ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Спецагенты.

Лучший прессер и отборнейшая нить Я-Мы... И в эту секунду маму прервал не дядя Саша, а Я.

– ЗАЧЕМ??? – спрашиваю мать вслух, старательно сдерживая крик боли и ярости. – Зачем вы все вынуждали меня и ЕЁ писать наш роман под вашу диктовку? Неужели ЭТО стоило...

Мысли мои подыскали формулировки куда более радикальные. Почему вы не пожалели собственных детей и отправили младших на заклание, сводники хреновы, сутенёры, блин, садоводы-мичуринцы, культиваторы колированных личностей, ЗАЧЕМ???

ЗА ЧТО ВЫ НАС ПРИГОВОРИЛИ?! Мамочка, папочка... РАДИ ЧЕГО?!

– Необходимо спасти Мироздание от пришествия Творца, – тихо-тихо, очень тихо ответила моя мама. И замолчала.

Руки ее опустились бессильно. Она больше не держалась за мою голову... – Продолжил дядя.

Бога ли, Дьявола ли, не известно, вероятно, обоих партнеров сразу. Но некая двойственная сверхсущность, поднесшая зажигалку к бикфордову шнуру, тянувшемуся к бомбе, взорвавшей Вселенную, реально существует, существовала и будет существовать. Только вот К НАМ оно после сотворения мира не совалось. Популярные мифы о том, что «бог есть, вот только он нас оставил и молитвы наши не слышит» – на самом деле основаны на реальном источнике. Сотворив ведомое нам Сущее, Творцы отвлеклись на какие-то другие забавы, но неизбежно должны вернуться и проверить, а чем это детишки занимались, пока родителей дома не было, каких пасочек и куличей наделали, скольким куклам ручки-ножки поотрывали, и чего тут из детских конструкторов понастроили. Оставленные без пригляду детки, сам понимаешь, набаловались всласть, оторвались на полный вперед. Следует ждать тотальной порки... от которой избавить может только средство, условно названное Оружием Свободы. Условно говоря, от гнева или милости бога-дьявола, то есть Отца и Сына – спасти может только Дух Святой. Извини за христианскую терминологию, но в данном контексте она наиболее адекватна. Дух Святой – это, конечно же, родительская любовь. Или ее аналог в высших сферах. Посвященным остается только... э-э, надеяться и верить, что ТАМ – все как у людей. И что любовь не позволит запороть набедокуривших ребятишек...

Вопрос, – выдавил Я. – Предпоследний. Кто эти ка-меннолицые в сером?

Мы не знаем, но главное – они ЗА НАС, – ответила мама, наконец-то осмелившись придвинуться ко мне вплотную, чтобы ОБНЯТЬ.

Наиболее вероятная версия – что это своего рода «оруженосцы», – вставил дядя Саша. – Или жрецы Храма Желаний, как предпочитал в кулуарных беседах говаривать незабвенный Так...

Толенька, я предпочитаю воспринимать их как Порывы Души человечества, – шепнула мама мне на ухо.

В этот момент она наконец-то ОБНЯЛА меня. Почувствовала, что я ПРОСТИЛ её за всё, что она со мной вытворила. Я человек или кто, спрашивается?! Люди прощают тех, кого любят... Всё-всё прощают? Что бы любимые ни натворили???

Пункт предпоследний

МИР: В НУЖНОМ МЕСТЕ...

(дата: однажды во Времени)

* М Ы

... Океан снова и снова бормотал свои наставления. Он вновь и вновь повторял протокол церемонии высочайшей аудиенции, который я успел уже выучить наизусть. Каждый шаг, каждое движение были предопределены, спланированы и исполнены глубочайшего смысла. Мне ещё ни разу не приходилось сталкиваться с такой невероятной глубиной символизма, потому немудрено, что я нервничал.

Теперь я знал, что ХОЧУ делать. Когда океан замолкал, передо мной возникало уродливо-прекрасное видение, которое я лицезрел в шатре. Теперь я знал, что надо делать... Всю жизнь Я был словно терминал, настроенный на приём бесчисленных программ, программа сменялась программой, ведущие сменяли друг друга, и поток информации не прекращался ни на секунду, набивая меня под завязку МИФАМИ...

ХВАТИТ.

«Спасибо, мама и дядя (и близкие друзья дома), что всё мне рассказали, но я ваши надежды не оправдаю, увы. Именно потому, что люблю вас всех. Очень зря вы в меня поверили... я герой не вашего романа. По ходу вмешался незапланированный „deus ex machina“, то есть „бог из машины“, и благодаря его вмешательству кое-что во мне сдвинулось отнюдь не в нужном ВАМ направлении... Из любви к вам – я смогу предать вас».

