ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он только мог спросить:

– Если можно, новость номер ноль. Куда это мы с тобой собрались, собственно?

Пункт седьмой

МИР: Pt. AZURE[1]

(дата: четырнадцатое двенадцатого тысяча сто тридцать восьмого)

** О Н А

Планету Лазурную вполне можно было считать олицетворением диалектики.

С одной стороны, это экономически крепкая планета, основа благосостояния коей зиждется на преобладающем среднем классе. С другой – это последний обитаемый мир «кольца 1» в этом краю обитаемой вселенной.

Граница.

Дальше – не проходят. Дальше – только летают.

С одной стороны, мощная туристическая индустрия, филиалы трансмировых корпораций, многочисленные мульти-порты, промышленные комплексы, необозримые склады, всевозможные торговые центры, предлагающие товары «с обеих сторон»... Цветущая развитая планета.

С другой – несколько космопортов, повышенная концентрация разумных существ неземных биовидов, резервации постоянно проживающих чужаков, временные лагеря на побывке первопроходцев, учебные кампусы завербованных колонистов, припортовые кварталы с борделями и салунами, чёрный рынок запретных, опасных товаров с ТОИ стороны...

Первопроходческая инфраструктура со всеми её квазиромантичными прелестями. ФРОНТИР.

Для неё – Лазурная была последним рубежом, последней возможностью повернуть обратно. Вратами в неизвестность, где её и её спутников могло ждать все что угодно. Без ограничений. Там, где летают, а не проходят, – непредвиденность возведена в ранг закона природы.

Джосф – в одном флаконе водитель, слуга, секретарь и телохранитель Эллен (на период предстоящего полёта она целиком персонифицировалась в новообретённый сегмент и для ясности теперь отзывалась на это женское имя), уже арендовал небольшую космическую яхту первого класса комплектации (иначе и быть не могло). В своё время он также был пилотом и разбирался во всём, что можно запустить в космос. Высокопрофессиональный индив...

Да, этот организм оставался отдельным, его индивидуальность в общее сознание влиться не сумела и потому – нитью не стала. С этим досадным обстоятельством приходилось временно мириться.

По сути, это из-за эгоцентризма Джо ей пришлось решиться на небывалое коварство по отношению к равновеликим. Нейтралитет доселе соблюдался обеими сторонами неукоснительно, условная грань обоюдно дозволенного не пересекалась. Как договорились, так и «велись».

А она взяла да и склонила дочь равновеликой...

Это вышло непреднамеренно. Вначале она хотела просто прикинуться дочкой покойной Эллен Литтлсон, принять личину, используя любимую игрушку индивов – проектор. После этого проникнуть за «линию» нейтральной полосы, втереться в доверие к равновеликому; «оригинал» дочки тем временем силами исполнителей придержать где-нибудь, инспирировав соответствующие обстоятельства. Это дозволялось. Равновеликие сами постоянно, всеми способами урывали фрагменты информации. Она даже подозревала, что кусочков мозаики у них набралось столько, что почти готова цельная картина – истинный «портрет» семьи, «фото на паспорт» Я-Мы. Но равновеликих становилось всё меньше и меньше. Она же росла, увеличивалась – и потому не трогала их, просто ждала, когда равновеликих не останется вовсе. Чтобы без особых хлопот занять доселе недоступные ареалы.

Одним словом, отправляясь на поиски, посланница Я-Мы имела намерение уважить нейтралитет, который они неукоснительно соблюдали по отношению к её семье.

Уцелевших равновеликих трогать не надо, их трогать опасно. Убить сверхсущность они не сумеют, убить её уже невозможно, но существенно осложнить ей жизнь – вполне могут. Хотя бы тем, что уничтожат себя преднамеренно, до срока, ВСЕ единовременно. Тем самым лишив Я-Мы шанса заполучить информацию. Абсолютно все «устные» сведения, которые хранятся в их памяти, не передоверенные никакому другому носителю информации. Пока живёт хотя бы одно из этих «полуколлективных» существ – живы они все, и остаётся шанс УЗНАТЬ, что им было сказано вселенскими бродягами. Последнее из выживших проговорится, так или иначе, и выдаст главный секрет, прежде чем исчезнуть окончательно.

