ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот вам, вот вам, гады! Вот вам! Будьте вы прокляты!!!

... Несколько минут спустя совершенно очумевший Макс вопросил у себя: «ЧТО ЭТО БЫЛО???» – и растерянно огляделся по сторонам. «Я же всего-навсего хотел поговорить с главным прессером... рассказать, что удалось найти храм...»

Внизу проносились безбрежные волны океана. Вокруг и сверху свистел воздух. Далеко позади в голубое небо вздымались клубы густого, чёрного как вакуум дыма.

– Что это было? – переспросил себя Макс. – Куда я попал? – и повернул голову, чтобы вновь посмотреть вперёд... последнее, что он успел увидеть, было ярчайшей, словно солнце в полуденном зените, ВСПЫШКОЙ.

Солнце рухнуло с небес точнёхонько на колпак флайера.

Пункт двадцать первый

МИР: ЧЕРТ ЗНАЕТ ГДЕ

(дата: и только ему же известно, когда)

** О Н

Заранее застонав, в предвкушении сильнейшей боли, Макс попытался сесть... Странно, боли не было. Ни сильной во всем теле, которую он ждал и к которой был вроде бы готов, насколько к этому вообще можно подготовиться. Ни боли в сожжённом плече, которое, похоже, профессионально подлечили. Даже голова не болела, и этот факт вообще был из области фантастики.

Голова была ясной и чистой и хранила все необходимые воспоминания. Сумев приподняться, он сидел на узкой, военного образца, койке и вспоминал последние события, которые, надо отдать им должное, исчезать в глубинах беспамятства и не намеревались.

Он нёсся на полном вперёд, прочь от острова, удирая во флайере шефа... к Генеральному на приём он явился, чтобы рапортовать о выполнении задания... но Директора убили сектора Ямы, заклятой вражины человечества, его же, лучшего спецагента прессеров Макса Отто по прозвищу «Эмберг» – хотели подставить... свершилось самое страшное, самое отвратительное – нити Секты проникли внутрь ПРЕС-Са, опутали высшее руководство и удушили Гендиректора. Потому что склонить САМОГО – им не светило ни в коем случае! Величайший борец с тоталитаризмом просто НЕ МОГ окончить свою жизнь столь бесславно...

Уцелевший спецагент Макс оторвался от погони, оставив позади разгромленных адептов вражины, но... лоб в лоб ему внезапно выскочил из поднебесья орбитальный истребитель и остановил побег радикально и решительно, прямой наводкой влепив импульс в колпак.

И вот Макс очнулся.

И обнаружил, что валяется на койке.

Комнатка оказалась миниатюрной. Две узкие откидные койки, откидной же столик, стенной шкафчик для одежды. Ни санитарных удобств, ни грана комфорта. Только самое необходимое.

В дверь негромко постучали. Стучатся – значит, не тюрьма?..

– Да, – тоже негромко отозвался Макс.

Дверь неторопливо отодвинулась, вошёл невысокого роста худой парнишка лет двадцати, никак не старше. Серый простенький комбинезон, серые ботинки, серая шапочка без козырька, этакий куполок. Ни эмблем, ни знаков отличия.

– Я пришёл за вами. У нас скоро переход... в это время необходимо находиться в специальном устройстве.

«Ага, значит, это звездолёт... А что означает эта маленькая пауза в сообщении?»

Парнишка выжидающе смотрел на Макса живыми, быстрыми карими глазами. У одурманенных секторов глаза мутные, «нездешние»... странно. Неужели МИССИОНЕР собственной персоной?! Первый ЖИВОЙ месер, который скрестил взгляды с живым прессером... Историческая встреча!

– Да, конечно...

Макс поднялся. С удовлетворением ощутил, что не качается и голова у него не кружится. Чудеса! От такого удара в голове должны были извилины разгладиться, а стенки черепа сморщиться.

Одежда из шкафчика оказалась впору, точно по размеру. Захватили специально для него?.. Почему нет? Если они сумели вычислить тайную резиденцию Гендиректора, сумели захватить его самого... Отчего бы им не прихватить комбезик по размеру?

– Что ж, смокинг в порядке, можно и на бал, – сказал он неестественно весело. Но шутка «не прошла».

– Пойдёмте.

