэр. Черт побери, что в конце концов происходит в этом городе идиотов на Потомакских болотах? Бюро Общественной Безопасности, господи боже мой! Разве не оно порубило кучу голов во время Французской революции?

— Я полагаю, Эрик, ты путаешь с Комитетом Общественной Безопасности.

— Бюро, комитет — какая разница?

Далекий голос Мака произнес с расстановкой:

— Происходит, цитирую, “направленная реорганизация всей государственной разведывательной деятельности”.

— Опять? Если не ошибаюсь, был один тип, который пытался сделать то же самое несколько лет назад. Только он так мало знал о разведывательных операциях, что даже не смог управлять своей собственной конторой и к нему внедрили кучу коммунистических агентов. Потом все это с треском провалилось... Его звали Герберт Леонард.

— Правильно, Эрик. Мистер Леонард настойчивый человек и искусный политик, и в этот раз у него, кажется, мощная поддержка.

— Так это серьезно, сэр?

— Достаточно серьезно. Нам на время придется быть очень осмотрительными. Мистер Леонард уже ясно дал понять, что мы ему не нравимся. Минутку. Мне еще кто-то звонит. — Я переждал неразборчивое бормотанье. — Эрик? О чем мы говорили?

— О том, насколько мистер Леонард нас не любит. Предположительно из-за того, что мы помогли сбить бум вокруг него в прошлый раз. Возможно, он опасается повторения этого.

— Может быть. Как ты провел отпуск, Эрик?

— Паршиво, сэр, — ответил я. — Мой Пятница женского пола оказался скрытым миссионером, и кто-то пытался застрелить меня.

— Застрелить тебя? Что случилось?

— Он промахнулся. А потом имел несчастье утонуть, — мой голос сочувственно дрогнул. — Его выловили около залива Сан Карлос сегодня утром. Его смерть была, конечно, совершенно случайной.

— Конечно. Есть ли у тебя какие-либо предположения относительно мотивов покушения?

— Нет, сэр. Мы никогда не были знакомы.

— Понимаю. Что ж, есть немало нанятых другими странами людей, у которых есть все основания не особенно любить тебя.

— Да, сэр.

— Не хотел бы, чтобы у тебя создалось впечатление, что я хочу оставить в стороне покушение на твою жизнь, но есть причины, по которым сейчас я не заинтересован в поисках возможных убийц, тем более что один из них уже мертв. У нас неприятности в собственных рядах. Как ты понимаешь, худшее время для этого трудно выбрать.

— Да, сэр. В чем проблема?

— Если говорить откровенно, один из наших слегка свихнулся. — Это профессиональный риск, сэр.

— Похоже, особенно среди семейных. Как только что-нибудь случается с их супругом или отпрыском, немедленная реакция — использовать свою выучку и опыт для отмщения. Это всегда очень неудобно, но сейчас — тем более.

— Да, сэр. И кто же нынешний сумасшедший? Я его знаю?

— У тебя было с ним дело на Кубе. Агент Карл.

— Здоровенный блондин. Конечно, помню. Так что с Карлом?

— Он получил довольно неважные известия об одном своем родственнике. После этого он сразу же позвонил и сообщил, что на время слагает с себя обязанности, чтобы заняться кое-каким частным делом. Он сказал, что не стоит даже и пытаться его останавливать, ибо любой посланный не вернется.

8
{"b":"9402","o":1}