Вокруг этого парадоксального мыслесплетения кружились и все остальные мои мысли. Достаточно хаотические и разбросанные, но стержень не давал им разлетаться окончательно. Хватит. Растраиваться, расчетверяться и так далее мне противопоказано. Особенно – расшестеряться. Из меня, конечно, виртуозно сотворили профессионального шизофреника, но – просчитались. Я не «шестерка».

В конце концов, может же у человека появиться СОБСТВЕННОЕ желание?! Никакими мифологическими ухищрениями не запрограммированное...

Я не ел, не пил, не спал. Сидел на берегу и пялился в океан, отвлекаясь иногда только для того, чтобы сходить в туалет. Трое суток я пялился в океан. Мое тело совершенно не чувствовало усталости. О, теперь у меня не просто тело, а настоящий кладезь суперспособностей – хоть за это спасибо постановщикам театрального спектакля, в котором я играл с рождения... Тело чувствовало себя совершенно комфортно, словно бы питалось напрямую из космоса.

«Ты знаешь, что должен сделать...»

Теперь – ДА.

Я знаю.

Храм устал. Предельно устал от ожидания. Он существует, чтобы дождаться, чтобы исполнить единственное истинное Желание, способное мгновенно изменить даже самые, казалось бы, незыблемые основы бытия. К нему же испокон веков обращаются только за тем, чтобы получить власть, богатство или прочую подобную химерность. Глупые, недалекие существа эти люди. Даже слившись из половинок в единое целое, они не догадываются, ЧТО ищут. Дух Святой... Ха. Как бы не так!

А он ждет, ждет с начала времен, носится по мирозданию в ожидании. Он хочет, чтобы ему был задан единственно важный вопрос, на который у него готов ответ, но таких вопрошающих не было, нет и уже, наверно, не будет... Если даже Отец и Сын только пытались сформулировать этот вопрос, но, помэкав и поэкав, отчаялись, ужаснулись собственной недалекости, и скрылись с глаз его долой, канули бесследно.

Я тоже не тот, кого он ждал все эти годы. Конечно, у меня накопились вопросы, которые лично мной считаются вопросами жизни и смерти, но по сравнению с предполагаемой масштабностью заветного ОТВЕТА они мало что значат. К тому же большая часть из них такие, на которые лучше не находить ответы.

Ох, ЗРЯ мне мамочка ОТКРЫЛА ГЛАЗА. Лучше бы я по-прежнему пребывал в неведении. Незавидна участь марионетки, осознавшей, что ее движения обусловлены дерганьем ниток, уходящих вверх, в темноту... Осознать осознала, но освободиться-то КАК?!

Тоска и одиночество раздирают меня. Вселенская тоска по вселенскому самоопределению... Не знаю, как сказать об этом лучше.

«Ты знаешь, что теперь должен делать...» Хорошо, я попробую, только... пообещай мне кое-что... Мы войдем в тебя, но не вздумай выполнять наши истинные желания... Низменное слишком часто побеждает духовное. Соблазны сильны, зачастую СИЛЬНЕЕ.

Ради тебя же. Смотри... слушай... впитывай... Да, пусть это будет моим желанием...

Ради тебя я попытаюсь стать марионеткой, ОБОРВАВШЕЙ нити.

Ведь только тогда ты ПОЗВОЛИШЬ ВОЙТИ, ТАК ВЕДЬ?

Я уже сделал старое как Вселенная, но для каждого новорожденного разума НОВОЕ открытие, что любовь – это возможность делиться впечатлениями и обрести адекватное понимание. Но не только...

ЧЕГО ЖЕ Я ЕЩЁ НЕ ЗНАЮ О ЛЮБВИ?!

Я понял, почему моей половинки нет сейчас со мною рядом. Мы научились смотреть друг на друга. Но – не научились видеть. Может, чтобы увидеть, РАЗГЛЯДЕТЬ, нужно уметь смотреть в одном направлении?

Еще одно старое как мир, но вновь и вновь совершаемое открытие...

Что еще мне нужно знать, чтобы созреть для понимания, какая формулировка вопроса – единственно верная?.. Я точно знаю, чего НЕ ХОЧУ. Не желаю я опять оказываться в нужном месте НЕ ВОВРЕМЯ. Место-то правильное, зато сути правильной в месте как не было, так и нет...

109
{"b":"96336","o":1}