Это ЗНАНИЕ ей было необходимо как воздух птице, как вода рыбе, как земля червю, как огонь саламандре.

Сверхсущность терпеливо ходила вокруг да около, подбирала крохи информации, по биту, по слову, по пикселю... торопиться некуда – уж чего-чего, а смерти ей бояться нечего. Носителей у неё неограниченный ресурс – практически всё нынешнее и будущее человечество.

Но события внезапно приняли настолько крутой оборот, что «перемирие» пришлось нарушить.

Она хотела уважить считанных (не более десятка осталось) доживающих, хотела ждать, пока к самому последнему наконец-то явится смерть, на пороге которой он «расколется» (на этом строился её расчёт, и был он беспроигрышным, ибо она слишком хорошо знала натуру этих почти всемогущих тварей). Она хотела бы... но не во вред себе.

Единственное, что сильнее ИХ, что одолевает равновеликих одного за другим – смерть. Но – смерть не сильнее ЕЁ, Я-Мы. Она сама сильнее смерти. Однако при этом вовсе не сильнее равновеликих, боящихся смерти... парадокс, который выводил её «из себя» (как ни приблизительно и неточно это чисто индивское выражение).

У неё – другой враг. Которого ОНИ-то как раз и НЕ боятся!

То, что она неподвластна смерти, вселяло в сверхсущность уверенность. Но то, что равновеликие неподвластны её врагу, что в них есть то, чего нет в ней, – отбирало приобретённую уверенность.

С ними наверняка происходит нечто сходное, когда они думают о ней.

У каждой из сторон есть враг поверженный и враг непобедимый. (У каждого свой – с точностью до наоборот.) Это и делает их равными величинами.

В борьбе без конкурентов не обойтись. Какая ж это борьба, если отсутствует... дух соревновательности, можно так выразиться.

В этом «чемпионате» – у каждого своё преимущество и свой недостаток...

Личину Дочки она намеревалась присвоить лишь ненадолго, попользоваться и аккуратно вернуть «на место». Часть «пасьянса» сложена, но чтобы СОШЛОСЬ, ей остро необходима недостающая информация, а у кого же восполнять пробелы, как не у других членов той же «мафии»?.. С помощью периферийных сегментов она хотела подзадержать младшую, а тем временем сходить в гости к дядюшкам. Дядюшки добрые, они расскажут сказочку, и девочка уйдёт домой очень довольная. Потом кто-нибудь из дядь, конечно, обнаружит, что сказочку подслушали ДРУГИЕ уши... потом. Когда ничего изменить не сможет, когда обладательница «ушей» уже посетит искомое...

МЕСТО.

Но приближённого, преданного слугу-хранителя не обманешь. Эти сторожевые твари появляются в судьбах хозяев не вдруг, они словно предназначены для конкретного индивидуума, потому имеют мистическое чувство, нюх на аутентичность работодателя. Поэтому Джосфа, изначально запрограммированного на раболепие природной склонностью к услужению – необходимо было склонить и использовать.

НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ.

В доверие к девице втёрся и её прислужником сделался безнадёжный эгоист, он преследовал собственные цели, строил далеко идущие планы... В образовавшейся патовой ситуации она приняла дерзкое, наглое, фактически безрассудное решение: склонять хозяйку. В случае успеха память сегмента полностью перейдёт в её распоряжение, и никакой подлый индив подмены не унюхает.

ПОЛУЧИЛОСЬ. Слилась вмиг, с первого касания. Предварительно понадобилось подобраться к ней вплотную, ликвидировав единственного мужчину (склонению не поддался, себялюбец!), проверенного секс-партнёра, которому Дочка позволяла к себе притрагиваться без защитных перчаток и прочих средств контрацепции.

После обнаружения в непосредственном окружении двоих неподдельных эгоцентристов – возникло даже сомнение, что удастся быстро ВЗЯТЬ память Дочки. Если вообще удастся...

вернуться

1

Pt. (будущ.) – устоявшееся сокращённое написание часто используемого слова Planet (планета).

40
{"b":"96336","o":1}