ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эллен Сандерс

Однажды в Амстердаме

1

– Фрэнсис, обещаю, ты пожалеешь об этом!

– Микки, надеюсь, это не угроза? – с ехидной полуулыбкой уверенной в собственной красоте женщины спросила она у своего продюсера.

Вернее, у бывшего продюсера. Ровно десять минут назад Фрэнсис Симпсон объявила, что уходит из популярной музыкальной группы «Санни доллс». «Солнечные куколки» представляли собой типичный девичий коллектив: три сексуальные красотки в мини: брюнетка, блондинка и рыжая. Фрэнсис Симпсон была как раз рыженькой. Правда, природа ее наградила более тривиальным цветом волос – русым. Однако по указке Микки Родригеса, взявшего под свое крылышко сладкоголосых «солнечных куколок», Фрэнсис сменила русый оттенок на ярко-рыжий.

Сменой цвета волос дело не закончилось. На протяжении шести лет сотрудничества продюсерской компании Родригеса и группы Фрэнсис изменилась почти до неузнаваемости. Правда, если судить по искренним восторгам бывших одноклассников Фрэнсис и ее матери, навещавшей дочь лишь в рождественские праздники, Микки сотворил чудо. Он подобно Пигмалиону, создавшему Галатею, высек из монолитного камня прекрасную статую богини.

Фрэнсис могла похвалиться идеальными параметрами фотомодели. Сухие цифры 90–60 – 90 мало скажут об истинной красоте Фрэнсис Симпсон. Полная упругая грудь, обтянутая псевдодешевой трикотажной майкой от «Дольче и Габбана», в сочетании с тонкой талией и стройными бедрами, которыми Фрэнсис научилась так покачивать при ходьбе, что мужчины буквально истекали слюной, вывела начинающую солистку поп-группы на шестую строчку рейтинга самых сексуальных женщин Америки.

Когда «Санни доллс» обрели известность и попали в хит-парады ведущих радиостанций, у Фрэнсис появились и новые привычки. Она совершенно искренне полюбила крупные украшения. Не обязательно с драгоценными камнями – бижутерия порой смотрелась еще выигрышнее. Сверкающие стразы, бисер, блестящие кольца серег, многочисленные браслеты – Фрэнсис превратилась в самую настоящую куклу. Впрочем, подруги по группе не отставали.

«Звездность» приносила не только деньги, но и невыносимую усталость. Концертам в ночных клубах и на частных вечеринках не было конца и края. Фрэнсис забыла о том, что такое крепкий, здоровый сон. Что уж говорить об общении со старыми друзьями! На это времени катастрофически не хватало. Как, впрочем, и на постоянного бойфренда. Вакантное место то и дело занималось очередным поклонником.

Причем в один прекрасный – или не очень – момент Фрэнсис осознала, что к своим двадцати пяти годам она превратилась в самую настоящую прожженную и циничную стерву. Разве толщина кошелька очередного поклонника не становилась для нее определяющим аргументом для принятия решения идти или нет на свидание?

– Милая, – Микки сменил тон и с отеческой лаской погладил подопечную по спине, – я понимаю, ты устала, но это вовсе не означает, что ты должна все бросить.

– Я больше не могу... нет, не хочу прыгать по сцене, как заведенный кролик, и посылать в толпу похотливых подростков воздушные поцелуйчики!

Микки недовольно сдвинул брови и с укором посмотрел на строптивую солистку. Похоже, пряником положение не спасти. Придется взяться за кнут. Ох как ему не хотелось припирать Фрэнсис к стенке! Какая муха ее укусила?

«Санни доллс» были сейчас на самом пике популярности. Второй диск стал платиновым. Миллионный экземпляр продали уже в первую неделю. Хит «Побудь со мной» крутили все радиостанции. Незамысловатую песенку напевали все от мала до велика. Родригес всерьез подумывал о европейском турне. При нормальной раскрутке и грамотной рекламной кампании его куколки покорят Старый Свет еще быстрее, чем избалованные Штаты.

