ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но забывать она не умела. Уж чего-чего, а разум, побывавший нитью коллективного сверхразума, забывать разучивался раз и навсегда... то есть до тех пор, пока жило тело-носитель...

А несколько лет назад произошло то, чего и следовало ожидать. Какая-то неведомая группка мужчин пошла ещё дальше по лестнице развития коллективных сверхсущностей. Объединённые ненавистью к «яме», разумы слились так же, как Я-Мы в момент рождения, но независимо от неё. Да так успешно и бесповоротно слиплись, что даже самостоятельных нитей не возникло и не возникает.

Так родился Легион.

Просто МЫ. Без остатка изжившее, выдавившее «Я». И с истинно мужским пристрастием к игре в шпионов долгое время росло оно в настолько глубоком подполье, что даже Я-Мы ничего не подозревала об их существовании в запределье. Пока они, накопив достаточно сил, ПОДКАЧАВ МЫШЦЫ, не начали боевые действия...

Но даже с ними что-то произошло, когда появился Ты. Даже на них ОН сумел воздействовать. Он, он, опять он, этот воистину вольный индивидуум, что одинаково легко и беспроблемно становился сегментом сверхсущностей и вновь возвращался в себя, закрываясь от внешнего воздействия...

ТЫ воззвал к общечеловеческой СОВЕСТИ МЫ. Да так пронзительно, что легионеры первыми пришли МИРИТЬСЯ.

Они разыскали ЕЁ. Первую. Сумели. Запределье – их территория. Родина.

Осуждённая судом совести старуха-беглянка сидела под пятнистым зонтиком в уличном кафе провинциального мирка Чан, не связанного мультипроходами с сетью. Потягивала местный прохладительный напиток. В этом пункте сорокаградусная жара была нормальной погодой. Надо терпеть. Примерно раз в полгода приходилось менять дислокацию, – навыки подпольной деятельности очень подсобляли в трудном процессе выживания. Шанс, что Семья зашлёт в запределье киллеров – всегда оставался немалым. Она меняла фальш-личины, чаще бывала мужчиной, чем женщиной, но всё равно жила ОСТОРОЖНО.

– Госпожа Сэссил, здравствуйте.

ТАКОЕ обращение к сорокалетнему мужчине, сидящему под зонтиком кафе, можно было счесть шуткой или глупым розыгрышем. Но фамилию СЭССИЛ она носила в позапрошлой жизни, ещё до того, как слилась... Ошибка исключалась.

Она хотела дёрнуться было, чтобы смыться, но... осталась на месте.

Их было трое. Крепкие молодые парни. Профессионалы от и до. Она не успела бы даже пикнуть.

– Не волнуйтесь, миссис Сэссил, – поняли они её нереализованные намерения, – мы не причиним вреда этому телу. Мы не палачи. Более того, у нас к вам предложение, которое вряд ли оставит вас равнодушной.

Слушаю вас, – спокойно сказала. Ей удалось-таки взять себя в руки.

Мы уполномочены пригласить вас в экспедицию.

Если я правильно понимаю, прямо сейчас?

Вы всё правильно понимаете.

Это было странно, но она согласилась без разговоров, поддавшись подсказке интуиции. Убивать её пока не собираются. А ТАМ поглядим...

Я согласна, – сказала, ища глазами официанта.

Не волнуйтесь, миссис Сэссил, уже уплачено. Вначале они устроили ей «морскую прогулку». Море было спокойным, и небольшой аппарат беззвучно

нёсся над самой водой. В Чане вместо флайеров использовали экономичные экранопланы.

Далеко лететь? – спросила Сэссил, чтобы хоть как-то нарушить гнетущее молчание.

Ещё несколько минут. Надеемся, что не сильно нарушили ваши планы.

Да я сегодня в общем-то отдыхаю. На пенсии я.

Мы знаем. Думаю, вам понравится у нас.

Огромная яхта, которая вполне могла на поверку оказаться боевым кораблем, «переодетым» в элитный прогулочный экранолёт. На верхней палубе играла музыка и танцевали девчонки. Десятка два. Некоторые из них были одетые – серёжки в ушах и цепочки на талиях, – но по большей части, кроме туфель на высоких каблуках, на молоденьких телах не было абсолютно ничего.

За столом, наблюдая эротические танцы, сидели трое. При её появлении они синхронно встали. Танцовщиц как морским ветром сдуло в люки, прорезанные в корпусе яхты.

– Здравствуйте, госпожа Сэссил. Мы очень рады, что вы согласились прибыть.

