ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 5

Римус был сам на себя не похож. Чёрт, что за дурная мысль? Конечно, похож, просто Гарри его запомнил совсем иным. Он умер за год до «Битвы», а это случилось… случится… да чтож такое. Чтобы не путаться — случилось! Так вот это случилось через девять лет. Глупо звучит. За эти годы он очень сильно постарел. Римус вообще обладал ранней сединой, из-за своего проклятия. Его волосы стали терять цвет ещё в школе, и если сейчас светло-каштановые пряди были «украшены» только несколькими белоснежными прядями, то перед смертью его голова была практически белая. Странно, но сейчас на лице у оборотня была щетина. Во время войны он, по неясным причинам, брился ежедневно. Но, надо признать ему шла лёгкая небритость. А вот карие глаза ни чуть не изменились. Да и куда им меняться? Непробиваемая тоска и грусть не покидают этот взор с тех пор, как он потерял первых друзей, а это произошло уже давно. И не покинут.

Задать свой вопрос Гарри не успел. Сначала раздался протяжный стон, а потом на полу зашевелилась оглушенная Люпином девушка.

— Погоди пока с вопросом, — попросил Римус, опуская палочку. Он подошел, поднял девушку на руки и осторожно уложил её на диван, даже слишком осторожно, особенно если вспомнить, как он её приложил рукоятью ножа.

Отойдя на пару шагов, Люпин присел на корточки, внимательно смотря на потихоньку очухивающуюся девушку. Поттер же, поняв, что спрашивать сейчас попросту бесполезно, поманил к себе кресло, после чего уселся рядом с Римусом.

— А дальше? — произнёс Гарри.

— Дальше? — непонимающе переспросил оборотень, повернув голову в сторону Поттера.

— Очнётся она — и что ты будешь делать дальше? Вообще по правилам надо вызвать…

— Я знаю правила! — резко перебил его Люпин. — Сам не один год проработал в министерстве.

Собеседники (если их так можно назвать) опять замолчали, девушка же в это время приняла сидячее положение, при этом не отрывая взгляда от Гарри и усиленно потирая пострадавший затылок (будто это он, а не Люпин её ударил).

— Откуда ты знаешь правила? — неожиданно спросил Римус.

Гарри задумался лишь на секунду, после чего спокойно ответил:

— Я был знаком с одним аврором. Он мне много чего рассказал и показал.

— Заметно, — кивок в сторону связанного оборотня.

— Ненавижу оборотней, — зло произнес Поттер, но, заметив, как напрягся Люпин, добавил: — я имел в виду сражаться с оборотнями. Слишком быстрые.

— Ты кто такой?!! — в бешенстве вскричала полностью пришедшая в себя девушка.

— Гарри, — невозмутимо отозвался Поттер.

— Откуда ты взялся???

Парень молча указал пальцем на дверь.

— Ты меня за дуру считаешь?! — голос девушки сорвался на визг, заставив Гарри невольно поморщиться.

— Нет, — совершенно искренне ответил Поттер. — Кое-чему подучить — и из тебя получится превосходный вербовщик. Для работы с кадрами ты подходишь идеально.

После этих слов ведунья стала походить на самую обычную девчонку. Она растерянно захлопала глазами, пару раз открыла рот, собираясь что-то сказать, но так ничего и не произнесла. Слишком неожиданным для неё было услышанное заявление.

— Так что дальше? — парень обратил свой взор на Люпина.

Оборотень бросил быстрый взгляд на Поттера, и, судя по тому, как он едва заметно напрягся, Римус решил соврать. Он и впрямь начал говорить какую-то чушь, которую парень просто пропустил мимо ушей. Вместо этого он воспользовался блокологией.

По некоторым отрывочным мыслям Гарри понял, что Люпин собирался попросту отпустить девушку, правда, из-за чего он хотел так поступить, Поттер разобрать не сумел. У оборотней был слишком сильный природный иммунитет ко многому, в том числе и к блокологии. А если совсем точно, они обладали впечатляющими способностями в защите разума. Без волшебной палочки полностью прочитать мысли оборотней попросту невозможно. Гарри и так повезло, что он сумел понять хоть что-то, в большинстве случаев не получалось добиться и этого. Видимо, Римус был просто слишком взволнован, и это ослабило его природный барьер, бдительно охраняющий сознание.

— Хватит врать, — грубо прервал Поттер безостановочно говорившего оборотня, после чего повернулся к девушке: — Можешь идти, но позволь дать тебе маленький совет. Поменяй стороны, пока не поздно. Если у тебя хватит ума сделать это, то меня, скорее всего, можно будет найти в Хогвартсе. Если же нет, то поищи через недавно открывшийся в Хогсмиде магазин. Я смогу тебе помочь, всё зависит только от тебя. Теперь иди.

Девушка уставилась на Поттера как на полного психа. Но, видимо, доверившись своим внутренним ощущениям, поняла, что парень не шутит, сдавленно пискнула, закрыла глаза и сжалась в комок на диване, боясь даже пошевелиться. Люпин тоже доверял своим чувствам, поэтому сейчас Гарри оказался вновь под прицелом палочки оборотня. Римуса сложно было так просто испугать, но даже ему стало не по себе.

Парень невесело усмехнулся. Он ведь просто показал ЧАСТЬ себя, другого себя.

Поттер ненавидел свою вторую половину, но ему приходилось терпеть её. Она появилась почти сразу после смерти Седрика, на его четвёртом курсе (точнее, она стала ощутимой, а вообще же, наверное, была с ним лет с двух, если не меньше).

Медленно и незаметно она росла, развивалась, становилась сильнее и в один «прекрасный» момент едва не сделала из Поттера второго Воландеморта. Нет, это было не раздвоение личности, это было (и есть) совсем другое. Все отрицательные чувства, такие как злоба, ненависть, страх, ярость, отчаяние, — они медленно накапливались на задворках сознания. А когда стали достаточно сильны, начали незаметно воздействовать на поступки, совершаемые Поттером. Из-за их воздействия был убит (по-настоящему холоднокровно, а не случайно, как произошло с Квиреллом на его первом курсе) пожиратель, самый первый в череде последующих. По началу, когда Гарри нужна была информация, он действовал гуманно, старался получить её у союзников или уговорить пойманных врагов рассказать ему добровольно (просто смешно). Потом были первые испуганные попытки незаконно напоить пожирателей сывороткой правды, а если она по каким-то причинам не действовала, стирать память и надеяться, что никто ничего не заметит. Дальше, всё так же под воздействием не прекращающего роста отрицательных эмоций, Поттеру пришла в голову достаточно простая мысль: а почему бы не попробовать заклинание «Круцио»?

19
{"b":"98228","o":1}