ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не менее неожиданным может оказаться поведение человека, который ожидает от будущего одной ситуации, но получает нечто противоположное ожидаемому. При этом он может стать неадекватно агрессивным, и для человека, который осознает происходящие события достаточно отстраненно, такого рода поведение выглядит неожиданно, и для здравого рассудка не вполне понятно. Можно рассматривать еще множество других примеров, но все они имеют один механизм: на событие или ситуацию, которая имеется в настоящее время, накладывается нечто другое из прошлого или ожидаемого будущего. Но есть еще одна причина, извращающая поведение человека, – это состояние готовности человека к какому-либо действию или внутреннему процессу. В этот период он может совершенно неадекватно реагировать на события, которые не имеют отношение к цели его состояния готовности. Предположим, студент, перед тем как зайти в кабинет профессора для сдачи экзамена, хорошо и долго готовился к этому. Перед входом в кабинет он чувствует себя заполненным необходимой информацией до краев. Это состояние похоже на удерживание в равновесии сосуда, заполненного жидкостью, когда любой толчок может ее расплескать. И таким толчком может быть вопрос его товарища, который, предположим, хочет пополнить свои недостающие знания. И его вопрос будет совершенно несвоевременным и вызовет в лучшем случае раздражение, а спрашивающий не понимает, почему его вполне корректный вопрос вызвал агрессию.

И, конечно же, на человека почти непреодолимо влияют гормональные бури, которые в некоторых случаях катастрофически воздействуют на состояние его сознания, делая его узким и односторонним или же пассивным и безразличным. Это тоже патология, но такая, с которой люди смирились как с неизбежным и поэтому отнесли ее к категории условной нормы. А где у человека норма, а где патология, как нам найти ее, эту норму, когда множество всевозможных причин расщепляют сознание и искажают ее?

Но расщепление сознания может быть вызвано и другими причинами. Человек живет в многомерном мире, каждый из которых населен сущностями, претендующими на реализацию в мире людей, и для этого они предпочитают использовать человека, а не какое-либо другое существо. Человек не осознает их воздействие в связи с тем, что он привык присваивать себе различные состояния и эмоции, которые в действительности ему не принадлежат. В том случае, если бы человек мог различать то, что ему принадлежит, и то, что ему не принадлежит, он сумел бы распознать постороннее влияние и как-то противостоять ему, чтобы быть адекватным в соответствующих условиях.

И еще, человек – существо двойственное. Внешняя его оболочка, состоящая из физического тела, витала и ментала, принадлежит внешнему миру, а внутренняя, истинная часть принадлежит высочайшим мирам истины. И, конечно же, в этом случае происходит наложение влияния внутренней истинной части человеческого существа на реакции внешней его части, что также меняет его отношение к происходящим событиям и его поведение. В том случае, когда человек избирает внутренний путь истины и целиком подчиняет себя духовной работе, он начинает жить по своим внутренним законам, не вполне понятным для обычных людей. Для непосвященных он может выглядеть как человек со странностями, слова и дела которого не соответствуют норме.

Можно думать, что расщепление сознания происходит на границе осознаваемого и неосознаваемого. То, что человек осознает, становится возможным для его управления. Разумеется, это происходит только в том случае, когда он не захвачен каким-либо состоянием. Но и неосознаваемое им может захватить его сознание и подчинить его поведение себе. Таким образом, для того, чтобы быть свободным от воздействий различного рода сил, необходимо быть максимально сознательным и исследовать прежде не осознаваемые любые состояния и побуждения, которые пытаются руководить нами. Только в этом случае мы можем осознавать реальность, пытающуюся овладеть нашим сознанием, и освободиться от влияния всевозможных сил низшей природы.

