ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 6

— Я убью его! — с ненавистью в голосе произнес Альфред, прижимая к груди плачущую Амелию, Амелию Гибнс.

На это заявление, до этого молчавший, Драко лишь презрительно фыркнул. Дело происходило в гостиной факультета Слизерен, причем здесь собрались абсолютно все от пятого до седьмого курса. У кого были метки, все были здесь.

— Ты видел, каким Круциатусом я его шарахнул? — спросил Малфой.

— Видел — мрачно ответил Альфред.

— И что же? Единственное, что он сделал, так это покачнулся, да и то лишь от попадания луча.

Всё удрученно замолчали. Новый учитель оказался сущим монстром, Слизеренцы едва не завыли во весь голос, когда в конце шестичасовой пытки мистер Уайт заявил, что отныне все уроки Защиты будет вести он.

— Нам конец — убито произнес Арон. — Этот псих нас прикончит.

— Я не пойму, кто он? — опять заговорил Драко. — Откуда он вообще взялся? Почему Дамблдор позволил ему учить нас? Да ему же убить кого-нибудь всё равно, что чаю попить!

— Извращенец он! — на секунду отстранив заплаканное лицо от груди своего парня, произнесла Амелия и тут же вновь уткнулась обратно.

— Сама виновата — зло бросил Драко. — Нечего было трясти своими грудями перед его рожей.

— Да как ты… — начал, было, Альфред, но Малфой не дал ему закончить:

— Заткнись! Радуйся, что твою девку не трахнули прямо у тебя перед глазами на столе. С этого психа станется.

— Может просто не ходить на его уроки? — с робкой надеждой в голосе спросил Уоррен.

— Даже не думай об этом! — едва ли не истерично воскликнул Драко. — Мне эта мысль пришла в голову ещё на факультативе, и этот Уайт, я готов поспорить, понял, о чем я думаю. Так вот, улыбка, проступившая в тот момент на его лице, не предвещает ничего хорошего. Я даже думать боюсь, что он придумает, если мы не придем.

— Дамблдор не позволит — не слишком уверенно произнесла Дара.

Драко посмотрел на неё едва ли не с сочувствием.

— Начни он нас убивать максимум, что сделает наш драгоценный директор, так это попросит прибрать то, что от нас останется. Вы, кажется, не понимаете, что означает рисунок на вашем плече, которым вы так гордитесь. Приди сюда хотя бы один аврор и прикажи факультету Слизерена продемонстрировать свои плечи, и все мы с пятого по седьмой курс полным составом отправимся в Азкабан. Это, конечно, в том случаи, если переживем допрос Авроров.

— Темный Лорд не позволит — опять не слишком уверенно произнесла Дара.

— Позволит и ещё как. Мы не стали настоящими Пожирателями Смерти и пока не представляем собой особой ценности. Даже метки на наши плечи поставили лишь для того, чтобы посмотреть, как мы справимся с этой ношей, а если нас посадят в Азкабан, это будет верный признак того, что мы не справились.

— Так что же нам делать? — подал голос Эндрю. — Я не хочу опять испытывать на себе его Круциатус, уж лучше пусть он меня сразу убьёт, чем ещё раз испытать такую боль.

— Да он держал тебя под заклинанием всего-то несколько секунд — почти презрительно бросил Драко.

— Я бы посмотрел на тебя, если бы ты в эти секунды оказался на моем месте — мрачно произнес Эндрю. — Думаешь, мне впервой доводиться испытывать на себе это заклинание?

Малфой оставил вопрос без ответа. На риторические вопросы отвечают только идиоты, или люди желающие выставить себя такими.

— У остальных факультетов тоже сегодня были дополнительные уроки по Защите — неожиданно подал голос какой-то пятикурсник. — Только они занимались лишь на протяжении двух, часов и вела у них профессор Тонкс со своим ассистентом.

— Значит, этого психа натравили на нас специально — убито произнес Драко.

— Почему он не скажет Дамблдору про наши метки? — подал голос Роберт Анклив, так же присутствующий на сегодняшнем занятии у мистера Уайта.

— Думаешь Дамблдор о них не догадывается? — вопросом на вопрос ответил Эндрю. — Старик слишком мягкий чтобы выставить нас за стены школы или отдать в руки Авроров.

— Зато этот Уайт может организовать нам свидание с представителями закона — мрачно произнес Малфой.

— Я так не думаю — неожиданно для всех сказала Мишель Ротман. Все невольно притихли. Эта девушка редко говорила, но если говорила, то к её словам всегда прислушивались.

— Ты думаешь, он не расскажет про нас Аврорам? — несколько удивленно спросил Альфред.

— Нет.

— Почему?

Девушка на секунду прикрыла свои черные как угольки глаза, а потом, открыв их, заговорила:

— Вы разве не заметили, как он себя ведёт? Как смотрит? Что говорит? Он молодой, но непростительными заклинаниями пользуется легче, чем многие семикурсники обыкновенным разоружающим проклятьем. Чудовищной силы Круциатуса Драко он вообще, по-моему, не заметил бы, если луч заклинания не толкнула его в спину. Все руки у него покрыты шрамами, а я даже не могу понять, какие заклинания оставили те или иные отметины. Специализируясь на медицине единственные шрамы, которые мне известны, были нанесены с помощью заклинания Секо, а об остальных я не имею не малейшего представления. Вы видите, как он одет? Это же просто вызов всем правилам. Читали надпись на его футболки? Он же совершенно не боится смерти.

Этому Уайту безразлично умрет он сейчас или через восемьдесят лет. И всё что он делал на уроке…Он ведь явно пытался натолкнуть нас на какие-то мысли.

— Какие?

— А вот это нам предстоит ещё понять, и, пока мы не поймем, пощады от этого человека можете не ждать.

— Ну и как всё прошло? — спросил Дамблдор, едва Гарри устало плюхнулся в кресло.

Парень ответил не сразу. Некоторое время он задумчиво смотрел на спокойного Дамблдора, а потом неожиданно вместо ответа задал свой вопрос:

— Почему ты мне поверил?

Альбус не стал уточнять смысл этого вопроса, для него и так всё было ясно.

Выбравшись из- за стола, он медленно подошёл к фениксу и, секунду постояв рядом, ласково погладил его. Потом так же неспешно подошёл к Гарри и сел в кресло, стоящее рядом с креслом парня.

— Я эмпат, я блоколог, я старик, у меня есть Хогвартс, у меня есть феникс и у меня есть вера в людей.

Дамблдор — эмпат? Вот уж действительно есть ещё вещи на белом свете, которые способны удивлять. Такой подробности Гарри о старике не знал, но теперь с ним нужно было вести себя ещё более аккуратно. И становилось понятно, почему учителя так спокойно приняли его, директор просто не дал им возможности испытать собственные эмоции, подавив их на корню. С блокологом, стариком, фениксом и верой тоже все понятно, но что он имел ввиду под словом Хогвартс?

35
{"b":"98228","o":1}