Ни тени улыбки на личике месера. «М-да-а. Если верно утверждение, что чувство юмора последним оставляет человека, то ЭТОТ, похоже, – нелюдь стопроцентный...»

Глаза у парня бегали, а вот «мимика лица» – оставалась застывшей, полностью неизменной. Словно не лицо у человека, а неподвижная, выполненная в форме лица маска, сквозь которую пробивается живой взгляд...

Они вышли в узкий коридор, прошествовали по нему, мимо тянущихся с обеих сторон верениц дверей, и попали в большой круглый зал.

Помещение очень напоминало спальную комнату детского сада, только вместо кроваток концентрическими окружностями стояли сферические прозрачные «аквариумы», наполненные жидкостью. Ровно такого размера, чтобы вместить взрослое человеческое тело в «позе эмбриона».

Именно человеческие тела в них и содержались. В упомянутой позе. Много. Женские и мужские. Чёрные, розовые, белые, смуглые, шоколадные, лимонно-жёлтые, красноватые... Десятки, если не сотни. «Ничего себе коллекция подобралась!»

– Вы не хотите задать вопросы? – спросил кареглазый парень; пока Макс пялился, он отошёл к одной из немногих пустых ёмкостей и теперь чем-то там манипулировал.

А вы ответите?

Вы правы. На базе с этим справятся лучше.

Значит, мы летим на базу?

– Мы не летим, мы... э-э, перемещаемся. На базу, да. «Сплошная „техногенка“ кругом... средства ПРЕС-Са, а не

Секты. Яма использует машинерию только в исключительных случаях, «трофейную»... Ещё Избранные не прочь побаловаться «биогенкой», между прочим. Но и машин не чураются».

В таком случае я потерплю.

Вы можете пока раздеться.

Уже?

Уже.

Стоило одеваться?

Никогда об этом не думал.

Правда?

Пока они так вот «по-дружески» болтали, Макс разделся.

Готовы?

Похоже на то.

Забирайтесь внутрь, затем постарайтесь принять позу... вы видели, какую.

А дышать?

Будете дышать водой.

Я не смогу.

«Куда ж это нас зашвырнёт, если такие хитрые подготовительные мероприятия нужны... даже представить невозможно! Точнее, что угодно представить можно. Вплоть до того, что это не звездолёт, а... миролёт какой-то. Сейчас ка-ак за-проторимся в параллельную Вселенную... или перпендикулярную?»

Сможете. Когда закончится воздух, вы сделаете рефлекторный вдох. Совет: перед тем как капсула наполнится, выдохните всё из лёгких, иначе остатки воздуха могут доставить вам... неприятные моменты. Убить вас это не убьёт, но настроение подпортит.

Спасибо за заботу.

«Какого чёрта он постоянно делает паузы?! Такое ощущение, что текст ему проговаривают в ухо, чтобы он мне передавал его, и время от времени случаются помехи трансляции...»

– Кстати, биоактивная среда по ходу корректирует здоровье. Так что считайте, что вы... в санатории на водах.

«В санатории на водах...» Ну и ветхозаветная фразочка в устах... э-э, военного пилота??? Услыхав этот архаичный оборот, Макс почему-то моментально успокоился и без внутренней дрожи улёгся на дно саркофага. ВСЁ ЭТО БРЕД. Он просто треснулся башкой и валяется без сознания, а подсознание выдаёт глюки на полный вперёд. Или помер уже, и это – чистилище. Помоют сейчас вот, дыхание сопрут окончательно, и – дальше по этапу отгрузят... ПЕРЕМЕСТЯТ.

«Блин, а мне казалось, что черти рогатые и свиноры-лые... у этого вьюноша вполне симпатичная физиономия человека».

Крышка опустилась, и начала поступать «вода». Она заполняла капсулу вертикально, снизу, словно лекарство цилиндр шприца. Вот только поршня не видать... Когда же уровень поднялся к голове, Макс выдохнул весь воздух. Вода была приятно тёплой и немного «мягкой» на ощупь и вкус. Несмотря на все доводы разума, что убить его могли и менее хлопотным способом, снова вдохнул он только после того, как в глазах появились круги от нехватки кислорода... Никаких ощущений. Абсолютно! В точности так же дышится воздухом. Разве что лёгкое покалывание по всему телу, но это даже приятно.

95
{"b":"96336","o":1}