14    БРАТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ НА СЕБЯ

Взять ответственность на себя – это не только стремиться отвечать за свои дела и принятые решения, но и стремление не следовать бездумно за авторитетами, не искать опору для своих мнений и даже для своего мировоззрения в мнениях и знаниях других людей, не быть слишком доверчивым. Истинная опора для человека может быть только в нем самом, потому что все остальное для него непредсказуемо. Мы ищем примеры искренности, чистоты, силы, мудрости, постоянства и т. д. среди людей и, найдя, делаем их своими кумирами и разочаровываемся в них, если они однажды не оправдают наших надежд. Мы с удовольствием читаем "Чайку по имени Джонатан Ливингстон", "Мост через вечность" Ричарда Баха, и в нашей душе поднимается восторг и нежность. Теперь автор этих произведений становится для нас примером прекрасного, необычного, становится нашей надеждой на исполнение мечты и тайных стремлений. Мы получаем в его лице опору нашим слабым возможностям, надежду в преодолении наших неуверенностей. Мы лелеем его в своем сердце. Если есть такие люди, следовательно, и мы можем быть такими же. Но обычно на этой стадии все останавливается. Зачем нам прилагать усилия, когда это уже достигнуто другими, когда нам есть на кого молиться или перед кем преклоняться? Но вдруг мы узнаем, что Ричард Бах расстается с Лесли, и что его не интересует ровным счетом ничего, кроме его самолетов. Но это невозможно! Какое он имеет на это право! У нас возникает чувство, что Бах предал нас. Ну как он мог так поступить? Он что, не знает, что приручил нас, своих читателей, как Маленький Принц приручил розу?! Мы лелеем своих кумиров, но мы не прощаем им слабости. Любя поэзию или музыку, мы неожиданно для себя узнаем, что наш любимый поэт или композитор был в чем-то не так высок, как в своих произведениях, и отворачиваемся от них, потому что не можем позволить гениям быть еще и людьми. Если бы это было в наших силах, то мы гениев и тех, кого мы называем нашими учителями, держали бы в золотых клетках и не позволяли бы им своевольничать. Мы ищем прекрасное во внешнем мире, забывая о том, что оно только отражение прекрасного, находящегося в нашем сердце. Но мы не можем взять ответственность на себя за выражение этого прекрасного и за удержание его в чистоте, и поэтому требуем от людей, в которых это прекрасное проявилось, чтобы они оставались на высоте наших ожиданий. Мы ищем себе лидеров, которые вели бы нас в наше счастливое будущее, и бываем недовольны, когда нас заводят туда, куда мы и не стремились. Мы не хотим брать ответственность на себя даже в своих ошибках и ищем причины наших неудач в ком-то или в чем-то, за пределами нас самих. Мы не свободны в наших мнениях и предпочтениях и спешим получить совет у других, которые в этом вопросе могут быть для нас авторитетами. Мы выбираем то, что выбирают другие, и не решаемся быть оригинальными, потому что боимся осуждения.

И все это делает нас зависимыми от окружающего, потому что мы не можем обойтись не только без внешней опоры в чем-либо, но мы не можем обойтись даже без "мальчика для битья". Мы не можем брать прекрасное и истинное, если находим его в безобразном и ложном, нам как слепым, требуется поводырь, хотя мы знаем направление нашего пути. Мы особенно ясно осознаем все уродливое и несовершенное, и не потому, что хотели бы трансформировать его, а для того, чтобы осудить его. Мы забываем о том, что подобное тянется к подобному, и наши внутренние несовершенства направляют наше внимание к несовершенствам внешнего мира. Не следует ли из всего сказанного, что мы не берем ответственность на себя, потому что не уверены в себе, потому что не хотим приложить достаточно усилий, чтобы достичь того, что действительно необходимо для нас, потому что не доверяем истине, которую носим в своем сердце. Возможно, наше сознание узко, потому что границы его восприятия очерчены теми, кому мы доверили себя. Человек должен быть свободен в своем стремлении к истине, и никакие авторитеты не должны маячить перед его глазами, чтобы не закрывать путь, который предназначен только для него.

10
{"b":"97349","o":1}