Она ответила им что-то нейтральное (можно подумать, у неё был выбор!), и все четверо присели за стол. Лица у троих хозяев были вроде разные, но идентичные отсутствующие выражения превращали их в однояйцевых близнецов. Уж кому-кому, как не ей, знакома эта печать слияния. Ребята явно были НЕ ЗДЕСЬ. И танец девочек наверняка транслировали «на сторону», для ВСЕХ... У тех, кто её привёз, лица скрывались под личинами, эти же тела – предстали в истинных образах.

– Перейдём к делу, – продолжил один из троицы, не тот, кто приветствовал её; и в дальнейшем они постоянно передавали слово, – мы те, о ком вы слышали, как о легионе. Это не совсем так, но в данном случае – не принципиально.

Мы, как и ваши бывшие сестры и братья, ведем поиск одного весьма интересного объекта. Мы знаем, где он, к тому же мы знаем, что и вы об этом знаете, – он посмотрел на Сэссил.

Она сразу поняла, что имеется в виду. Правда, в тот момент она не знала, что Я-Мы наконец-то восприняла древнюю легенду всерьез и отправилась на поиски. Но – давно опасалась, что это рано или поздно произойдет.

Предположим.

Не скроем, вначале мы хотели разрешить этот вопрос конкурентоспособности при помощи силовых методов, но потом вдруг нас внезапно осенило. ЗАЧЕМ?! Зачем нам уничтожать друг друга? Не спорю, раньше мы прикрывались именем Я-Мы во время некоторых операций, но кто старое помянет...

Что вы предлагаете? И почему мне, пенсионерке?

Союз. Настоящий союз между нами. Гарантия искренности намерений – предложение войти в Храм вместе. Исполнение истинных желаний подтвердит, чего мы хотим на самом деле.

Продолжайте.

Будущее за нами, сверхсущностями. Так или иначе. Но ТАК – означает океан крови. Иначе – бескровно.

Вот как... мне нравится ход ваших мыслей.

Мы не сомневались. Поразмыслив, покопавшись в себе, мы поняли, что война – не единственный способ отвоевать жизненное пространство. Революция – не всегда прогресс... Теперь Мы хотим счастья для всего человечества. Чтобы никто не был обижен.

Да-а. Представляю, как вас поразила эта неожиданная мысль, властно заполонившая сознание. Меня в свое время оглоушило примерно так же...

Вдруг что-то заставило Сэссил, стоящего на пороге входа в Храм, очнуться от воспоминаний и быстро оглянуться... Последнее, что он увидел, была ярчайшая вспышка высоко в небе.

... Они сгорели одновременно, все шестеро. Трое мужских и трое женских тел, замерших в преддверии ВХОДА.

Вопя от ярости, сопровождающие индивиды открыли ответный огонь, целясь в небо. Еще одна солнцеподобная вспышка, и огненный язык слизал с острова всё, кроме Храма и песка. Человеческие тела в доли секунды превратились в пепел. Песок оплавился.

С Белым Кубом ничего не произошло. Как покоился в центре дна котлована, так и продолжал пребывать в том же месте.

И на этот раз никто из соискателей свободы не успел войти в открытый квадрат Тьмы, окружённый закрытым кубом Света.

Спустя какое-то время (ещё до захода солнца) чёрный квадрат внезапно исчез. Не бледнел, не таял – просто взял и исчез. Вот он был – а вот его уже нет, будто незримая рука, вооружённая мокрой тряпкой, одним движением СТЁРЛА. После этого, точно так же, ИСЧЕЗ и сам куб.

СТЁРСЯ. Вот он покоился на дне – а вот его уже нет... В центре песчаной ямы, в том месте, где только что БЫЛ белый куб, теперь просматривалось отверстие. Дыра, ведущая под землю. Нечто похожее на вход в пещеру. Струи песка, как ни странно, не ссыпались в отверстие, образованное на месте пребывания куба. Словно кромку входа охраняло невидимое защитное поле... Песок «ссовывался» по стенкам котлована, и со временем ямина наверняка сгладится, остров залижет нанесённую людьми глубокую рану... но сквозная дырка останется.

А ещё со дна ямы начала подниматься тёплая волна запаха. Будто в ней облегчённо перевело дух какое-то огромное существо. Или само по себе отверстие являлось высунувшимся из-под земли ртом, тяжким вздохом выразившее мнение о происходящем. Этот «рот», видимо, давно не прополаскивался, поэтому свежесть у появившегося запаха была далеко не «первая».

106
{"b":"96336","o":1}