Фрэнсис скрестила на груди руки и откинулась на спинку кресла. Подумать только, как она изменилась за шесть лет! Когда ей было восемнадцать и она впервые пришла в кабинет Родригеса, у нее дрожали коленки и срывался голос. Она едва не лишилась чувств, когда узнала, что прошла кастинг и ее вместе с Вэлери и Кортни взяли в новую группу. Как же они тогда были счастливы! Им казалось, что сбылась их самая заветная мечта. Что большего и желать нельзя. Они станут знаменитыми, богатыми и желанными. Миллионы мужчин будут мечтать о них по ночам. Золушки превратились в сказочных принцесс... Вот только часики тикали, и полночь оказалась не столь далекой.

Фрэнсис стала другой. От благоговейного трепета перед всемогущим продюсером остались лишь воспоминания. Они с Микки давно стали добрыми друзьями. Пожалуй, Микки Родригес был и остался единственным мужчиной, равнодушным к чарам своих «куколок». Кроме того, в компании продюсера девушки могли появляться на светских раутах без опасения, что наутро все желтые газеты запестрят заголовками о том, что у кого-то из них появился новый бойфренд. Журналистам оставалось лишь кусать локти от досады и искать для своих сенсаций других знаменитостей.

О безупречности репутации своих подопечных Микки заботился лично. Пусть Вэлери, Фрэнсис и Кортни вызывают желание... но остаются недоступными богинями. Разумеется, Микки не запрещал им встречаться с мужчинами. Однако в контракте, который девушки заключили с продюсерской компанией Родригеса еще шесть лет назад, имелось целых четырнадцать пунктов, касавшихся их личной жизни и имиджа. Они не имели права выходить замуж и рожать детей. Более того, без согласования с продюсером, под страхом позорного изгнания из группы, а следовательно, и со звездного небосклона, девушки не могли стричь и красить волосы, делать татуировки или пирсинг, поправляться или худеть... Они и в самом деле были куклами. Безвольными марионетками, которых Родригес дергал за ниточки.

– Фрэнсис, ты не можешь уйти сейчас, – категорично заявил Миккки таким тоном, словно обсуждать больше ничего не собирался.

Однако Фрэнсис считала иначе.

– Я хочу жить нормальной жизнью. Мне двадцать пять. Кто-то, возможно, скажет, что это не возраст для современной женщины. Что у меня еще все впереди. Что я успею создать семью, родить детей и превратиться в образцовую домохозяйку. Но знаешь, Микки, я чувствую себя древней старухой. Когда я общаюсь со сверстниками, у меня создается впечатление, что я на полвека их старше. Все их проблемы, мечты, жалобы и хвастовство кажутся мне детским лепетом. Я устала.

– Фрэнсис, я согласен, что последние полгода выдались нелегкими. Вы с утра до ночи работали в студии, записывая новый альбом, вечерами давали концерты... Все это выматывает. Признаться, я тоже устал.

– Неужели? С чего бы это? Небось устал считать денежки, которые мы тебе принесли!

– Фрэнсис, не забывай, что это я создал вас. Кем вы были? Обычными выпускницами школ Лос-Анджелеса. Кто вас знал? Как же ты быстро забыла, кем была до того, как я превратил тебя в...

– ...В дойную корову, – перебила его Фрэнсис.

– ...в бриллиант, – обиженно закончил фразу Микки. – Вы были самыми обычными, рядовыми девчонками со смазливыми мордашками и неплохими голосами. Таких, как вы, сотни и тысячи. Все они мечтали оказаться на твоем месте...

– В таком случае тебе не составит большого труда найти мне замену. В чем проблема? Объяви кастинг на мое место – и все дела. Уверена, не пройдет и недели, как «Санни доллс» появятся на всех экранах в новом составе.

– Мы уже напечатали афиши с твоей фотографией.

– Вычти из моего последнего гонорара стоимость нового тиража, – как ни в чем не бывало парировала Фрэнсис.

– А как же турне? Ты не можешь уйти сейчас. Вэлери и Кортни не простят, если группа развалится по твоей вине. – Последние слова Микки произнес с особым чувством.

Стрела попала в цель. Фрэнсис искренне встревожилась за судьбу подруг. Каждый выбирает для себя жизненный путь. В одно утро она проснулась с мыслью, что идет вовсе не в ту сторону, в которую хочет. «Санни доллс», слащавые песенки о любви, бесконечные фотосессии для мужских журналов и заказные концерты выжимали из нее все соки. Дни пролетали так быстро и незаметно, что у Фрэнсис не оставалось времени даже на то, чтобы подумать о своем будущем.

1
{"b":"99500","o":1}